InvestFuture

ЦБ и Минфин запутались в потоках

Прочитали: 73

Центробанк по-прежнему анализирует ситуацию, связанную с оттоком и притоком капитала в Россию, несмотря на возражения со стороны одного из руководителей Минфина – Сергея Сторчака, который потребовал вообще прекратить разговоры о выводе средств из страны, назвав движение капиталов нормальной банковской практикой. Словно не замечая возражений Минфина, замглавы Центробанка Алексей Улюкаев заявил вчера, что проект основных направлений денежно-кредитной политики на следующие три года предполагает лишь сокращение чистого оттока частного капитала из России.

«Мы полагаем, что постепенно будет улучшаться ситуация с капитальным счетом, – заявил вчера Улюкаев. – В базовом варианте мы предполагаем, что в 2013 году еще останется незначительный отток капитала – около 10 миллиардов долларов, в 2014 году будет нейтральная ситуация – нулевое сальдо, а в 2015 году появится небольшой приток – примерно 15 миллиардов долларов». И при этом он напомнил, что базовый вариант прогноза ЦБ совпадает с базовым прогнозом Минэкономразвития, который Минфин использует для расчета бюджета. Впрочем, по нынешнему году статистика явно мрачная – ЦБ ожидает чистый отток капитала из РФ в 60–65 млрд. долл. А независимые экономисты говорят и о возможном оттоке 80 млрд. долл.

Между тем стоит напомнить, что сама по себе тема оттока–притока вызывает споры в финансовых ведомствах, причем даже в части терминологии. «То, что сплошь и рядом называют «отток капитала», является возвратом средств по ранее полученным кредитам, – заявил на днях заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак. – Я не вижу никаких признаков бегства, идет нормальная банковская практика». Более того, комментируя прогнозы представителей Центробанка по оттоку средств в 2012 году, Сторчак отметил, что никогда не разделял и не разделяет позицию, что идет отток капитала. «Идет перевод денежных средств, и все, – резюмировал замминистра. – Выводится валютная выручка на Запад, корпорации размещают свои активы» (см. «НГ» от 21.09.12).

Большинство опрошенных «НГ» аналитиков считают позицию Минфина по оттоку капитала неубедительной. Что вообще можно считать «притоком» и «оттоком» капитала? Скажем, если компания взяла кредит за границей – это приток, а когда отдала – уже отток? «Верно, именно так происходит расчет сальдо в капитальном счете платежного баланса, – объясняет аналитик агентства «Инвесткафе» Дарья Пичугина. – Чистый приток–отток средств учитывается в капитальном балансе, части платежного баланса, и эту статистику ведет ЦБ РФ, остальные ведомства пользуются его данными».

По мнению ведущего аналитика UFS Investment Company Ильи Балакирева, позиция Сторчака напоминает лукавство. «Действительно, показатель, который считает ЦБ, сам по себе мало о чем говорит, и его динамика преимущественно связана с чисто финансовыми явлениями. Здесь Сторчак прав, – говорит эксперт. – Но это не означает, что бегства капитала как такового не происходит, просто отделить чистое бегство от возврата кредитов довольно сложно. Кроме того, приток инвестиций из-за рубежа и вывод капитала – зачастую не связанные напрямую процессы: их осуществляют разные компании, руководствуясь совершенно разными мотивациями.

По-прежнему зарабатывать лучше в России, но сохранять капитал – за ее пределами. Это прекрасно подтверждает, например, стабильно высокий спрос на недвижимость в Европе со стороны российских покупателей, спрос на зарубежные банковские продукты и т.д.».
Расчеты оттока и притока капитала ведутся на сальдовой основе – как разница между ними, напоминает Балакирев. «Основные статьи этого показателя это: трансграничные инвестиции, ссуды/займы между банками в России и за рубежом, изменение средств на банковских счетах граждан. Также учитываются остатки наличной иностранной валюты в руках у граждан и в банках. То есть даже если банк купил валюты больше, чем продал населению, то это уже отток капитала, – продолжает он. – Этот показатель и считает ЦБ. Он не совершенен в плане отражения мотивации происходящего – это просто бухгалтерский расчетный показатель, который хорошо отражает давление на национальную валюту, но не слишком хорошо – инвестиционную привлекательность экономики. Параллельно рассчитывается, например, приток прямых инвестиций из-за рубежа – этот показатель больше отражает инвестиционную привлекательность, но не учитывает портфельные инвестиции, кредиты и другие варианты вложений в экономику».
Но обычно так или иначе все ведомства используют именно сальдо движения капитала, которое и рассчитывает ЦБ. Когда говорят о прогнозах по притоку/оттоку – речь идет именно об этом показателе, напоминает Балакирев. Впрочем, начальник отдела управления инвестициями и аналитической поддержки компании «Солид» Михаил Королюк в принципе с позицией Сторчака согласен. «На мой взгляд, его утверждение абсолютно правильное, – считает он. – Российские компании в период до 2008 года довольно много назанимали на Западе. После октября 2008 года окно возможностей перекредитоваться захлопнулось, поэтому сейчас компании кредитуются в России и возвращают ранее взятые кредиты на Западе». Однако и надежды ЦБ на приток – пусть небольшой и через три года – также подвергаются критике. «Скорее всего сохранится отток на уровне начала 2000-х годов – от 8 миллиардов до 15 миллиардов долларов», – полагает Пичугина.

В свою очередь, начальник управления инвестиционных операций Ланта-банка Олег Поддымников считает, что все будет зависеть от двух факторов. «Первый – сумеют ли европейские и американские власти стабилизировать ситуацию с госдолгом. А второй фактор – это уровень инвестиционной привлекательности России, – полагает он. – В данный момент предпринимаемые действия больше похожи на отсрочку проблем, а не на их решения. Поэтому нет и гарантий, что даже через три года кризис завершится».

Источник: НГ

Оцените материал:
InvestFuture logo
ЦБ и Минфин запутались в

Поделитесь с друзьями: