InvestFuture

Новая Европа: 5 лет кризиса

Прочитали: 42

5 лет. Именно такой мини-юбилей отметит европейский кризис в этом году. Тогда, в 2008-ом Старому Свету, да и всему миру казалось, что через пару лет все закончится… Но не тут-то было. Что же, давайте посмотрим, как эта пятилетка изменила Европу.

И для начала обратимся к показателям ВВП… Картина удручающая - 17 стран еврозоны погрязли в самой длинной рецессии за всю историю существования альянса. Экономическое пике продолжается уже более полутора лет. И если присмотреться, то кажется - это уже не рецессия с двойным дном, а самая настоящая депрессия. Ведь вопрос не в терминологии. А в том, что надежды на скорое возрождение пока что крайне призрачны. Сегодня лишь 15% европейцев могут с уверенностью сказать - экономическая ситуация в их стране неплохая. До начала кризиса так считал каждый второй. Соизмеримые потери понесла и уверенность в действиях властей, да и в самом проекте под названием «евро».

Но почему через 5 лет после начала кризиса – когда многие страны от США до России – уже несколько кварталов подряд показывают рост ВВП, Европа все еще стоит на краю обрыва? Ответ на этот вопрос сегодня принято связывать с разрушительным воздействием политики жесткой экономии. Особенно с колоссальным снижением госрасходов. Главная цель которого – уменьшить дефицит бюджета и уровень госдолга. Если подойти к этому вопросу теоритически – то Европа изначально была обречена. Согласно большинству исследований на тему мер жесткой экономии – они крайне редко приводят к чему-то хорошему.

В 80% случаев политика экономии оборачивалась полным провалом.

Взять хотя бы недавнее исследование двух экономистов из Гарварда. Его результаты не просто поражают, а можно сказать, ужасают. За последние 30 лет среди всех развитых стран мира, которые применяли эту политику, - лишь малая часть государств после нее показала хоть какой-то экономический рост. В 80% случаев политика экономии обернулась полным провалом. А оставшиеся 20% стран «выжили» после шоковой терапии лишь благодаря тому, что их власти параллельно проводили поистине тектонические сдвиги на рынке труда. Делая его максимально доступным как для местного населения, так и для иммигрантов.

Симптоматично, но один из самых ярких примеров, как можно все сделать правильно – это Германия. Реформы прошли как раз до кризиса – с 2002-го по 2007 год. И видимо выработали для страны иммунитет. Сейчас в это трудно поверить, но еще десять лет назад Германия была очень похожа на … сегодняшнюю Грецию. Протесты против социальной политики властей проводили каждый понедельник, уровень безработицы в регионах – почти 20%, по приросту ВВП – только вслушайтесь в это – последнее место в ЕС.

Отдельное место среди немецких реформ 2002-го занимает четвертый пакет «законов Харца».

Итак, представим: Германия - 2002 год. Герхард Шредер одновременно начинает переворот в пенсионной системе, на рынке труда, сокращает госрасходы… И снижает налоги – лишая госказну очевидного источника пропитания. Но оставляя хоть немного воздуха для бизнеса. Отдельное место среди реформ занимает четвертый пакет «законов Харца». В соответствии с ним в Германии в одно целое превратили помощь по безработице и социальное пособие. В сумме получалось чуть больше 330 евро. Прожить на эти деньги особенно в восточных землях – было почти невозможно. Но немцы справились. Наверно, отсюда их стойкая вера в то, что именно меры жесткой, даже беспрецедентно жесткой экономии могут стать панацеей и для стран южной Европы.

Так почему же немецкая формула не сработала для Испании, Греции или Португалии с Италией? Помните как у Максима Горького в «Жизни Клима Самгина» - «А был ли мальчик?»… Похоже, что не было. Судя по официальным цифрам от Eurostat, ни один из самых больших должников Европы так и не смог остановить рост своих госрасходов. Смотрим на статистику – в среднем плюс 5% за первые три года кризиса. Казалось бы совсем немного. Но давайте отмотаем немного назад. В начало нулевых. Именно тогда и начался основной «разгул» южан. За восемь лет их общие государственные расходы выросли с 800 миллиардов евро до почти полутора триллионов! Рост - 75%. Щедрее всех была Испания – в плюсе более 100%. Меньше всех свой госсектор отблагодарила Италия – зарплаты и бонусы за 8 лет выросли всего на 40%. А вот теперь добавьте к этому уровню те самые 6% … Вряд ли, это можно назвать экономией.

Маастрихские критерии в Европе по этому показателю не выполняются вот уже последние 6 лет.

С уровнем госдолга, соответственно, тоже не очень получилось… Средний показатель по еврозоне в прошлом году – 91%. В 2011-ом – чуть больше 87%. В первом квартале этого года – снова рост – новый рекорд, выше 92%. Стоит ли и говорить, что Маастрихские критерии в Европе по этому показателю не выполняются вот уже последние 6 лет. Антирекорсмены региона – Греция и Италия. Еще в нулевых их госдолг превышал 100%, к 2010-му стал еще больше. Германия и Франция – в начале двухтысячных еще держались ниже планки в 60%. Ну, а сейчас и их долги уже вызывают опасения.

Но это только вершина айсберга. Если говорить про меры экономии – то именно так, как это было сделано в Германии в начале нулевых – снижение госрасходов и снижение налогов – выглядит классическая политика жесткой экономии для госсектора. Ведь приходиться не только меньше тратить, но и меньше получать. Если повысить налоги – конечно, государству будет легче, но тогда часть бремени ляжет и на реальный сектор. А между тем цель перед европейскими странами стояла вполне конкретная. Ограничить именно государственные аппетиты. Не сильно трогая бизнесменов.

Лишь горстка европейских стран смогла действительно – как говориться затянуть пояса.

Впрочем, как выяснилось – в Европе существует аж 9 различных трактовок казалось бы простого слова экономия. Например, Испания и Франция – пошли в обратном направлении: увеличив и налоги, и свои расходы. Тем самым полностью переложив проблемы госсектора на частные плечи. Греция и еще целый ряд стран решили «уравнять» права бизнеса и государства: снизив расходы, но и повысив налоговые сборы. Еще одна вариация на тему - в Италии и Польше. Госрасходы хотя бы удержать на прежнем уровне, налоги повысить. Классический вариант – выбрали лишь четыре страны: Болгария, Ирландия, Латвия и Литва. А теперь давайте посмотрим на рост ВВП этих стран. Точка отсчета - начало проведение политики жесткой экономии, какой бы она не была. И как ни странно – получается, что именно те «храбрецы», которые пошли по самому тяжелому пути для госсектора – сполна вознаградили себя экономическим ростом. Чуть хуже дела у тех, кто уравнял права бизнеса и власти.

В сухом остатке имеем неприятный для Европы факт. Вовсе не меры жесткой экономии привели к росту безработицы, падению благосостояния и экономической стагнации. А как раз, наоборот, их отсутствие. Лишь горстка европейских стран смогла действительно – как говориться затянуть пояса. В то время как для большинства европейских государств - меры экономии, как были на бумаге, так там и остались. Вот такой противоречивой получилась первая пятилетка кризиса. Первая, и судя по всему, не последняя.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Новая Европа: 5 лет

Поделитесь с друзьями: