InvestFuture

Экономика. Курс дня с И.Финогеновым на ПМЭФ-2014

Прочитали: 45

На ПМЭФ-2014 Владимир Путин сделал заявление, которое растиражировали мировые СМИ, объявив, что Россия создает новый экономический блок. Речь идет о Евразийском экономическом союзе. Уже 29 мая в Астане будет подписано соглашение, которое позволит начать работу в этом направлении. Поможет ли тесное сотрудничество со странами СНГ (и не только) решить проблемы, которые раньше каждая страна пыталась ликвидировать в одиночку? Ответы - у гостя программы "Курс Дня" Игоря Финогенова, председателя правления Евразийского банка развития.

А.Бобровский: Мы будем говорить о темах, которые сегодня можно назвать главными. Думаю, что не преувеличу, если скажу, что все сегодня ждали пленарной сессии - выступление Владимира Путина. И, естественно, это главная тема. И эту тему мы сегодня обсуждаем в очень авторитетном составе. Я сначала представлю моих коллег. Это экономические обозреватели Александр Кареевский, Григорий Бегларян, а наш гость - генеральный директор Евразийского банка Развития Игорь Финогенов. Здравствуйте, Игорь!

И. Финогенов: Здравствуйте. А.Бобровский: Григорий, на твой взгляд, что сегодня ты отметил в выступлении президента, на что ты обратил внимание?

Г.Бегларян: Во-первых, это было продолжение еще недавней истории прорыва - китайско-российского газового контракта. На мой взгляд, в докладе президента центральным было объявление по сути того, что 29 мая будут подписаны соглашения о создании Евразийского союза. С 1 января 2015 года свободное передвижение капитала, рабочей силы и тому подобное. Интеграция между Белоруссией, Россией, Казахстаном и примкнувшей к ним Армении – это в принципе прообраз будущих региональных союзов. То есть, та тема, о которой мы с тобой говорили и с Александром как раз последние дни. То есть, в этом плане эта такая поэтапная логическая цепочка событий. Цель - объявление о создании союза. И при этом все три страны, входящие в союз – Казахстан, Белоруссия и Россия – все имеют достаточно тесные интересы взаимоотношений с Китаем. И Китай имеет большие виды на них и большие надежды.

Ну, я так полагаю, что детали все мы узнаем, как минимум, 29 мая, может быть, чуть позже. По сути это была, наверное, основная интрига.

А.Бобровский: Игорь, вы согласны с Григорием, что действительно это сейчас одна из таких трендовых тем?

И. Финогенов: Ну, я немножко на другое обратил внимание. Наверное, может, в силу своих профессиональных интересов. Все-таки форум, и вчерашняя работа, и сегодняшняя, во многом был посвящен в том числе интеграционным процессам, происходящим на пространстве СНГ. Они разнонаправленные, разно скоростные. И, конечно, лидером в этой интеграции является сегодня Таможенный союз. И вот формируется Евразийский экономический союз. И, конечно же, для меня, как для представителя банка, который был создан в том числе для того, чтобы способствовать специфическими средствами, как банк Развития, развития вот экономических связей между этими странами. Конечно, очень важно тот политический вектор, который был сегодня, так сказать, и задан, и обозначен достаточно серьезно. Китай, конечно же, важная тема. Но на самом деле в данной ситуации, поскольку как бы единое экономическое пространство, оно единое, то Китай будет не только партнером России, Китай будет и партнером и Казахстана, и Белоруссии. Поскольку это единый рынок, это единые правила. И вот будущее соглашение, я надеюсь, оно закрепит вот эти все 4 свободы, которые должны быть в таком союзе. И это позволит, конечно, развивать отношения с таким интересным партнером, как Китай. Ну, и с юго-восточными, и с Индией, и с Вьетнамом развиваются отношения. Позволить, наверное, на какой-то новой основе. Потому что на сегодняшний день, допустим, в банке участвуют 6 стран. Это Белоруссия, Россия, Казахстан, Армения, Киргизия, Таджикистан. Но мы чувствуем и, сказать, ряд азиатских стран интересуется участием в банке. Это и Вьетнам проявляет интерес, и Китай проявляет интерес. Почему? Потому что это такая площадка, платформа, которая позволит выходить, взаимно выходить на рынок. Потому что, ну, наша задача, как банка Развития, помогать развивать совместные проекты. Ну, вот мы за эти, за 8 лет нашего существования реализовали 94 проекта. Общие, общие вложения наши были 5,2 млрд. долларов.

А.Бобровский: Прилично.

И. Финогенов: Да. В основном это, ну, 60%. Это инфраструктура транспортная, инфраструктура связи, транспортное машиностроение, энергетика. То есть, вот такие базовые моменты, которые, ну, создают фундамент для развития экономик стран участниц Таможенного союза. Ну, тем более, как известно, у России и Казахстана по большому счету на сегодняшний день стоит одна задача – это уход от такой сырьевой модели экономики и переход на какую-то новую, новую фазу. Не зря Назарбаев, который выступал недавно в МГУ, он выступал, так сказать, приурочивали к юбилею его выступление в 92-м году, когда он, в 94-м году, прошу прощения, когда он вот объявил эту евразийскую идею. Он считает, что это ей, во-первых, ну, развивается, и, и в нужном направлении. И направлена на то, чтобы повысить конкурентоспособность экономик стран участниц. Конечно, для этого требуются усилия, в том числе и развитие высокотехнологичной промышленности, машиностроения, то есть, индустриализации. Но сделать это вместе

А.Бобровский: Мне вообще представляется, что ситуация, уникальна в том, что из-за всех политических рисков, а они как-то по периметру нашу страну сейчас обступают, какие-то даже уникальные возможности сейчас именно в странах СНГ появились.

И. Финогенов: Ну, я с вами соглашусь, хотя, честно говоря, придумываю специально себе трудности, чтобы их преодолевать и закаляться. Я считаю, что, в общем, не тот путь.

А.Бобровский: Хотя это ваши традиции.

И. Финогенов: Да, это да. Так сказать, сначала эти придумаем трудности и потом их преодолеваем. Нет, лучше бы, конечно, какая-то более благоприятная ситуация. Ну, что мы видим? Ну, как известно, на 14-й год мировое ВВП так планируется 3 с половиной процента ровно. В этом районе прогнозы. По нашим расчетам, страны СНГ будут где-то рост, ну, около 3%. Но как бы за вычетом Украины, потому что с точки зрения, конечно, самой ситуации экономической в Украине, очевидно, что многое потеряно. Потеряны темпы, при, придется еще многое приводить в порядок с тем, чтобы снова двинуть жизнь страны вперед. Тем более, конечно, в условиях не, неясных отношений, в частности, с самым большим украинским рынком России, что будет в этой стране, как она, как будет дальше строиться, строиться экономика, ну, сложно сказать. В любом случае, модернизация экономики и, допустим, попытка выйти на европейский рынок с украинскими товарами – это займет время и потребует новых инвестиций, много инвестиций. Вряд ли это может случиться, там, в один год. Мы с вами четко видим, так что вот с этой ситуацией с Украиной, а так же, ну, конечно, политическая напряженность, которая возникает, увеличивается, то, может быть, и уменьшается, она влияет на экономику. И поэтому мы, конечно, прогноз, похоже, будем пересматривать в сторону уменьшения. То есть, конечно, похоже, страны СНГ будут сейчас меньше, медленнее расти, чем мировая экономика. Это очень тревожный факт. И, ну, надеюсь, один из способов преодоления вот этого, это, конечно, открытие рынка, да. Увеличение.

Кооперация. Увеличение конкуренции. Ну, то есть, такой процесс очень. А, главное, конечно, это координация в том числе политики, научно-технической политики, промышленной политики, как сказано, торговой политики. Все это возможно делать на базе Таможенного союза, на базе вот единого экономического пространства, который позволяет координировать все эти моменты и, соответственно, более осмысленно стратегически как бы выверено двигаться вперед и развиваться.

А.Бобровский: Александр, как ты считаешь, как автор программы Геоэкономика как раз? Действительно, такое ощущение, что кроме как идти к большей интеграции, другого шанса у них (этих стран) нет. И, в то же время, это тот шанс, когда эти страны могут показать все свое самое лучшее, что есть в этих странах.

А.Кареевский: Конечно, сейчас наступает время в мировой экономике, на мой взгляд, которое как раз объективно имеет процессы, которые ведут к образованию экономических блоков.

А.Бобровский: Моменты истины.

А.Кареевский: Да. И на самом деле вот на мой взгляд, та глобализация как бы, в той форме, в которой она была в последние годы, она, как минимум, испытывает кризис. Я имею в виду, основанная на глобализации, основанная на американском доминировании англосаксонского мира, да. Когда внедрялись определенные стандарты, практически пытались внедряться и внедрялись в разные уголки мира. Под одним практически соусом, да, это стандартный набор правил. А сейчас, как сегодня сказал президент, всем стало очевидно, что однополярный мир кончился. И наступает эра многополярного мира. Но такие глобальные процессы не происходят просто так принципам разного уровня. И в этих условиях те страны, которые вовремя объединятся и найдут свое место вот под этим новым солнцем, они как раз выиграют. Я надеюсь, что наши страны, которые объединяются в евразийский союз, они как раз находятся в этом тренде. И соответственно, все свои вот те преимущества, о которых уже только что было сказано, они будут реализовывать. То есть мы как бы вместе будем в этих бурных водах международных выстаивать, пытаться сохраниться и развиваться. И в этом смысле, действительно, вот те события, о которых ты сказал, да, политические вокруг нас происходят, они отталкивают. Конечно, лучше бы не было. Тут сложно спорить. Но раз уж так судьба распорядилась, это, с другой стороны, кроме минусов дает плюсы. У людей, простых людей больше понимания, а для чего объединиться-то, откровенно говоря. Для чего это нужно, да? Правительство, у элит этих стран тоже есть понимание, что, ну, наверное, лучше как-то вместе, чем отдельно. Поэтому, и я надеюсь, что уже тот интерес, который проявляют другие страны уже вот к Евразийскому союзу, к таможенному сейчас союзу даже там Вьетнам тот же. И даже про Турцию речь шла. И так далее. Это достаточно мощные страны, которые хотят участвовать и хотят торговать с нами активно и так далее. Поэтому, плюс еще один момент очень важный. Россия сейчас, президент это четко обозначил, взяла курс на новую промышленную политику, хотя это только начало. Понятно, что может быть это еще только начальный процесс. Но то, что импортозамещение будет очень активно развиваться, и президент не зря сказал, он сказал, что вот российские компании, а потом говорит, ну, конечно те, которые в Евразийский союз входят.

А.Бобровский: Это уже, как единое целое.

А.Кареевский: Конечно. Самое главное, что теперь те же госзаказы, которые, в общем-то, имеют триллион рублей, они будут распространяться, преференция будет российским компаниям, компаниям фактически в странах Евразийского союза, потому что это одни компании. Но это не значит, что будут совсем выключены, да. Иностранцы спрашивали, да, можно ли еще у вас будет денег заработать, да. Но так, если по-простому говорить. Да, пожалуйста, работайте. Но, тем не менее, если идет процесс импортозамещения это что значит? Это значит будут отдаваться так или иначе преференции местным производителям по любому. Соответственно вот, вот реальный выигрыш, та приманка, если можно так сказать, для других стран-производителей, чтобы они входили в таможенный сначала союз, да, потом в евразийский союз. Поэтому отличное время, отличное для этого.

Г.Бегларян: Я здесь немножко хотел бы добавить, я просто хотел бы поинтересоваться с учетом, что, что Игорь, конечно, больше знает. Был объявлен, причем не только со стороны российского президента, но и вчера, если не ошибаюсь, президент Казахстана Назарбаев тоже говорил о необходимости какой-то модернизации экономики. Здесь, понятно, что интересы сходились. Потому что оценки и взгляды были общие. И вот в один просто момент, такой пока до конца непонятный, а хватит ли ресурсов для того, чтобы, в принципе, реализовать вот этот проект с модернизацией промышленной, промышленного восстановления за счет ресурсов, которые есть внутри стран таможенного, Евразийского союза. Вот есть крупные банки.

А.Бобровский: Но это правильный момент.

Г.Бегларян: Но ресурсы сейчас есть, в основном, в Казахстане и в России. В Белоруссии ресурсов, конечно, поменьше составляют. Но здесь у нас основные, основные, скажем, вот этот мост в кавычках, это Россия и Казахстан, у которых, в принципе, есть не только сырьевые ресурсы, но и денежные. Белоруссия в данной ситуации, естественно, играет меньшую роль, потому что мы, напротив, должны поддерживать ее экономику с помощью наших казахстанско-российских денежных и сырьевых ресурсов. Вот здесь хватит ресурсов, чтобы реализацию этих мер создать?

И. Финогенов: Нет, конечно же, никогда невозможно обойтись только внутренними ресурсами. То есть бюджет – не самый эффективный способ инвестирования, его просто не хватит. Потребность в инвестициях значительно больше. Поэтому остается вопрос выхода на финансовые рынки и поиск инвесторов. Да, ну, да. Вот их, инвесторов, надо чем-то привлечь, да. Вот первое, что это значит свобода перемещения товаров, да. То есть и возможность соответственно все-таки рынок формируется единый со 170 миллионами человек. Это в сравнении там среди может быть Европы не так много. Но, тем не менее, для Европы.

А.Бобровский: Для отдельных европейских стран очень даже много.

И. Финогенов: Это очень даже серьезно. Поэтому стоит задача привлечения ресурсов от инвесторов, от институциональных инвесторов и от стратегических инвесторов. И в этом смысле наш банк – это один из инструментов, который нацелен на то, чтобы это дело реализовать. Допустим, мы исходим всегда из того, что один доллар, вложенный в наш проект, должен потянуть за собой три доллара, значит, инвесторов. Потому что, ну, никаких не хватит ресурсов вот, так сказать, внутренних. И мы будем работать. Но на самом деле сегодня вот и фонд российский прямых инвестиций, да, докладывал ситуацию, да. И на панели, значит, на вот общей были представители этого фонда, которые говорят, что интерес есть, но похоже ресурсы пойдут не из Европы. Но, во-первых, потому что в Европе не так все здорово.

А.Бобровский: Кстати, там не так много ресурсов, скажем честно.

И. Финогенов: Да, немного ресурсов, да. Но вот в Европе, конечно, есть очень важные для нас вещи: технологии, это какие-то эффективные производства, ну, которые бы хотелось сюда привести.

Но и рынок, да, конечно. То есть это, к сожалению, политический момент. Но я виду это по своей работе. Они, конечно, играют роль, да, вот какого-то сейчас, так сказать, такая ситуация геополитическая между Европой и Россией, в частности надо, на техническом уровне даже мешает реализовать некие вещи. Но в частности вот Владимир Владимирович говорил о том, что вот никто не хочет разговаривать с Таможенным союзом, как с Таможенным союзом. Все пытаются, значит, на двухсторонней основе решать этот вопрос. Это во многих плоскостях проявляется. В частности, ну, такая проблема, как ВТО. Имеется в виду, что только России строго …., является членом ВТО. Казахстан там завершает свои процедуры, Белоруссия достаточно далеко от этого. И вообще-то с этой точки зрения субъектам взаимоотношений между ВТО и экономикой является Таможенный союз, а ни одна из стран. Потому что таможенное регулирование, в частности, да, и связанное, в том числе с перемещением товаров, прочего, да, она как раз завязана на, на решение таможенного наднационального органа. И на национальном уровне просто ….

А.Бобровский: На очень интересную тему мы выходим. Буквально на две минуты прервемся. Небольшая реклама. Затем продолжим разговор о главных темах, которые сегодня обсуждались здесь на Санкт-Петербургском экономическом форуме.

А.Бобровский: Мы продолжаем работу в нашей студии на Санкт-Петербургском экономическом форуме и в программе Курс дня. Вот у нас даже во время рекламы идет интересная дискуссия. Напомню, гость программы генеральный директор Евразийского банка развития Игорь Финогенов. Игорь, мы остановились в первой половине на разговоре, о снижении или отмене даже каких-то барьеров во взаимной торговле. Если мы говорим о Таможенном союзе, Евразийском союзе или может быть какой-то новой конструкции с большим количеством участников, правильно понимаю, что одним из таких шагов, который бы снижал эти самые барьеры, в ближайшее время по идее должна была бы стать какая-то единая валюта?

И. Финогенов: Но я, так сказать, думаю, что до этого далеко. Это вот, так сказать, личное мнение. Потому что, конечно, должна быть постепенность и вообще привычка работать вместе. В частности вот долго вот мы работали, помогали вот наша аналитическая служба помогала, наше представительство эксперты в подготовке неких положений и договоров о едином экономическом пространстве. А частности это вопрос объединения финансовый рынков, рынка услуг, финансовой в частности. Страховой рынок. Так вот мы уже говорили об этом, что едешь в Белоруссию, да, даже границы не видишь вот. Едешь от Смоленска там, и ничего нет. Только на границе стоит будка страховой компании, которая продает белорусские полюсы, потому что российские не принимаются в Белоруссии и наоборот, да. Но надо хотя бы такую задачу решить.

А.Бобровский: Чтобы будку убрать хотя бы.

И. Финогенов: Хотя бы будку убрать, конечно. Ну, потом что очевидно, что что-то тут.

Г.Бегларян: Здесь можно сразу. Я просто понял, о чем .., потому что наша, понятно, что логика говорит – валюта, да. Но вообще очень сильно повезло, что есть опыт и есть понимание, есть Евросоюз. …. Создали валюту, не создав Союза. Есть принципиально хорошая идея. И надо ее. То есть, если ты делаешь поэтапно, то этот валютный союз может быть настолько прочным, что можно будет затмить собой (говорят одновременно).

И. Финогенов: Это вершина, когда вот вообще понимание выработана. Когда люди пониматься, что надо работать в единой направленности. Будет серьезная, серьезная, так сказать синхронизация в макроэкономической политике, бюджетная дисциплина. Потому что на самом деле, ну, в общем, пока в странах очень по-разному ситуация складывается. В том числе и с точки зрения вот применения правил бюджетных, которые необходимы для того, чтобы была сбалансированность. Соответственно не разгонять инфляцию или какие-то другие моменты, и девальвацию не провоцировать. Поэтому до введения новой валюты надо создать, допустим, единый финансовый рынок. Но, В частности, у нас есть проект, мы, так сказать, его обсуждали, помогали. Это создание как бы объединения бирж. Значит Латинская биржа и Московская биржа. Но какое объединение? Вот, по крайней мере, единая, так сказать, юридическая. Но хотя бы одинаковые правила и взаимное признание, ну, …. И правило, так сказать, надо корреспондировать. Вот хотя бы надо с чего начать, и на этом пути, так сказать, идет работа. Но должен сказать, она идет непросто. Потому что, ну, нет единого регулятора, например, или для банков и для там.

А.Кареевский: Это то, что в Европе обсуждалось, когда там кризис разразился, они вдруг вспомнили, что у них нет единых правил для финансовых институтов и так далее и тому подобное. И получается это очень уязвимое место, куда и …, в общем-то спекулянты. Поэтому, мне кажется, здесь как раз ошибки Евросоюза повторять не нужно. Нужно учесть их опыт. И сделать все по уму.

А.Бобровский: Но сеть ощущение, что мы их видим, вот эти ошибки?

А.Кареевский: Я думаю, что да.

А.Бобровский: Конечно, какие-то из этих ошибок уже сейчас на лицо. С другой стороны идея какой-то валюты, хотя бы пусть пока на уровне разговоров в известном смысле связанные вещи.

А.Кареевский: Конечно, конечно, я думаю, что в будущем валюта она просто появится единая, если, действительно, все будет удачно складываться. И мы вот эти все вопросы, о которых говорим, они будут решены. Мне кажется, это, действительно, это такая вершина интеграционного процесса, когда экономики, во-первых, уже взаимодействуют друг с другом, они просто подтянутся, ну, примерно на один уровень. Не так, как вот в Европе, Греция и Германия, да. И вот там вот и начинаются все вот эти расхождения. А, когда уже экономики подтянуться. Понятно, что они одинаковыми никогда, наверное, не будут. Но уровень должен быть сопоставимый с уровнем жизни. Соответственно деловой активностью, объединены финансовые рынки бюджетные отношения выстроены. И тогда уже единая валюта, она будет прочной, надежной.

И.Финогенов: Вот, кстати, сегодняшний разговор, который возник опять-таки на панели, на общей встречи. Про расчеты в национальных валютах. Это, я считаю, очень такая серьезная заявка.

Заявка. На само деле, ну, Китай, в принципе, к этому готов. Он в частности даже готов делать сво…. валютные. Допустим, белорусский рубль, китайская юань, российский рубль, китайский, что позволит как бы российским банкам, так сказать, иметь доступ к ресурсам в юанях. В юанях, да. И соответственно снабжать своих клиентов этой валютой для торговых операциях, так и … То есть очень как бы непростая работа. Я вот иллюзий не питаю. Мы еще тут много можем, так сказать, каких-то шишек набить. Поэтому лучше сделать очень аккуратно все. И.

А.Бобровский: А сколько лет аккуратно? Потому что если это растягивать, эту дорожную карту составлять, знаете, там к 22 году... Это же очень долго. Вообще такие процессы они как долго выстраиваться?

И. Финогенов: Но вот 22 год, да, да, 22 год. Так сказать, по-моему как раз он, я вот честно признаюсь, последнего варианта не читал.

А.Бобровский: Я наугад сказал.

И. Финогенов: На самом деле вы угадали практически. Потому что ставится вот такая вот где-то вот приблизительно на таком сроке вопрос создания единого регулятора, финансового регулятора, по которым регулируются банки и транспортные компании. Ну, то есть весь, весь финансовый рынок. Вот. А до этого, еще раз говорю, ну, надо хотя бы делать такие вещи. Потому что при реализации таких относительно простых проектов. Но взаимное признание, допустим, лицензий инвестиционных, да, уже появится очень много вопросов, да. Потому что придется, допустим, так сказать с российской лицензией на … биржу брокерам, да. И там такое можно наворотить. А это соответствие.

А.Кареевский: Так сказать….Ну, работа.

А.Бобровский: Нет, торопиться.

И. Финогенов: Нет, поспешать не надо. Но надо двигаться вперед. Просто считаю, что вот каких-то таких импульсивных, авральных решений, ну, так сказать, принимать, принимать не стоит. Все-таки такие, такой серьезный процесс должен быть вот продуман. И, и пошагово. И потому что вообще дискредитировать идею очень легко. Но представьте вот, как там единая валюта и кто-то, т все это в какой-то вариант квази греческий получится, да. Ну, вот, так сказать, это понятно, что мы во многом отбросим еще назад всю нашу, всю нашу работу. Так что я вот за, за то, чтобы все шло постепенно. В конце концов, ну, вот сейчас не самая большая проблема единой валюты, тем более, ну, вот вы правы, что еще и, ну, вот в России, в Казахстане, ну, так сказать, очень похожие политики бюджетные. А в Белоруссии она, значит, несколько другая. Да? И вообще, так сказать, условий для ведения бизнеса в Белоруссии, ну.

А.Кареевский: Мне тоже кажется, что валютный вопрос сейчас не самый главный.

И. Финогенов: Не самый.

И. Финогенов: Он должен естественным образом вырасти вот в этот процесс объединения. Потому что прекрасно вот вы, ваша работа, вы же сами говорите, вы работаете спокойно на местных валютах.

А.Бобровский: Да.

И. Финогенов: И это нормально, тем более, что это все-таки гибкость повышает, реальная система, да. И, ну, так сказать, мы обращаем внимание, в том числе на развитие приграничной торговли. Потому что, ну, считаем, что вот такая интеграция снизу, то есть рост взаимной торговли, взаимных инвестиций, он в том числе происходит как бы на земле. Да? Вот, ну, наша южная Сибирь она соседствует с Казахстаном. На самом деле товарооборот местный, который реализуется вообще через малые и средние предприятия. У нас большой. С Казахстана идет там сельскохозяйственная продукция, с Сибири там лес, строительные материалы, машины, оборудование, йогурты. В общем, так сказать, какие-то моменты, которые необходимо развивать, потому что они как раз и создают ткань вот этой, так сказать интеграции. То есть не скажу, что все вот замечательно. Вообще, так сказать, мы такую ведем работу, называется мониторинг взаимных инвестиций. Так сказать один раз в год публикуем. Этот мониторинг мы собрали статистику, начиная, ну, с 92 года практически, даже с 90-го года о взаимных инвестициях в странах-участницах. Причем мы взяли не только официальную статистику центральных банков, а попытались оценить, ну, в том числе и….., прошедшие через Кипр, через другие, значит, механизмы, прошедшие прямые инвестиции. Вот мы посчитали, что взаимные инвестиции вот в странах Тройки 20, были вначале года 27,2 миллиарда долларов. Это.

А.Бобровский: 20 миллионов?

И. Финогенов: Накопленные инвестиции, да.

А.Бобровский: Это, наверное, не очень много?

И. Финогенов: Это не очень много. Но вот мало того, сейчас мы видим, что пока взаимные инвестиции не растут. Почему? Это требует анализа.

А.Бобровский: Конечно.

И. Финогенов: В чем тут проблема, да. Недостаточный интересный экономический климат в странах, да. И мы как бы чужие тут не ходят, что называется, да. Либо, ну, может быть это связано, конечно, и с дефицитом средств, который возник на фоне, на фоне вот кризисных каких-то явлений. Но это вопрос такой серьезный.

А.Бобровский: Мы очень интересную тему сегодня подняли. К сожалению, наше время заканчивается. Я благодарю моих коллег, Александр Кориевский, Григорий Бегларян и нашего гостя - Игоря Финогенова, генерального директора Евразийского банка развития. За что, пришли в студию, обсудили сегодняшний день. Спасибо большое. Это была программа «Экономика. Курс дня» на санкт-петербургском экономическом форуме.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Экономика. Курс дня с

Поделитесь с друзьями: