InvestFuture

G20 необходимо повысить свою эффективность

Прочитали: 39

Предельный размер государственного долга и бюджетного дефицита для каждой страны "Большой двадцатки" - такой документ планируют принять на саммите G20 в Санкт-Петербурге. Об этом заявил замминистра финансов России Сергей Сторчак. О повестке российского председательства в "Группе двадцати" он рассказал в эксклюзивном интервью.

- Сергей Анатольевич, в этом году Россия председательствует в "Большой двадцатке". Основными темами этого года на саммите избраны ускорение экономического роста и создание новых рабочих мест. Почему именно эти темы выбраны в рамках российского председательства в G20?

- Задача председательства – предложить партнерам "Двадцатки" те темы, которые интересны для всех. После того как формально глобальный кризис 2008-2009 года завершился или, по крайней мере, прекратился, прекратилось дальнейшее падение экономического роста, появились признаки восстановления. Основная тема для большинства партнеров "Двадцатки" стала тема того, что темпы роста не восстанавливаются до предкризисного уровня. Исходя из такой оценки реальной ситуации мы решили, что вопросы стимулирования экономического роста близки. И вопросы создания рабочих мест будут поддержаны нашими коллегами. Нам в определенной степени повезло. Мы выбрали в качестве ключевых наших раритетов не просто вопросы стимулирования экономического роста, а вопросы, которые касаются деятельности министра финансов и управляющих в стране банками. Это вопросы источника финансирования инвестиций. И сконцентрировались на инвестициях долгосрочных. Именно на тех инвестициях, где происходит создание рабочих мест. Таким образом, мы в рамках своей повестки дня сумели увязать ранее принятые обязательства группы "Двадцати", которые оформлены в рамках так называемого рамочного соглашения по обеспечению устойчивого роста и инструментария, с помощью которого этот устойчивый рост можно было бы обеспечить.

- На саммите G20 в Торонто в 2010 году страны "Большой двадцатки" обязались снизить уровень госдолга и сократить бюджетный дефицит по меньшей мере в два раза. Уже сейчас понятно, что многие страны в те ориентиры не укладываются. Будут ли эти обязательства пересмотрены на саммите G20 в Санкт-Петербурге в сентябре?

- Вы правильно сказали, что многие не сумели выполнить принятые обязательства. Понятно, что политически для соответствующих лидеров это не очень комфортно. Плюс обязательства принимались не абстрактно. Они принимались с учетом предметного периода времени, в течение которого они должны быть выполнены. Речь шла о 2016 годе. Но сегодня уже понятно, что ни восстановленные темпы экономического роста, ни восстановленные объемы валового внутреннего продукта не дали возможности собрать необходимые налоги. И соответственно многие правительства вынуждены были продолжить политику выхода на долговые рынки и финансировать национальные бюджеты через заимствования. Нам, надеюсь, удастся договориться о новых показателях. Скорее всего, они не будут такие, содержать такие фиксированные цифры, как цифры, содержащиеся в декларации, принятой в Торонто. Многие страны меняют свою позицию и понимают, что, как в любой экономике, важна тенденция, а неважны конкретные цифры.

- Снижение уровня безработицы - одна из ключевых тем "Большой двадцатки". Так все-таки что, по-вашему, сейчас нужно делать проблемным странами в первую очередь? В срочном порядке снижать уровень безработицы или вводить меры жесткой бюджетной экономии, в том числе, чтобы снизить дефицит бюджета и уровень госдолга?

- В краткосрочном плане все-таки консенсус складывается к тому, чтобы заниматься стимулированием роста. А еще более практически обеспечить новые источники финансирования инвестиций. Одним из ключевых решений, на которое мы планируем выйти, будет принятие специального документа, в котором будут изложены принципы деятельности правительств, для того чтобы привлечь к финансированию инвестиции наиболее крупных участников финансовых рынков в настоящее время. Это уже не банки. Так, так получилось за последние годы, что наиболее крупными участниками финансовых рынков стали так называемые институциональные инвесторы, самые известные из них - это пенсионные фонды. Можно к ним отнести и суверенные фонды. Это и страховые фонды. Мы очень рассчитываем, что лидеры в конечном итоге примут документ, одобрят документ, в котором содержится целый набор рекомендаций в части тех мер политики, которые нужно принимать на национальном уровне, для того чтобы финансовые средства, аккумулируемые институциональными инвесторами, пошли на первичный рынок, стали использоваться для финансирования инвестиций.

- На тех мероприятиях, которые уже проходят в рамках саммита G20, вы лоббируете систему установления квот Международного валютного фонда. Известно, что страны БРИКС уже давно добиваются установления квот согласно вкладу в мировую экономику, которую дают эти страны. Вся загвоздка в позиции США. Есть прогресс?

- Ни одной встречи на уровне заместителей министров. До саммита еще речь не дошла. Саммит только в сентябре. Не проходит без того, чтобы этот вопрос не обсуждали. Речь идет, конечно, о престиже группы "Двадцати" как форума, который не так давно объявил себя ключевым форумом с точки зрения решения глобальных проблем. Крупнейший акционер, если я могу так выразиться, США не могут пройти процедуру ратификации. При этом исполнительная власть настойчиво говорит о том, что ни при каких обстоятельствах она не откажется от тех обязательств, которые были приняты в Сеуле. Но в то же время США призывают коллег по "Двадцатке" войти в их положение. Внутриполитический расклад в США такой, который не позволяет формировать принятие решения о ратификации. В сентябре в США наступает новый финансовый год. Мы исходим из того, что в пакете, в документах, связанных с принятием нового бюджета, этот закон будет содержать соответствующие позиции, которые будут означать выход на россификацию. Исходим из того, что мы, как группа государств, как клуб, входим в положение партнеров по "Двадцатке", держим паузу, ждем благоприятного решения этого вопроса внутри Соединенных Штатов. В любом случае в настоящее время Международный валютный фонд не испытывает острой потребности в ресурсах. Сама же "Двадцатка" решила, и на саммите и подтвердила, возможности предоставления дополнительных ресурсов Международному валютному фонду, для того чтобы он решал задачи, аналогичные тем, которые решались, ну, например, в Греции или в Португалии. Или вот сейчас на Кипре.

- Но к саммиту в Петербурге решений от Америки вы не ждете?

- Министр Антон Силуанов прилагает максимум усилий, которые позволяют его должности. Его позиция председателя "Двадцатки" стимулирует процесс. Неоднократно мы эту тему поднимали. Но у нас двоякая роль сейчас. Мы, с одной стороны, пытаемся процесс стимулировать. С другой стороны, мы сдерживаем особо агрессивных партнеров. Мы не хотели бы делать резких заявлений насчет ситуации, сложившейся вокруг выполнения всех договоренностей. Мы сдерживаем таких партнеров, говоря, что необходимости выхватывать шашку и махать ей над головой, такой необходимости нет.

- Сергей Анатольевич, спасибо вам большое за это интервью.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
G20 необходимо повысить

Поделитесь с друзьями: