InvestFuture

Деньги и мораль: есть ли разделяющая грань?

Прочитали: 15

В современном мире деньги все чаще используют как инструмент для решения любых вопросов. Не теряет ли при этом человечество свой облик, все ли можно купить за деньги и каковы альтернативные решения, рассуждает в Project Syndicate профессор Чикагского университета, один из ведущих экономистов мира Рагурам Раджан.

Рагурам Раджан: В весьма занимательной книге "Чего не купить за деньги: моральные границы рынка" (What Money Can’t Buy: The Moral Limits of the Market) гарвардский философ Майкл Сэндел указывает на множество вещей, которые можно приобрести за деньги в современном обществе, и в связи с этим пытается направить наш гнев на растущее господство рынка. Следует ли нам и вправду беспокоиться по этому поводу?

Сэнделу не нравится коррумпированная сущность некоторых денежных сделок (станут ли дети по-настоящему любить читать, если им платить за каждую прочитанную книгу?), а также неравный доступ к деньгам. По его мнению, денежные транзакции крайне негативно влияют на социальную структуру общества, и поэтому роль денег должна быть значительно снижена.

Высказанная Сэнделом тревога звучала и раньше, но его примеры стоят отдельного анализа. В Соединенных Штатах некоторые компании платят безработным за то, что они стоят в очереди за бесплатными билетами на открытые слушания в Конгрессе. Затем эти билеты продаются лоббистам и корпоративным адвокатам, которые имеют профессиональный интерес в слушаниях, но не имеют свободного времени для очередей.

Безусловно, общественные слушания - важный элемент демократии прямого участия. Все граждане должны иметь равный доступ к ним. Продажа доступа - это однозначное извращение демократических принципов.

"Куда катится мир?" - спрашивает в своей книге гарвардский философ

Хотя в данном случае дефицит помещений - основная проблема. Мы не можем разместить в зале всех, кто хотел бы присутствовать на слушаниях. Поэтому приходится распределять пропуска. Мы можем позволить людям тратить свое время в очереди для получения билета или выставить места на аукцион за деньги. Первый вариант кажется более демократичным, так как в этом случае права граждан не зависят от размера кошелька. Но имеет ли одинаковое количество свободного времени мать-одиночка с тремя детьми и важной работой и студент на летних каникулах? И выиграет ли общество, если мать, а также главный юрист крупной корпорации потратят большую часть своего времени в очереди?

Ответ на вопрос, лучше ли продать входной билет за время или за деньги, зависит от того, какие у нас цели. Если мы хотим добиться увеличения эффективности общества, желающие заплатить деньги люди – неплохое подтверждение того, как много они получают от доступа к слушаниям. С другой стороны, если важно, чтобы молодой гражданин видел, как работает демократия, и мы укрепляем социальную справедливость, заставляя руководителя корпорации стоять в одной очереди с безработными, то имеет смысл заставлять людей тратить свободное время для получения не подлежащих передаче другому лицу билетов. Но если мы считаем важными обе цели – эффективность и справедливость, – то мы должны закрыть глаза на то, как адвокаты платят безработным за стояние в очереди.

Как насчет продажи человеческих органов, о чем также пишет Сэндел. На первый взгляд, всех нас немного коробит мысль продажи почек или легкого за деньги. В то же время мы прославляем доброту тех, кто анонимно и бесплатно жертвует свою почку больному ребенку. Негативную реакцию вызывает не сам факт передачи человеческого органа, а получение за него денежного вознаграждения. Мне кажется, причина нашего дискомфорта заключается в обстоятельствах, в которых происходит подобная сделка. В каком обществе мы живем, если людям приходится продавать свои органы для выживания?

И хотя запрет на продажу человеческих органов поддержат многие, изменит ли он наше общество к лучшему? Возможно, это заставит наше общество сделать все, чтобы тяжелые обстоятельства не вели людей к продаже органов. Но также вероятно запрет приведет лишь к нелегальной и более опасной для донора торговле.

В обоих случаях – продажа билетов на слушания и человеческих органов – Сэндел предлагает уменьшить роль денег. Но реально ли это сделать, ведь деньги облегчают любой обмен и в этом их безусловная привлекательность. Возможно, главная мысль в том, что терпимость общества к денежным сделкам пропорциональна справедливости распределения денег.

Если больше людей будет считать, что деньги - это награда за тяжелый и упорный труд, то больше граждан будет терпимее относиться к денежным операциям (хотя некоторые транзакции все равно останутся в серой зоне). Но если люди верят, что деньги лишь у тех, кто имеет хорошие связи или кто нарушает закон, их терпимость к денежным сделкам будет довольно низкой. Вместо призывов запретить денежные купюры нам следует продолжить работу по более справедливому распределению денег в обществе.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Деньги и мораль: есть ли

Поделитесь с друзьями: