InvestFuture

"АЛРОСА": на земле заканчиваются алмазы

Прочитали: 37

Крупнейшая в мире компания по добыче алмазов – российская «АЛРОСА» - выходит на биржу. Глава компании Илья Южанов рассказал о предстоящей приватизации, планах по развитию бизнеса и ценах на алмазы и бриллианты.

Илья Артурович, крупнейший в мире алмазодобытчик - компания «АЛРОСА» - собирается продать часть пакета акций из государственного пакета. Вы можете рассказать о подготовке к предстоящему IPO, и, вообще, будет ли оно?

Я бы, во-первых, не использовал такой специфический термин IPO. И во-вторых, конечно, не только и не столько компания собирается продавать акции, акции продают акционеры. У нас несколько крупных акционеров. Прежде всего, это Российская Федерация – почти 51% акций, республика Саха-Якутия – 32%, 8% у муниципальных образований и около 9% у прочих акционеров. То есть можно сказать, что эти 9% находятся в свободном обращении. Вот поэтому то, о чем мы говорим сейчас, это обсуждение приватизации акций, принадлежащих Российской Федерации и республике Саха.

Есть информация, что это будет 14% акций. Вы можете ее подтвердить?

Вы знаете, я ее могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Я могу сказать только о том, что существует несколько разных точек зрения на то, в каком объеме и какими темпами должна идти приватизация акций компаний. Но я должен сказать, что 7 + 7 процентов акций, из которых 7 принадлежащих России, 7 принадлежащих Якутии, вот такой вариант приватизации действительно существует. Более того, он поддержан Советом директоров компании. Можно сказать, что это тот вариант, который считает для себя наиболее приемлемым компания. Но это не значит, что этот вариант устроит акционеров. У акционеров может быть своя точка зрения, и они могут ее высказать. Насколько я знаю, существуют разные позиции, в том числе и в Правительстве России, по этому поводу.

Изначально была информация, что где-то 20-25% акций будут продаваться. Это достаточно крупная доля. Также была информация, это сделано потому, что срочно нужны были деньги. На компанию очень высокая долговая нагрузка. А сейчас есть информация, что 14%. Все-таки доля снижается, даже по неофициальной информации. Это хороший спрос и цены на алмазы вас поддерживают?

Вы понимаете, устраивать приватизацию или IPO, или иным способом пытаться получить деньги на рынке далеко не всегда дешевле денег, которые мы получаем в банке или в иных кредитных организациях. Поэтому я должен сказать, что за последние 2 года «АЛРОСА» сильно уменьшила свою кредитную зависимость и, более того, качество кредитов заметно улучшилось. То есть у нас уже более низкие проценты и более долгосрочные кредиты, чем это было, скажем, три года назад, когда, действительно, компания была близка к дефолтному состоянию.

То есть вы с долгами компании разбираетесь потихоньку?

Да, с долгами компании мы разбираемся, тем более что финансовые итоги, которые у нас есть за последний год, это, вообще говоря, рекорд за все время существование алмазодобывающей отрасли в России по финансовым показателям. Это абсолютный рекорд, который практически в два раза превышает показатели любого другого года в истории компании.

Но такая хорошая финансовая ситуация в компании сейчас может привести к тому, что ее и оценят хорошо перед продажей акций. Вообще, алмазная отрасль достаточно специфическая, и таких, не то что крупных, вообще алмазных компаний вообще на биржу не выходили раньше. Так это для компании плюс или минус - быть первыми на бирже?

Ну, я бы сказал так, что, скорее, наоборот. "Де Бирс", он уходил с биржи, ну то есть был де-листинг произведен некоторое время тому назад.

Но вы крупнейший в мире алмазодобытчик?

Мы - крупнейший в мире добытчик необработанных алмазов. Мы добываем порядка 34-х миллионов карат. Из примерно 140 миллионов, которые ежегодно добываются в мире. Уже третий год мы обгоняем компанию "Де Бирс", которая идет сейчас с небольшим отрывом на втором месте, ну и практически в 2,5 раза обгоняем компанию "Рио Тинто", которая занимает третье место. Но я должен сказать, что компания самостоятельно продавать алмазы на международном рынке стала только всего лишь три года назад.

В 2009-ом? Когда закончилось соглашение с "Де Бирсом"?

Да, до этого было такое монополистическое соглашение, против которого боролась и Еврокомиссия, и американские антимонопольные органы. В итоге позиции "Де Бирса", как всемирного торговца, они прекратили свое существование, и на сегодня компания «АЛРОСА» учится самостоятельно продавать.

Вам удалось выстроить систему сбыта?

Судя по финансовым результатам, удалось, хотя я далеко от оптимизма, от утверждения, что у нас все замечательно. Мы все-таки еще учимся, мы молодые продавцы на этом рынке. Мы достаточно опытные производители, но молодые продавцы, и вот здесь у нас, конечно, есть куда расти.

Основные производственные активы «АЛРОСА» в России, но есть зарубежные активы. А вы рассматриваете возможность дальнейшей экспансии на зарубежные рынки, чтобы приобретать активы не только в Анголе, например. Или будете все-таки продавать?

Вы знаете, это вопрос стратегии развития компании. Я тут должен, наверное, покаяться, что до сих пор у «АЛРОСА» нет официально утвержденной концепции развития.

То есть вы не определились, быть алмазными добытчиками или горнорудной компанией?

Алмазодобытчики - это тоже горнорудная компания. Есть большой вопрос почему, потому что предшествующие руководители компании за предыдущие десятилетия получили достаточно много лицензий на не профильные, с точки зрения алмазодобывающей компании, активы. Это газовые, железорудные активы. И сейчас перед компанией большой вопрос: как эти огромные инвестиционные проекты осуществлять? Необходимы, во-первых, ресурсы, которых явно недостаточно. И, во-вторых, необходимы квалифицированные кадры, знания, ноу-хау. Поэтому это сложный вопрос.

А когда эта стратегия может быть выработана?

Стратегию мы сейчас разрабатываем. В принципе есть очевидные направления. Их даже наши разработчики назвали «бенгальский огонь», это когда мы сосредотачиваемся исключительно только на алмазах. Мы в ускоренном темпе начинаем вырабатывать те месторождения, которые у нас есть. Может быть, мы покупаем профильные месторождения везде, где только сможем купить. Но узко работаем только на алмазном направлении. Второй вариант, он противоположный, это диверсификация полная. Мы будем заниматься и газом, и железной рудой - всем, что попадет в сферу нашего влияния. Ну и третий вариант, он такой консервативный, его назвали условно «рантье». Компания спокойно занимается разработкой алмазов, каким-то образом избавляется постепенно от непрофильных активов, в общем, такая более взвешенная концепция. Мне кажется, что сейчас ближе всего мы находимся к ней.

А Вы какой концепции придерживаетесь?

Вы знаете, я все-таки придерживаюсь следующего. Мы не должны заниматься не свойственной нам, не профильными видами деятельности. Вот вернусь к вашему вопросу по поводу покупки зарубежных активов. Конечно, нам, как алмазной компании, которая имеет отличные финансовые результаты, нам бы хотелось расширять свой профильный бизнес. Но вопрос-то состоит в том, что, к сожалению, на сегодня в мире неизвестны новые месторождения. Не то что крупных, а вкусных месторождений, то есть тех, которые мы могли бы эффективно использовать и получать от этого соответствующий доход.

Рынок алмазов, бриллиантов, как и весь рынок роскоши, наверное, вещь капризная. Что сейчас со спросом на алмазы? Вы ощущаете на себе вот так называемую вторую волну финансового кризиса?

Вы правильно спросили - "так называемая". Потому что до сих пор, кроме, может быть, греков, ее никто пока не видел и на себе не ощутил. Да и у греков это немножечко другая история.

То есть вы, как реальный сектор экономики, не ощущаете на себе кризис?

Мы, как компания алмазодобывающая, волны кризиса в данный момент на себе не ощущаем. Количество новых крупных месторождений, оно не растет. Старые месторождения постепенно вырабатываются. Приходится нам уходить под землю. Ждать, что сильно увеличатся предложения, что вдруг откуда-то будет вброшено огромное количество алмазов, - это утопия. Этого не будет. С другой стороны, спрос устойчиво растет, и мы видим сейчас по всем прогнозам очень сильный спрос со стороны Китая и Индии.

Спрос на бриллианты?

Спрос на бриллианты, просто исходя даже из емкости рынка. Было огромное количество людей, огромное количество женщин, которые хотят иметь украшения. Достаточно стабильный рост экономик, рост ВВП на душу населения - все это позволяет говорить о том, что примерно на 5-7, может быть 10% в год спрос может возрастать только за счет восточного сектора. Поэтому спрос возрастает, предложения как минимум не увеличиваются. Отсюда соответственно цены, цены. Я бы сказал так: "Нет оснований для снижения цен". Цены должны расти, причем расти постоянно стабильно. Поэтому мы смотрим с определенным известным оптимизмом, как продавцы в такой ситуации на вот рыночные тенденции.

Интервью провела корреспондент ТК "Россия-24" Ирина Матюшенко.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
 quot;АЛРОСА quot;: на

Поделитесь с друзьями: