InvestFuture

Европейский долговой кризис: "Жизнь продолжается!"

Прочитали: 44

«Жизнь взаймы. Жизнь, когда не жаль ничего, потому что терять, в сущности, уже нечего. Это — любовь на грани обреченности. Это — роскошь на грани разорения. Это — веселье на грани горя и риск на грани гибели. Будущего — нет. Смерть — не слово, а реальность. Жизнь продолжается. Жизнь прекрасна!» Эрих Мария Ремарк

Цитата из книги Ремарка «Жизнь взаймы» хорошо описывает ситуацию которая привела к Европейскому кризису. Тем не менее, если абстрагироваться от громких газетных заголовков, прочащих который год «Еврогеддон», и допустить, что ситуация на долговом рынке развивается по вполне нормальным рыночным законам, то можно сказать что Европа имеет неплохие шансы «вырулить» из кризиса.

Конечно, это случится не завтра, и «работа над ошибками», о которой так часто говорит фрау Меркель, еще предстоит огромная. Тем не менее большая часть стран-банкротов, не только в Еврозоне, но и в Евросоюзе в целом, скрепя сердцем, оспаривая решения, периодически возмущаясь и выторговывая себе мелкие «гешефты», девальвируют свой «уровень жизни». Привычная форма девальвации в условиях единой валюты невозможна, но понизив уровень жизни населения, обрезав льготы, субсидии, зарплаты, подняв налоги, на всё что движется и не движется – можно добиться точно такого же эффекта, какого добиваются страны девальвировавшие валюту.

«Внутренняя девальвация» в Евросоюзе процесс длительный, но несет в себе потенциал всеобщего оздоровления. При успешной «внутренней девальвации», слова фрау Меркель «о конкурентоспособности» стран внутри Еврозоны обретут реальную «почву под ногами». И хотя уровень жизни заметно снизится, это отчасти решит проблему с высокой безработицей. Оплата труда, прежде всего, должна быть «конкурентоспособной», а это возможно лишь в случае «девальвации уровня жизни» населения стран – банкротов. И поскольку доверия внутри союза нарушено, центровая Европа требует существенных гарантий в обмен на поддержку стран-банкротов. На деле это выражается в отказе от части суверенитета страны обратившейся за помощью, что и вызывает в итоге «бурю эмоций» в политических кругах, а помноженное на фантазии средств массовой информации, вообще выглядит весьма устрашающим. Но выбор между плавной внутренней «девальвацией жизни» и жесткой внешней девальвации, в случае выхода или распада, пока на стороне первого варианта.

С «экономической» точки зрения процесс «внутренней девальвации» хорошо заметен на долговых инструментах. Если ставку доходностей 10-летних правительственных облигаций каждой их 27 стран ЕС воспринимать как суверенную валюту, то не сложно заметить что процесс «девальвации» находиться в самом разгаре, хоть и осложняется политическими амбициями и обидами стран – банкротов.

10-летние правительственные облигации удобный инструмент анализа, для инвестиционной среды, они отражают короткий бизнес цикл, инфляционные ожидания в экономике и уровень доверия кредиторов в возврате «честно нажитого непосильным трудом». Для визуального удобства графики «десятилеток» 27 стран Евросоюза разбиты на 4 блока.

Первый блок: Германия, Люксембург, Нидерланды, Франция, Великобритания, Финляндия, Швеция

Это, так называемые, центровые страны Евросоюза, чья политика и монетарный ресурс способны оказывать влияние на экономическое развитие всего европейского сообщества. Свою «монетарную архитектуру» данная группа стран уже давно продумала, и плюсы «идеи» Единого Европейского пространства заведомо рассчитала. С момента ввода Евро центровые страны не только существенно сократили стоимость заимствования, но также размазали «страновые риски» на всё европейское сообщество. Конечно, сам факт единого пространства подверг страны существенным реформам, благодаря котором заработал «механизм Евро» и проект из «бумажного» — превратился в реальный. Тем не менее, эти страны спокойно могли прожить и без объединения в одну валютную зону. В Еврозону из этой группы не входят Великобритания и Швеция, страны, имеющие свою валютную политику и высокую степень интеграции бизнеса в Еврозоне. Снижение ставки доходностей по 10-летним правительственным облигациям этой группы стран, означает доверие в возврате кредитных средств и примерный расчет инфляционных ожиданий. Если воспринимать «десятилетки» как валюты каждой из стран группы: немецкая марка, французский франк, люксембургский франк, гульден, финская марка, то в соответствии со спросом – эти валюты внутри Европы являются сильными. «Высокий курс валют» этих стран с успехом размывается единой валютой – Евро. И тут, вспоминая слова фрау Меркель «о конкурентоспособности» можно сказать, что та самая конкурентоспособность может быть реализована не только за счет сокращения расходов и прочих жестких мер в сравнительно слабых странах Европы, но и за счет пересмотра «финансовой парадигмы» в странах имеющих сильный экономический статус. С момента начала Европейского долгового кризиса, так называемые, «валюты» центровых стран стали «дорожать» ещё и по причине высокого спроса на защитные активы. Продажа «валют» периферийной Европы и паническая скупка активов центровых стран вызвала сильнейший перекос на долговом рынке. И сейчас за «силой» скрывается «слабость». Именно поэтому политическая верхушка Еврозоны так радеет за сохранность зоны. В случае развала, например дойчмарка будет оцениваться к доллару США по курсу 2, а то и 3 доллара за марку, что напрочь лишит Германию внешней «конкурентоспособности».

Второй блок: Бельгия, Дания, Австрия, Венгрия, Мальта

Во втором блоке «валюты» Австрии и Бельгии и Мальты входящих в Еврозону копируют поведение «валют» стран из первого блока. Дания, имея собственную валюту, умело маневрирует в «бушующих водах» кризиса и не испытывает пылкого желания примкнуть к Еврозоне. Тем не менее, проводя схожую монетарную политику, испытывает на себе все «тяготы» сильного курса.

Венгрия, не смотря на имеющуюся собственную валюту, пережила финансовое потрясение и обращалась за помощью в МВФ. Виной всему была формальная «интеграция» с Еврозоной, накачка дешевыми кредитными деньгами потребительского сектора и неготовность финансовых регуляторов и политиков адекватно переварить «все прелести капиталистического рая».

Тем не менее, графически отображено два всплеска «роста» ставки доходностей на венгерские правительственные облигации. Первый «всплеск» был вызван кризисом 2008 года, это, для Венгрии, можно сказать нормальная реакция. Второй «всплеск роста» был в разгаре европейского долгового кризиса, он нам интересен тем, что как раз такие отражает момент, когда слова о «конкурентоспособности» превращаются в реальные действия. Пик пришелся на 2011 год и в моменте Венгрия обратилась к Еврокомиссии и МВФ с просьбой о помощи. По сути это означает «дефолт», но в этом веке слово – «дефолт» не принято произносить.

Однако, на текущий момент ставка доходности на венгерские «десятилетки» снижается, и можно сказать, что за счет реформ которые приходится проводить для того чтобы расплатиться «за помощь», Венгрия «девальвируя уровень жизни», выходит на финишную прямую — «конкурентоспособности» в Европе. Сценарии движения венгерского форинта против евро мы рассмотрели в июле. И хотя, к покупке правительственных облигаций Венгрии ко всему прочему причастны банковские структуры, желающие получить больший процент прибыли, данный факт не исключает переход венгерской экономики к восстановительному циклу.

Третий блок: Ирландия, Греция, Испания, Португалия, Италия

Третий блок – самый «знаменитый», так называемые страны PIGS, истерия по которым уже долгое время изматывает нервы рыночной публике. Все страны данного блока входят в Еврозону. Снижение ставки доходности по правительственным «десятилеткам» этих стран ДО момента введения Евро происходило не столько из-за иллюзорной «идеи объединения» в одну валютную зону, а по причине того, что покупки государственных облигаций с таким высоким процентом доходности были лакомым куском банковской сферы. Идея «объединения» для каждой национальной экономики из этой группы стран, несла больше минусы, чем плюсы. Распределение квот на производство и сельское хозяйство, закрытие промышленных объектов, «экспансия» услуг банковского сектора центровой Европы – всё это привело к структурным перекосам. Компенсацией за это – были потоки дешевых денег и развращение потребительского сектора южной Европы.

При этом если считать «десятилетки» валютой, то итальянская лира, греческая драхма, ирландский фунт, испанская песета и португальский эскудо – оценивались практически на равных, что не соответствует по факту экономически. И поскольку фундаментальные процессы проявляют себя с некоторым отставанием, жадность банковской сферы не знала границ, и «переоценив» экономики периферии банки взрастили «черного лебедя». Но не будем вдаваться в подробности «прилета черного лебедя», всё это щедро обсуждается в СМИ, посмотрим на текущую «конкурентоспособность» валют стран из третьего блока.

«Греческая драхма» девальвировала больше всего, что сопровождалось падением уровня жизни, повышением безработицы и прочими прелестями, которыми обычно сопровождается «валютная девальвация». Ибо тут важен сам «эффект девальвации. «Португальский эскудо» и «ирландский фунт» так же существенно «девальвировали». Из этой «тройки» стран интерес представляет Ирландия. Графически не сложно заметить что процесс «девальвации жизни» в Ирландии близок к завершению. Правительство страны, начиная с 2010 года, приняло ряд экономических мер, существенно ухудшив жизнь населения своей страны в обмен на «спасение». «Лояльность политиков в этом сложном процессе сыграло ключевую роль. Стоимость заимствований для Ирландии существенно сократилась, а «переформатированная» экономика начинает показывать «зеленые ростки».

Индекс деловой активности в секторе обрабатывающей промышленности (июль 2012):

По факту получается, что те, кто на пике паники вложился в правительственные облигации Ирландии год назад, сейчас уже имеют приличный доход: ~ 6%. При этом страна получает финансирование, а снижение уровня жизни приближает ирландцев к пресловутой «конкурентоспособности». Греция и Португалия в отличие от Ирландии, находится в процессе «девальвации жизни». Медлительность процесса связана с природной ленью южан к переменам, отсюда и «политические пляски с бубном» и саботаж в процессе национализации объектов, которая является одним из важных условий в договоре «спасения». Тем не менее, процесс девальвации идет полным ходом и возможно Греции и Португалии понадобиться уже не так много времени, чтобы догнать Ирландию и воплотить мечту фрау Меркель о «конкурентоспособности» внутри Еврозоны.

Отдельно хотелось бы отметить ситуацию, развивающуюся на долговом рынке Испании и Италии. Обе страны сейчас «фавориты» заголовков СМИ. Если смотреть на ставку «десятилеток» как на «итальянскую лиру» и «испанскую песету», то необходимой, для «выруливания из кризиса» девальвации, пока не произошло. Потенциал «девальвации» мы рассматривали в техническом взгляде «десятилеток» Испании и Италии. Если внимательно взглянуть на график третьей группы стран, то не сложно заметить, что Италия и Испания в «доЕвровые» времена спасались от кризисных явлений привычным для текущей финансовой парадигмы методом – девальвации валюты. Для внешнего мира, производство и экспорт товаров из этих двух стран удешевлялись, что давало им ту саму «конкурентоспособность». Войдя в Еврозону, Италия и Испания лишили себя возможности адекватно (системе) реагировать на финансовые потрясения.

Раздуваемую в последнее время истерию по Испании, можно смело считать очередным спектаклем в «ирландском стиле». Попытка «принуждения Испании к спасению», в случае реализации, девальвирует «испанскую песету» до привычных, для экономики Испании, исторических уровней. Сейчас Испания отстаивает политически «суверенитет» и не соглашается на предложения центровой Европы. Но как говорится: «Вода камень точит» и есть шанс, что усилия центральных европейских регуляторов будут не напрасны. В таком случае Испания автоматически вписывается в жесткие условия всяческих фондов «спасения», цель которых – «девальвировать уровень жизни» и сделать экономику страны «конкурентоспособной». Понято, почему так «брыкаются» испанские власти, ведь страну насильственным образом подводят к «внешнему управлению». Италия, судя по последним событиям, больше всего заинтересована в том, чтобы Испания стала следующей страной-банкротом, ведь это даст ей время для проведения структурных реформ, при этом стоимость заимствования для итальянской экономики существенно не увеличится.

Четвертый блок: Литва, Польша, Словакия, Болгария, Словения, Чехия

В четвертом блоке выделены страны восточной Европы. Существенного влияния на внутренние экономические процессы они не оказывают, но являются зависимыми от экономической ситуации в Еврозоне, а так же от жадности банковского сектора центровых стран. В зону Евро входят Словакия и Словения. При этом «словацкая крона» испытывает на себе все прелести голодных до дохода банкстеров, а «словенский толар» в процессе «затяжной девальвации». «Литовский лит», как и «Латвийский лат», которого нет на графике, но он имеет схожую с «литовской» динамику, так же «девальвируют» не смотря на жесткую привязку валют этих стран к Евро. «Девальвация жизни» в прибалтийских странах прошла в более жесткой форме, обратного «тренда» пока не наблюдается, тем не менее, эти страны хоть и небольшие по размеру, но уже вполне «конкурентоспособны» по уровню зарплат. В той же Ирландии имеющей такую же ставку доходности, население просит зарплату выше, чем литовские, латвийские и словенские граждане, но пока подводит инвестиционный климат.

«Польский злотый», «Чешская крона» и «Болгарский лев» — «фавориты» восточной Европы. Экономики этих стран сумели в годы кризиса воспользоваться своим правом — девальвировать валюту и повысить внешнюю «конкурентоспособность», что помогло странам не упасть в кризисную яму. Тем не менее, «гонка за доходами» со стороны «банковской группировки» не обошла стороной Польшу, Чехию и Болгарию. Покупка государственных облигаций этих стран, по сути, не обоснована экономически, и мы это уже видели на примере стран PIIGS. Динамику польского злотого к евро мы рассматривали ранее.

Подводя итог, можно сказать, что у Европы есть шансы выйти из затянувшегося долгового кризиса. Конечно, это не будет быстрым процессом. Но если страны – банкроты будут продолжать «девальвацию жизни» своего населения, то через несколько лет смогут, если не полностью, но очень существенно выровнять дисбалансы. И так называемого краха Еврозоны или развала – не последует.

Помешать такому сценарию могут, и мешают сейчас, недальновидные «политические амбиции». Причем как со стороны стран – банкротов, так и со стороны стран – кредиторов. Банкротам действительно стоит умерить аппетиты, а кредиторам почаще обращаться к понятию «Nostra culpa» («наша вина»), и не давить на тех, кто по природным, генетическим свойствам не способен перестроить привычный образ жизни и мышления в столь короткие сроки. Главные игроки – Германия, Франция и Италия. От их согласованных действий будет зависеть дальнейший исход игры. Европа приближается к «финишной прямой» — осталось «завалить» только Испанию, и «жизнь заиграет новыми красками».

Так же сценарию может помешать какого-либо рода внешнее экономическое потрясение, которое существенно заденет финансовую систему Европы. Но это уже «Черный Лебедь».

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Европейский долговой

Поделитесь с друзьями: