InvestFuture

The Economist: Британия завязла в болоте проблем

Прочитали: 53

Из всех крупных кризисов за последние полтора века Великобритания выбиралась в течение пяти лет, однако этот кризис стал исключением. Света в конце туннеля пока не видно, экономика Британии топчется на месте, и в худшем случае страна может потерять десятилетие в своем развитии, пишет британский еженедельник The Economist.

За последние 170 лет экономика Великобритании пережила много различных потрясений. Резкий глобальный спад в 1857 г. привел к банкротству множество банков и остудил спрос на экспорт. Депрессия 1930-х гг. также довольно сильно ударила по стране. Две последних мировых войны разрушили жилой фонд и инфраструктуру. Тем не менее через пять лет после каждого из перечисленных потрясений национальная экономика возобновляла рост. Однако сейчас восстановления не наблюдается.

Великобритания сегодня больше топчется на месте. Банк Англии подсчитывает объем производства, который достиг своего пика в 1,5 трлн фунтов ($3 трлн) в 2007 г. и не сможет достигнуть того же уровня в реальном выражении до 2015 г.

При неудачном стечении обстоятельств страна может с легкостью потерять целое десятилетие. Мизерные зарплаты и необузданная инфляция съедают покупательскую способность. Фунт падает, а от торгового баланса слезы наворачиваются на глаза. Пессимизм красноречиво проявляется и в статистике: лишь 12% британцев ожидают улучшения своего финансового положения, в то время как 52% опрошенных готовятся к худшему.

Отсутствие экономического роста негативно отражается не только на бизнесе и домохозяйствах, но и затрудняет балансирование бюджета. Министр финансов Великобритании Джордж Осборн проводит политику жесткой экономии, главная цель которой преодоление бюджетного дефицита (на сегодня он составляет 3,6% к ВВП).

Ожидается, что соотношение долга к ВВП начнет снижаться с 2017-2018 гг. Однако вялый рост увеличивает выплаты пособий и уменьшает налоговые поступления, что, по сути, откладывает достижение поставленной цели. Долг вырос с 600 млрд фунтов в 2008 г. до 1,1 трлн фунтов в текущем году. Стоимость государственных заимствований остается все еще низкой, так как инвесторы доверяют Осборну, но рейтинг Великобритании был снижен из-за тревоги по поводу среднесрочного роста.

Кредитование остается серьезной проблемой. И хотя Банк Англии опустил ставку до рекордно низкого уровня, банки продолжают взимать с частных компаний высокий процент, что объясняет нежелание бизнеса брать кредиты. Монетарная политика – часть решения проблемы. The Economist продолжает настаивать, что Осборн должен заново взглянуть на работу Банка Англии и четко объявить, что не собирается повышать процентную ставку до тех пор, пока номинальный ВВП не будет на 10% выше, чем сейчас. Это успокоит рынки, и никто не будет ждать неожиданного повышения. Осборну также следует вместе с Банком Англии расширить схему “финансирования для кредитования”, которая снизит расходы коммерческих банков и приведет к более доступным кредитам.

Ориентированные на прибыль британские финансовые рынки не поддерживают небольшие активно занимающиеся исследованиями фирмы, которые чрезвычайно важны для будущего страны. Правительству необходимо помочь им, создав государственно-частный инвестиционный банк. Кроме того, следует пересмотреть закон о банкротстве в сторону облегчения и удешевления процесса закрытия неудавшегося бизнеса. Британия все еще отстает от Америки в вопросе создания благоприятной среды для желающих открыть новое дело после банкротства.

Инфраструктура – другой важный приоритет. Автомобильные и железные дороги, мосты и широкополосная сеть интернета стимулируют рост и увеличивают отдачу на каждый вложенный фунт. Однако именно в этой сфере проведены самые значительные сокращения. В период между 2009 – 2010 гг. и 2011 – 2012 гг. инвестиции в общественный сектор рухнули с 48,5 млрд фунтов до 28 млрд фунтов. Без всякого сомнения, они должны быть восстановлены и даже увеличены до 56 млрд фунтов.

Налоговая система также должна быть изменена так, чтобы она стимулировала рост. Так, например, одна из причин, почему компании медлят со строительством на подготовленных для этого территориях, – отсутствие налогов, до тех пор пока не закончено возведение офисных зданий или складских помещений. Было бы мудрее облагать налогом стоимость земли, что стимулировало бы владельцев продать ее тем, кто готов на ней строить. Как только земля эффективно используется, возрастает ее цена и увеличиваются налоги, создавая, таким образом, механизм самоусиления. И, наконец, Осборн должен ясно объявить, что Британия нуждается в талантливых людях. Популистские инициативы правительства по сокращению иммиграции, в результате чего в страну будет перекрыта дорога молодым и образованным, - настоящее экономическое бедствие.

Большинство из перечисленных реформ, включая достижение определенного уровня номинального ВВП, закон о банкротстве и иммиграционная политика, не требуют каких-либо затрат. Для других (в первую очередь 28 млрд фунтов на строительство инфраструктуры) необходимы средства. Осборн может найти деньги в своем бюджете, ограничив финансирование менее эффективных секторов. Кстати, говоря о политике жесткой экономии, в 2011-2012 гг. государственные расходы были на 300 млрд фунтов больше, чем в период 2001-2002 гг. Траты на государственное здравоохранение (которые взлетели с 59,8 млрд фунтов до 121,4 млрд фунтов) относятся к подобным статьям. Разве руководитель частного бизнеса может так сильно взвинтить цены на свои услуги или продукт?

Тем не менее The Economist поддерживает план Осборна по уменьшению дефицита с помощью сокращения расходов. Государственный бюджет сегодня неоправданно раздут, и мы отвергаем спонсируемые Лейбористской партией идеи, что экономические проблемы Великобритании возникли из-за политики жесткой экономии. Кризис евро и дефектная финансовая система – истинные виновники тяжелой ситуации.

Вместе с тем министр финансов должен активнее стимулировать рост. Урезая расходы в общественном секторе, ему следует найти как минимум половину из требуемых 28 млрд фунтов для инфраструктуры. Должен ли Осборн заимствовать недостающую часть денег? Если это для стимулирования долгосрочного роста, то “да”, даже если 14 млрд увеличат долг на 1% к ВВП. Критики назовут это решение необдуманным, но рынок долговых обязательств простит незначительное заимствование ради роста. В конце концов, без роста Великобритания двигается в никуда.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
The Economist: Британия

Поделитесь с друзьями: