InvestFuture

«Наша опционная программа не была рассчитана на долгосрочную мотивацию»

Прочитали: 49

— «Ростелеком» обеспечивал трансляцию с камер видеонаблюдения во время выборов президента РФ. Выборы прошли, а камеры остались, какие есть планы их дальнейшего использования?

— Основная ценность — это каналы связи, которые мы прокладывали до избирательных участков, компьютеры и дата-центры. Всю эту инфраструктуру можно использовать как для реализации масштабных государственных проектов, так и на местном уровне. В июле мы организовывали трансляцию выборов мэров в Омске и Красноярске. Сейчас обсуждается вопрос о трансляциях во время единого дня голосования. Этот проект можно расширять и дальше в сторону «электронной демократии» — добавлять программы кандидатов, их видеообращения, выкладывать записи дебатов и многое другое. Но мы не идеологи этого проекта, а технические исполнители. Если соответствующие государственные органы будут проявлять интерес к расширению функционала, мы, конечно, готовы в этом участвовать.

Если говорить не о выборах, то это могут быть проекты в сфере образования, так как большинство избирательных участков находятся в школах. Сейчас рассматриваются несколько идей — например, комплекс программных продуктов для автоматизации школьных процессов «Электронная школа», а также интерактивный образовательный телеканал, включающий в себя качественную библиотеку образовательных программ, учебные и общеобразовательные фильмы, записи спектаклей и иных образовательных материалов для учителей и школьников.

Последнее время много говорят об обеспечении открытости правосудия. Мы могли бы в достаточно короткие сроки организовывать интернет-трансляции судебных заседаний в масштабах всей страны, в том случае, если будет соответствующая инициатива со стороны судебной системы.

— Вы упомянули образовательные программы, а к какому году вы планируете представить готовый продукт школам?

— «Электронную школу» мы уже сейчас активно предлагаем в регионах. Что касается интерактивного телевидения, то в настоящий момент покупаются права, идет работа над техническим решением и дизайном. Мы его запустим, как только будем удовлетворены результатом.

— Вспомним еще один ваш крупный проект — по созданию инфраструктуры в Сочи для проведения Олимпиады-2014. Насколько инфраструктура уже дееспособна?

— Наша часть строится в соответствии с планом. Зимой уже проводились тестовые соревнования, на которых инфраструктура была задействована. В ближайшее время в Сочи официально откроется дата-центр, который будет работать на потребности Олимпиады.

За проект по обеспечению услугами связи Игр Сочи-2014 мы отвечаем совместно с «МегаФоном», активно и успешно сотрудничаем в области совместного строительства инфраструктуры. На мой взгляд, было бы полезно перенести этот опыт и на другие регионы.

— Затронем тему листинга (список ценных бумаг, допущенных к торгам на бирже) на Лондонской бирже. Какова ситуация на данный момент и к какому времени планируется завершить все процедуры?

— Мы планируем листинг. Сейчас находимся в переписке с британским регулятором, уже направлены все документы, ожидаем решения.

— Новый министр связи Николай Никифоров недавно в своем блоге высказывал недовольство по поводу снижения стоимости акций компании в два раза и работы менеджмента компании. Как вы отнеслись к его претензиям? Насколько они обоснованны?

— Могу заверить всех интересующихся, что рост стоимости компании является одним из приоритетов руководства «Ростелекома». Фондовый рынок — достаточно сложная система, которая определяется большим количеством факторов. Цена, на которую ссылается Николай Анатольевич, была искусственным образом завышена и держалась один день без каких-либо фундаментальных причин. Во многом это связано с историей банкротства банка «КИТ Финанс». Спустя 2–3 месяца после реорганизации (присоединение к «Ростелекому» семи МРК в 2011 году) котировки вернулись к тем уровням, который прогнозировало большинство аналитиков (160–170 рублей за акцию). Если отталкиваться от этих цифр, то сегодняшняя динамика курса наших акций не сильно отличается от поведения акций других российских эмитентов.

Помимо событий на финансовом рынке — кризиса в Европе и вызванного этим оттока иностранных инвестиций из России — было еще несколько специфических факторов, оказавших влияние на курс акций. Сотрудники компании, в том числе и бывшие, имели право на реализацию опционов по низкой цене и последующую продажу акций. Многие из них воспользовались этим правом. Можно констатировать, что при составлении опционной программы был допущен ряд ошибок — она не была рассчитана на долгосрочную мотивацию, а давала возможность достаточно быстро и легко заработать деньги. Помимо этого, ряд миноритарных акционеров столкнулся с финансовыми проблемами и был вынужден избавляться от бумаг по любой цене, чтобы закрыть свои обязательства перед банками.

— Как известно, господин Никифоров не ограничился только своим блогом. Сейчас правительство хочет ограничить возможность госкомпаний приобретать частные региональные компании, и новый министр связи готов поддержать данный проект. Как вы считаете, чем это может грозить «Ростелекому»?

— С моей точки зрения, ситуация в различных секторах экономики значительно отличается. В нефтегазовом, банковском и энергетическом секторах государство имеет большую долю. Напротив, телекоммуникационный сектор является высококонкурентным. В нем работает как минимум три компании нашего масштаба — «ВымпелКом», «МегаФон», МТС, а также серьезные региональные игроки, такие как «Эр-Телеком» и Tele2. «Ростелеком» занимает менее 25% рынка.

Достаточно жесткую позицию обычно занимает ФАС. В случае угрозы создания на том или ином региональном рынке монопольного положения компания-покупатель просто не получит разрешение на сделку.

Большинство небольших региональных компаний создаются с целью дальнейшей продажи. Они рано или поздно окажутся у нас или у тех компаний, которые я назвал выше. Если мы будем лишены возможности участвовать в этом процессе, то это даст преимущество нашим конкурентам.

— Вам не кажется, что «Ростелеком» приобрел статус монополиста? С выходом на сотовый рынок вы будете предоставлять полный перечень услуг по телекоммуникациям, являясь государственной компанией. Все госконтракты будут делаться под вас. Ведь государству привычнее отдавать «своим». Как считаете?

— Категорически не согласен — это большое заблуждение. Сейчас контракты достаются тому, кто предложит дешевле. У нас очень жесткая конкуренция на рынке услуг для госорганов с операторами «большой тройки» и «Транстелекомом», причем мы исторически лишены возможности работать в наиболее интересном сегменте — мобильном.

— Речь идет не о настоящем времени, а о том, что будет дальше, допустим, через пару лет. «Ростелеком» завершит слияние со своими дочерними компаниями и будет наращивать долю рынка за счет покупки региональных операторов. Вы считаете, что ваша доля рынка останется на уровне 25%?

— После объединения мы сможем предлагать своим абонентам полный спектр услуг. При этом в «мобильном голосе» наш план не предусматривает кардинального увеличения доли рынка. В мобильной передаче данных мы рассчитываем стать одним из лидеров, но с долей менее 25%.

— В интернете стали появляться сообщения от сотрудников «Ростелекома» о том, что ввод новой системы оплаты труда снизил их заработную плату в среднем на 5%. Как Вы можете прокомментировать данную ситуацию?

— После реорганизации в компании было восемь разных систем мотивации и оплаты труда (СМОТ). В соседних регионах зарплата отличалась на 30–40%. Мы посчитали логичным создать новую систему, которая отвечает современным требованиям большой компании, такой как «Ростелеком». При этом постарались сделать акцент на результатах работы компании и сотрудника за год — мотивация должна быть долгосрочной.

С точки зрения совокупного годового дохода для сотрудников ничего не изменилось, а у кого-то он даже вырос.

Важно понимать, что у нас работает почти 170 тыс. сотрудников, и вполне понятно, что среди них находятся те, кто недоволен условиями оплаты труда и идет в суд. Из этого нельзя делать вывод, что мы плохой работодатель.

— Напоследок, какие крупные проекты будет осуществлять «Ростелеком» в ближайшее время?

— Крупнейшим и самым важным проектом я бы назвал модернизацию самого «Ростелекома». Клиенты становятся все более требовательными, рост потребления трафика приводит к необходимости модернизации магистральной инфраструктуры и сетей доступа.

Важным проектом является создание полноценного мобильного бизнеса.

Еще один интересный проект, где мы выступили одними из пионеров в России, — это развитие облачных технологий. Во многом за счет применения облачных технологий мы смогли в кратчайшие сроки реализовать проект электронного правительства, создать портал gosuslugi.ru, развить целый ряд региональных и ведомственных сегментов электронного правительства.

Источник: Известия

Оцените материал:
InvestFuture logo
«Наша опционная

Поделитесь с друзьями: