InvestFuture

Грань, за которой экономика становится политикой

Прочитали: 32

Максимизация роста ВВП больше не является единственным приоритетом; вместо этого должны учитываться такие понятия, как “счастье”, “благосостояние” и “хорошая жизнь”. В конце концов экономика - это социальная дисциплина, пишет в Project Syndicate британский экономист, профессор университета Уорик Роберт Скидельский.

Мы все знаем, как начался глобальный экономический кризис. Банки выдали слишком много ипотечных кредитов. Лопнувший пузырь на рынке недвижимости США привел к банкротству банки, которые к тому же, ведя глобальную финансовую деятельность, имели на своих балансах невозвратные кредиты друг друга. Банкротство банков стало причиной обвала кредитно-финансовой системы, в результате чего произошли резкое снижение кредитования и сокращение экономик.

После этого правительства начали спасать банки и экономики, что стало причиной кризиса государственного долга. Пока все были заняты снижением долговой нагрузки, экономики не смогли восстановиться. Большая часть мира (в первую очередь Европа, а потом США) продолжает топтаться на месте.

Как мы можем выкарабкаться из этой ямы? Дебаты, как всегда, ведутся вокруг политики жесткой экономии и политики стимулирования. Сторонники “затягивания поясов” считают, что лишь балансирование государственного бюджета и сокращение госдолга восстановят доверие инвесторов. Последователи учения Кейнса верят, что без крупномасштабного стимулирования (что неминуемо приведет к временному увеличению дефицита) европейская и американская экономики не выйдут из рецессии на протяжении многих лет.

Я принадлежу к тем людям, которые считают, что для преодоления кризиса необходимо стимулирование. Я не думаю, что кредитно-денежная политика, даже в самой ортодоксальной форме, спасет ситуацию. Коммерческие банки имеют слишком низкое доверие, чтобы увеличить кредитование до того уровня, когда начнет падать безработица и расти экономика. Мы уже неоднократно видели, что Центробанк самостоятельно не может добиться желаемого уровня кредитования.

Здесь я согласен с Полом Кругманом и Мартином Вулфом, которые настаивают на увеличении, а не на уменьшении, бюджетного дефицита. Будучи сторонником классического кейнсианства, я уверен, что мы страдаем из-за нехватки совокупного спроса, а стимулирование роста государственного дохода - самый эффективный способ уменьшения частного и государственного долга в ближайшие один-два года.

Однако споры между сторонниками политики жесткой экономии и кейнсианцами о способах восстановления экономики незаметно переходят в дебаты о посткризисной структуре экономики. Именно здесь экономика превращается в политическую экономику.

Те, кто считают, что до кризиса была нормальная экономика (за исключение банков, которые выдавали кредиты налево и направо), предлагают провести только банковскую реформу, которая будет включать макрорегулирование коммерческих банков со стороны Центробанка. Некоторые идут еще дальше и предлагают национализировать все частные банки или, как минимум, их разделить. Однако, если следовать их советам, мы не решим проблему. В первую очередь необходимо понять причины “плохого поведения” банков. Можно с уверенностью утверждать, что чрезмерное банковское кредитование – это симптом более глубоких экономических проблем.

Экономист Томас Палли считает чрезмерное кредитование формой борьбы с неравенством в доходах, так как доступ к дешевым кредитам заменяет плохо функционирующую систему социальных гарантий. Таким образом, реформа должна включать перераспределение богатства и дохода.

Перераспределение неплохо проводить одновременно с политикой стимулирования, так как и то и другое увеличит совокупный спрос и уменьшит зависимость экономики от финансирования с привлечением заемного капитала. Повышение налогов на богатство - первоначальный негативный удар по классу бизнесменов, но он будет компенсирован повышением всеобщего потребления. Некоторые уверены, что мы должны сбалансировать экономику не только с помощью передачи богатства от богатых к бедным, но и с помощью отказа от неэффективного использования энергии. И с этим трудно не согласиться. Политика стимулирования должна быть нацелена не только на повышение спроса, но и на стимулирование использования экологически чистой энергии.

Изменение баланса в экономике от необузданного использования горючего до энергосберегающих технологий (а также от частного к общественному потреблению) качественно изменит ориентиры экономической политики. Максимизация роста ВВП больше не является единственным приоритетом; вместо этого должно быть то, что мы называем “счастье”, “благосостояние” и “хорошая жизнь”.

В связи с этим неплохо вспомнить Дэна Родрика: “Если бы экономика была только про увеличение прибыли, то она бы называлась управлением торгово-промышленной деятельностью. Экономика - это социальная дисциплина, и общество имеет другие приоритеты, помимо рыночных цен, для измерения счастья”.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Грань, за которой

Поделитесь с друзьями: