InvestFuture

"Уралкалий" в мае выйдет на полную мощность

Прочитали: 36

Прибыль "Уралкалия" растет на большинстве экспортных рынков. Однако компания временно приостанавливала производство из-за мировой конъюнктуры. Что будет в перспективе со спросом, об этом нам рассказал член Совета директоров "Уралкалия" Владислав Баумгертнер.

Владислав Артурович, "Уралкалий" опубликовал отчетность за 2011 год. Как вы сами оцениваете результаты компании?

Мы оцениваем деятельность компании за 2011 год очень позитивно. По всем направлениям нашей деятельности: и по выручке, и по прибыли, и по объему производства, и по цене, которую мы добились на большинстве экспортных рынков. В общем-то, мы выше бюджетных показателей, выше показателей 2010 года. Это стало возможным благодаря и хорошей рыночной конъюнктуре, которую мы наблюдали в 2011 году, и благодаря усилиям менеджмента и всей компании, которую мы предпринимали в течение всего года. 2011 год был годом объединения "Уралкалия" с "Сильвинитом", годом интеграции. Мы смогли получить большую выгоду от объединения между двумя компаниями, смогли получить хороший синергетический эффект уже в 2011 году, и синергетический эффект еще больше увеличен в 2012-2013-м году. Ну и в целом та работа, которая была проведана в 11-м году, естественно, позитивно отразилась на оценке, в том числе оценке компаний нашего инвестора.

Объемы производства "Уралкалия" за I квартал этого года снизились почти на 30%, если быть более точным - на 27%. Чем, на ваш взгляд, вызван такой спад?

Это вызвано тем, что в конце 2001 года, в общем-то, произошло торможение рынка, спрос на хлористый калий, на нашу продукцию существенно упал. Упал не по каким-то фундаментальным причинам, а упал из-за той краткосрочной достаточно конъюнктуры, которая наблюдалась в Европе, связано это было с долговым кризисом. Наблюдался общий пессимизм на рынке: дистрибьюторы, трейдеры боялись закупать продукцию на склады, с тем чтобы не нести финансовые риски. И в связи с этим мы, как и другие производители хлористого калия, были вынуждены приостанавливать наше производство, с тем чтобы сбалансировать рынок. С тем чтобы избежать излишнего давления объемов на рынке. С тем чтобы цена на нашу продукцию оставалась на комфортных для нас уровнях.

А когда вы ожидаете восстановление спроса?

Спрос уже восстановился, а основным фактором здесь по-прежнему являются цены на сельскохозяйственную продукцию. Они находятся не просто на стабильном уровне, они находятся близко к рекордным уровням. Традиционно мы смотрим цены на пшеницу, на кукурузу в Соединенных Штатах, на сою на бразильском рынке и на пальмовое масло. Эти 4 культуры, в общем-то, сегодня высокие ценовые ориентиры, и позволяют фермерам по всему миру работать с большой прибыльностью. Соответственно фермеры заинтересованы в том, чтобы развивать свою деятельность, инвестировать в правильное применение удобрений. И это позволяет, в том числе, нам продавать уже сейчас хорошие объемы на большинстве рынков. Мы ожидаем, что в мае - июне предприятие выйдет на полную загрузку, и, в общем-то, до конца года мы будем работать в комфортной рыночной конъюнктуре.

В прошлом году ваша компания запустила программу обратного выкупа своих акций. И объяснила это решение тем, чтобы поддержать котировки акций. Вот с января этого года активных покупок уже не ведется. Не значит ли это, что вы считаете нынешние котировки адекватными?

Мы по-прежнему считаем, что существует очень большой потенциал роста стоимости компании. С другой стороны, важно смотреть не только на цену наших акций в абсолютном там выражении, но и смотреть на наши акции относительно там индексов финансовых рынков и относительно стоимости акций наших конкурентов. Действительно, когда объявлялась программа бай-бэк, на тот момент стоимость наших глобальных депозитарных расписок составляла 28 долларов, сегодня она чуть меньше 40 долларов. Естественно, серьезным образом цена наших акций корректировалась. Придать стабильность рынку наших акций, это была одна из задач. Нам важно было реализовать программу возвращения денежных средств нашим акционерам. Тех денежных средств, которые не в полном объеме используются в нашей текущей деятельности. Компания закончила 2011 год с очень хорошими результатами. У нас хороший денежный поток. Естественно, что объем наших инвестиций, наша инвестиционная программа не требуют таких больших денежных ресурсов. И с точки зрения правильного финансового менеджмента, очень важно поддерживать правильную структуру капитала и возвращать акционерам те деньги, которые компания не может использовать для роста своего бизнеса.

Акции "Уралкалия" сейчас входят в пятерку наиболее ликвидных на российском рынке. Не рассматриваете ли в связи с этим премиального листинга на ведущих иностранных торговых площадках, в частности в Лондоне?

Не только на российских биржах существует хорошая ликвидность по нашим акциям, есть большие объемы торгов, на самом деле, намного больше объемы торгов на лондонской площадке, на Лондонской фондовой бирже. И, в общем-то, тот потолок, который мы сегодня имеем на уровне 20% по нашим глобальным депозитарным распискам, он не в полной мере еще выбран. Поэтому на сегодняшний день у наших инвесторов нет каких-либо ограничений с точки зрения торговли акциями, и какой-то непосредственной потребности делать премиальный листинг у компании нет. Технически мы к этому готовы. И в принципе, в любой момент мы можем это сделать, но это будет сделано только при условии, если это создаст какую-то дополнительную стоимость для акционеров. Но на сегодняшний день большой потребности в этом мы не видим.

В прошлом году ваша компания приняла долгосрочную программу развития объемом почти 6 миллиардов долларов. Каковы основные цели, задачи этой программы?

Цель очень простая. Мы видим и знаем, что спрос на продукцию - хлористый калий - будет расти примерно на 3% в год. Это, в общем-то, доказано исторической статистикой за прошедшие 10 - 20 лет. 3% в год - это примерно полтора-два миллиона тонн дополнительного спроса. С другой стороны, возможности расширения для очень многих игроков в отрасли крайне ограничены. Есть очень мало калийных производителей, которые в состоянии нарастить объемы. "Уралкалий" - один из них. У нас есть два новых участка, два потенциальных проекта, "Гринфилд" в том числе. У нас есть целый ряд возможностей для расширения существующих мощностей, у нас есть практически вся инфраструктура для этого. Мы являемся лидером отрасли по издержкам, имея денежную себестоимость на уровне 55 долларов. По большому счету, у нас есть все возможности, все инструменты, все ресурсы, для того чтобы стать лидером, с точки зрения роста, и забрать большую часть того дополнительного спроса, который будет на рынке в ближайшие 5-10 лет. Отсюда наша достаточно агрессивная политика в отношении развития наших производственных мощностей. Действительно, 5,8 миллиардов долларов мы готовы потратить в ближайшие 10 лет, причем мы это можем сделать быстрее, чем другие игроки. Мы можем это сделать и дешевле, чем другие игроки. И при этом мы это можем сделать с достаточной гибкостью, чтобы наши мощности росли именно в те годы, когда, в общем-то, эти мощности будут востребованы рынком.

Не ждете ли в ближайшие годы качественного скачка в спросе на вашу продукцию в связи с изменением климата, который, как ожидают многие эксперты, приведет к продовольственной напряженности во всем мире? И соответственно к спросу на удобрения.

Несомненно, мы знаем все эти прогнозы. В общем-то, у нас есть собственная аналитика. Очень сложно прогнозировать какие-то скачки, но достаточно легко прогнозировать тренды. Мы прекрасно знаем, что в большинстве развивающихся стран, стран Юго-Восточной Азии, Латинской Америки существует огромный неудовлетворенный потенциал дальнейшего увеличения применения хлористого калия. По оценкам агрономистов, он по ряду стран выше в несколько раз. Когда он будет в полной мере реализован, достаточно сложно говорить, но оставаясь в рамках каких-то консервативных прогнозов, мы можем быть уверены, что на 3% в год этот спрос будет расти. Исторически мы видели, что в целом ряде стран, и в Индонезии, и Малайзии, и во Вьетнаме, и в Бангладеш, и в Бразилии, там спрос растет в некоторые годы на десятки процентов. Но как это будет дальше развиваться, сложно сказать. Но абсолютно точно можно сказать, что такие факторы, как рост населения, как повышение благосостояния населения, как сокращение пахотных земель, - все эти факторы сохранят свою актуальность на долгие десятилетия вперед.

А хватит ли в мире имеющихся запасов, чтобы удовлетворить такой спрос?

Запасы калия в мире есть, месторождения калия есть, проблема только заключается в том, что во-первых, привести все эти запасы в реальное топливо очень дорого. А во-вторых, это требует достаточно длительного периода времени. И большинство из месторождений, которые известны, они расположены вдалеке от инфраструктуры. Это значит, что новым игрокам нужно будет не только инвестировать в рудники и перерабатывающие мощности, но в том числе в инфраструктуру железнодорожную, в инфраструктуру поставки газа, электроэнергии и других направлений.

Беседу провел корреспондент ТК "Россия-24" Евгений Новиков

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
 quot;Уралкалий quot; в

Поделитесь с друзьями: