InvestFuture

«Страшный сон» финансового рынка

Прочитали: 67

Создание финансового мегарегулятора на базе ЦБ сопряжено с рисками, предупредили участники рынка и чиновники на круглом столе в РСПП. Но реформа надзора необходима: граница между банками и другими финансовыми институтами «стерлась». Вопрос требует допольнительного обсуждения с участием рынка, признал Минфин.

«Страшный сон, когда один субъект рынка – и владелец активов, и регулятор, и игрок на валютном рынке», – описал перспективу создания мегарегулятора на базе ЦБ заместитель руководителя ФСФР Александр Синенко, выступая на круглом столе в РСПП

Налицо «переплетение конфликта интересов», поддержал эту точку зрения бывший президент ММВБ-РТС, а ныне глава ФК «Открытие» Рубен Аганбегян. Банк России совмещает в себе ряд функций: «он макрорегулятор, участник рынка, надзорный орган, плюс к этому он еще и акционер достаточно крупного финансового института, к тому же не одного», напомнил банкир.

Расширение сферы ответственности ЦБ может повлечь за собой «примитивизацию» надзора, высказал опасения и председатель правления Национальной Ассоциации Участников Фондового Рынка (НАУФОР) Алексей Тимофеев.

«Все брокеры, страховые компании и пенсионные фонды станут немного банками, так как принципы надзора будут взяты понятно откуда»,

– подтвердил Аганбегян. Глава Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов отметил, что мегарегулятор создан в странах, где существует высокий уровень консолидации. «Мы к этому еще не подошли», – признал он.

А заместитель председателя комитета Госдумы по финансовому рынку и президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков выразил сомнения, что самому ЦБ нужно создание на его базе мегарегулятора. «Отдельные люди в ЦБ заинтересованы в объединении, но ЦБ в лице Сергея Михайловича (Игнатьева) против», – сказал он, уточнив, что вывод является предположением.

Но реформировать надзор необходимо, сошлись во мнении участники рынка и чиновники. Граница между банками и небанковскими финансовыми институтами «стерлась»,

«непонятно, где кончаются банки и начинаются брокеры, начинаются страховые компании», а потому все более значимым стал фактор системных рисков, сказал заместитель министра финансов Алексей Моисеев.

При этом в ходе финансового кризиса 2008 года Центробанк справедливо заявлял, что готов финансировать только тех, за кем ведут надзор, напомнил он.

Разобраться в структуре некоторых брокеров, представляющих из себя конгломерат из 50-60 компаний и УК на Кипре, ФСФР бывает крайне сложно, подтвердил Аганбегян. При этом под контроль службы не попадают недобросовестные брокеры на Форекс, обманывающие клиентов и портящих репутацию всего финансового рынка, добавил он.

«У нас тысяча бойцов на всю страну», – признал ограниченность возможностей ФСФР Синенко. На одного работника ФСФР приходится 10 субъектов, а в ЦБ – 10 человек на одну компанию, при этом средняя зарплата в ФСФР 32 тысячи рублей, а в ЦБ – около 110 тыс. рублей, сетовал чиновник.

«Ресурсов не хватает, и это [объединение с ЦБ] подкупает», – поделился замглавы ФСФР.

Но опасно, если решение будет принято «без должного обсуждения с рынком», переживает Тимофеев. Реформа надзора – это «вопрос не только реорганизации государственных органов – это вопрос модели финансового рынка», пояснил он.

Решение о мегарегуляторе на базе Банка России еще не принято, успокоил собравшихся заместитель министра финансов Алексей Моисеев. «Никакого финального решения сейчас нет. Вопрос (о создании мегарегулятора на базе ЦБ) не решен, вопрос подлежит обсуждению, и в конечном итоге к какому решению мы придем, сейчас говорить рано», – рассказал он. Но что касается разделения полномочий между органами, регулирующими рынок, «здесь наша позиция, что где надзор, там и регулирование», добавил чиновник. По его мнению, «граница должна пройти между госполитикой и непосредственно регулированием», то есть у Минфина должны остаться полномочия по законодательным инициативам, «а все остальное отходит, например, в Банк России».

Создаваемый регулятор не должен быть встроен в систему исполнительной власти, чтобы гарантировать независимость банковского надзора, высказал свой подход к реформе Аксаков. Он предложил ЦБ взять на себя финансирование ФСФР.

«Нужны просто деньги на содержание ФСФР, понятно, что у ЦБ больше денег, и легче расходы переложить на него. Хотелось бы чтобы сама регулирующая структура – набор людей и функционал не поменялся», – поделился с «Газетой.Ru» Сергей Васильев, председатель совета директоров ИГ «Русские фонды».

С предложением разделить надзор за организациями на пруденциальный и надзор за поведением профессиональных участников рынка, выступил первый вице-президент Ассоциации региональных банков России Александр Хандруев.

Прозвучало и предложение последовать примеру немецкого регулятора – Федерального управления финансового контроля (BaFin) в Германии. BaFin не зависит от бюджетных денег и финансируется на взносы компаний, за которыми надзирает управление.

Надо разделить надзорную функцию и регулирование, предлагает Александр Свинцов, генеральный директор «КИТ Финанс». «Регулирование способствует развитию рынка, участвовать в финансировании такой инстанции участникам рынка было бы логично, – говорит финансист. – Но в то же время государство заинтересовано в создании финансового рынка, поэтому часть расходов оно обязательно должно взять на себя. А вот финансирование надзорной функции государство должно осуществлять в полном объеме самостоятельно».

По результатам встречи в РСПП было принято решение обратиться в Минфин с просьбой о включении членов организации в разработку проекта создания мегарегулятора.

Сопредседателями рабочей группы от РСПП были выбраны первый исполнительный вице-президент организации и председатель Совета Ассоциации региональных банков Александр Мурычев и Аганбегян.

Идея создания мегарегулятора стала активно обсуждаться в конце августа. Правительство предлагает два пути реформы: либо усилить ФСФР как материально, так и кадрово, либо присоединить службу к ЦБ.

Источник: Газета.ru

Оцените материал:
InvestFuture logo
«Страшный сон»

Поделитесь с друзьями: