InvestFuture

A-T-C-G: четыре буквы ценой в триллионы

Прочитали: 40

Последовательности оснований дезоксирибонуклеиновых кислот (ДНК) стали предметом юридических споров в США и Европе. От исхода судебных баталий зависят судьба и направление развития многомиллиардной биотехнологической отрасли.

Патент, то есть право на монопольное использование изобретения его автором, юридически оформился в конце XVI в. как способ стимулировать развитие науки и техники. Затем эксклюзивное право распространилось на торговые марки и внешний вид товаров.

В начале XX в. появились первые патенты в области биологии и медицины. Речь идет не только о новых синтезированных химических препаратах, количество патентов на которые сейчас превышает 2 млн. В 1906 г. был получен патент на гормон адреналин, выделенный из надпочечников человека. В 1923 г. университет Торонто выкупил у исследователя Фредерика Бантинга патент на инсулин, полученный из поджелудочной железы.

Законность подобных патентов тут же была поставлена под сомнение. Процесс "Парк-Девис против Малфорда", предметом разбирательства которого являлся патент на адреналин, вывел на передний план вопрос: можно ли получить исключительные права на объект, созданный не человеком, а природой.

Выделенная ДНК и другие биологические материалы являются объектами интеллектуальной собственности.

Суд пришел к выводу, что очищенные вещества - плод труда исследователей и, следовательно, биологические препараты должны находиться под защитой патентного права.

Первый патент на дезоксирибонуклеиновые кислоты был выдан в 1980 г., когда Стэнфордский университет закрепил за собой приоритет в технологии рекомбинации, т. е. методе внесения изменений в геномы живых организмов. Через несколько месяцев Верховный суд США постановил, что организмы могут быть объектом интеллектуальной собственности, если они модифицированы человеком. Решение вызвало бум патентования генетически модифицированных организмов: от расщепляющих нефть бактерий до шимпанзе с различными генетическими заболеваниями для медицинских исследований.

В последнее время начали появляться патенты на части человеческого генома, кодирующие белки, которые отвечают за важные функции организма. Причем объектом права становятся немодифицированные варианты ДНК. Это происходит не только в США, но и в Европе. Например, в 2010 г. патентное бюро ЕС выдало документы на эксклюзивное использование генов, обнаруженных у выдающихся спортсменов (EP 1 546 403 B1). Запатентованная последовательность оснований ДНК указывает на предрасположенность их носителей к бегу на короткие дистанции.

Биотехнологические компании также ищут гены, указывающие на склонность к онкологическим и другим заболеваниям. Европейское патентная организация передала компании Novartis монопольное право на ДНК, которая повышает вероятность развития рака поджелудочной железы.

Американский союз защиты гражданских свобод (ACLU) уже почти четыре года пытается добиться отмены патентов на гены BRCA1 и BRCA2, принадлежащих компании Myriad Genetics и университету Юты. Носительницы одного из вариантов этих генов на 82% чаще заболевают раком молочной железы и на 45% - раком яичников, чем в среднем по популяции. Myriad Genetics владеет генами 15 лет, за которые стоимость тестирования на наследственные формы рака выросла вдвое, несмотря на то что цена секвенирования генома за это же время упала в десятки раз благодаря бурному развитию биотехнологий.

16 августа 2012 г. апелляционный суд Вашингтона подтвердил права Myriad Genetics Inc на гены BRCA1 и BRCA2.

Для женщин, у ближайших родственников которых были онкологические заболевания, анализ этих генов крайне важен. Если нежелательная мутация выявлена, то можно заняться профилактикой и продлить жизнь пациентов. Но далеко не все страховые планы покрывают расходы на диагностику, а цена в $3340 для многих оказывается слишком высокой.

В ноябре дело "ACLU против Myriad" поступит на рассмотрение в Верховный суд США. От его исхода зависит не только одна из статей дохода биотехнологической компании. Если суд признает, что человеческая ДНК, даже если она выделена и очищена исследователями, - творение природы, а не ученых, то все подобные патенты утратят силу.

Джеймс Уотсон, один из первооткрывателей структуры дезоксирибонуклеиновой кислоты, заявил в августе в американском апелляционном суде, что юристы не до конца осознают природу генов: "Да, ДНК - это химическое соединение. Но его важность заключается в том, что оно обладает способностью кодировать и передавать инструкции по созданию человека. Жизнь и то, что создает формы жизни, не должна находиться под контролем монополий, созданных по прихоти Конгресса или судов."

Лакомые кусочки человеческого генома.
№ гена кол-во патентов название гена локус описание
655 20 BMP7 20q13 костный морфогенный протеин 7
1029 20 CDKN2A 9p21 ингибитор циклинзависимой киназы
768 14 CA9 9p13-p12 карбоангидраза 9
672 14 BRCA1 17q21 маркер рака молочной железы
6469 13 SHH 7q36 регуляция дифференцировки стволовых клеток (ген Ежа Соника)
3084 13 NRG1 8p21-p12 нейрегулин-1
3953 12 LEPR 1p31 рецептор лептина
6004 11 RGS16 1q25-q31 регулятор сигнальных G-белков
3549 10 IHH 2q33-q35 белок пролиферации клеток
959 10 CD40LG Xq26 рецептор, координирующий работу лимфоцитов
7424 10 VEGFC 4q34.1-q34.3 фактор роста эндотелия сосудов
3557 10 IL1RN 2q14.2 антагонист рецептора интерлейкина 1

Гены, которые играют важную роль в организме, - ценный приз для биотехнологических компаний. Например, участки человеческого генома BMP7 и CDKN2A фигурируют в 20 патентах. BMP7 кодирует остеогенный белок, стимулирующий образование хрящевой и костной тканей. CDKN2A ответственен за белок P16, регулирующий деление клеток.

Сейчас около 30% человеческого генома монополизировано различными биотехнологическими компаниями. И по мере того как понимание работы генетических механизмов будет расти, все меньше хромосом будет принадлежать их носителям.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
A-T-C-G: четыре буквы

Поделитесь с друзьями: