InvestFuture

Грос: особенности протекания кризиса в малых странах

Прочитали: 28

В последний день января латвийский парламент в окончательном чтении утвердил законопроект о введении единой европейской валюты с 2014 г. Пока эксперты спорят, что принесет Латвии этот шаг, директор Центра европейских политических исследований Даниэл Грос рассуждает об особенностях экономики Латвии и отличии ее ситуации от Америки времен Великой депрессии.

Интерес к экономической политике малых стран, как правило, ограничивается небольшим числом специалистов. Но бывают случаи, когда опыт малых стран интерпретируется во всем мире как доказательство того, что определенный политический подход работает лучше всего, пишет на Project Syndicate Грос.

Сегодня Греция, страны Балтии, а также Исландия часто упоминаются в спорах за или против мер строгой экономии. Например, лауреат Нобелевской премии экономист Пол Кругман считает, что тот факт, что ВВП Латвии по-прежнему более чем на 10% ниже своего докризисного пика, показывает, что подход "мер строгой экономии вкупе с застоем в заработной плате" не работает и что Исландия, которая не была подвержена мерам жесткой экономии извне и которая девальвировала свою валюту, выглядит гораздо лучше.

Другие, однако, отметили, что Эстония, которая следовала мерам строгой экономии в разгар кризиса, избежала финансового кризиса и теперь снова энергично растет, в то время как Греция, которая отложила ужесточение бюджетной политики на слишком долгое время, пережила глубокий кризис и погрязла в рецессии.

Обе стороны в этих спорах обычно не упоминают ключевые отличительные характеристики и конкретные начальные условия, которые могут сделать прямое сравнение бессмысленным.

Ссылки по теме Латвия вступит в еврозону с 2014 г.

Для начала Латвия, как и другие страны Балтии, когда начался кризис, имела огромный дефицит текущего счета. Это означает, что докризисный уровень ВВП просто не был устойчивым, так как он требовал притока капитала свыше 20% ВВП для финансирования очень большого потребления и строительных бумов. Таким образом, когда приток остановился в начале финансового кризиса, сокращение ВВП на двузначные проценты было неизбежным. В этом свете вовсе не удивительно, что ВВП Латвии в настоящее время еще более чем на 10% ниже своего докризисного пика; в конце концов, ни одна страна не может бесконечно поддерживать дефицит текущего счета в размере 25% от ВВП.

Таким образом, любое сравнение стран Балтии с Великой депрессией (или сегодня с США) бессмысленно. Страны Балтии просто должны были приспособиться к внезапному прекращению внешнего финансирования. Это не было проблемой для США в 1930-х гг.; это также не является проблемой США и сегодня.

Лучший способ оценки посткризисных показателей – это посмотреть на разрыв между фактическим и потенциальным объемами производства, то есть между фактическим ВВП и потенциальным ВВП. По оценкам Европейской комиссии, латвийский ВВП был почти на 14% выше потенциала на пике бума, а затем он упал на 10% ниже потенциального, когда бум закончился. Восстановление, однако, было столь же быстрым, при этом ВВП теперь вернулся к потенциалу (хотя и ниже неустойчивого пика во время бума).

Правительство Латвии повысило налоги в течение спада, чтобы удержать доходы примерно на том же уровне в виде доли от ВВП, но тем не менее возник значительный бюджетный дефицит в виде расходов на социальное обеспечение, таких как пособия по безработице, которые значительно выросли, в то время как спрос и производство значительно снизились. С V-образным восстановлением, однако, эти расходы снова упали, быстро сокращая дефицит. Восстановление могло быть только частичным, поскольку предыдущий уровень производства был неустойчивым, но этого было достаточно, чтобы правительство снова смогло сбалансировать свои балансы.

Таким образом, Латвия сегодня пользуется устойчивой фискальной позицией, а уровень производства находится вблизи своего потенциала и продолжает расти. Меры экономии, возможно, временно усугубили спад, но они действительно обеспечили финансовую устойчивость без постоянного ущерба экономике. В отличие от этого производство в Греции, которая не спешила применять меры строгой экономии, по-прежнему на 12% ниже его оценочного потенциала и продолжает падать.

Нужно быть осторожным при попытке извлечь уроки из опыта малых стран, которые иногда имеют очень специфические характеристики. Один вывод, который можно сделать в целом, заключается в том, что игнорирование мер жесткой экономии не позволяет избежать проблемы достижения как финансовой, так и внешней устойчивости.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Грос: особенности

Поделитесь с друзьями: