InvestFuture

"Экономика. Курс дня" с С. Беляковым на ПМЭФ-2014

Прочитали: 45

В рамках заключительного дня работы ПМЭФ-2014 на форуме обсуждались проблемы энергетики, выборов в Европарламент, а гостем студии стал замминистра экономического развития С. Беляков.

А.Бобровский: Итак, это программа "Курс дня". В студии на Петербургском экономическом форуме Алексей Бобровский и мои коллеги: экономические обозреватели Александр Кареевский, Саша, добрый вечер, Григорий Бегларян, Гриша, добрый вечер.

И главной, наверное, темой третьего дня стала сессия многими очень ожидаемая, сессия, которая называлась "Нефтегазовые компании – двигатель изменений мировой экономики". Почему она была такой ожидаемой? Ну, во-первых, речь Владимира Путина в самом начале: там было сделано несколько интересных заявлений, произнесено множество важных слов. Ну, и Игорь Иванович Сечин, глава Роснефти, тоже сказал много всего интересного. Помимо всего прочего, он пообщался с нами. Александр, ты с ним пообщался, интервью он дал каналу "Россия 24". Мне кажется, что это тоже можно сделать поводом обсуждения нашего сегодняшнего. Эту темы я предлагаю вынести как главную в третий день этого форума.

Вот несколько моментов, на которых я бы предложил остановиться, они заключаются в следующем. Все-таки после вчерашней пленарной дискуссии, где Владимир Путин еще раз повторил нашу позицию, обозначил ее, российская позиция понятная, открытая, мы готовы для диалога конструктивного с открытыми ладонями (не протягивая руку, а с открытыми ладонями к своим партнёрам на западе), и готовы всячески решать сложные задачи, которые возникают на Украине, с точки зрения безопасности наших поставок энергоносителей в Европу, развитие экономических отношений с партнерами, которого этого, может быть, не очень хотят. Но вот именно не энергоносителях и на том, что происходит в этом секторе, подробнее остановился сегодня Владимир Путин, и я позволю себе предложить вам несколько фрагментов из его выступления.

Первое – он говорил о ситуации на Украине и важности завершения введения в строй еще одного альтернативного способа доставки углеводородов в Европу: газопровод Южный поток, который будет определенной гарантией на будущее того, что ситуации на Украине не будут помехой в поставках, например, газа или значительных объемов газа в Европу. Давайте послушаем, что он сказал: "Ситуация у наших соседей еще раз подтверждает актуальность наших инициатив по прямым маршрутам экспорта энергоносителей потребителям в Евросоюз, в том числе по газопроводу Южный поток, который мы сейчас уже строим. Полагаем, что активную позицию в данном вопросе должна занять Еврокомиссия, ведь среди ее основных задач, если не главная – это защита интересов, прежде всего, европейских потребителей".

Ну, и нужно сказать, что Владимир Путин достаточно четко еще раз объяснил, каким образом Европа зависит от поставок газа и что все разговоры о поиске разного рода альтернативных источников, если мы говорим о поставках газа – из стран Северной Африки или катарские поставки, а то и поставки сжиженного природного газа из Соединенных Штатов – это все-таки неважная замена овсу, что называется. И вот те 188 млрд кубометров, которые экспортируются сейчас в Европу, а это абсолютное рекордное значение, очень сложно будет чем-либо заменить. На что будут переходить европейские партнеры, Владимир Путин не понимает.

Давайте послушаем В.В. Путина: "Для налаживания экспорта СПГ из Северной Америки в Европу, и сидящие в этом зале специалисты, эксперты бизнесмены прекрасно это понимают, нужно создать инфраструктуру по обеим сторонам Атлантики, потребуются крупные капиталовложения, немало времени. К тому же цены на СПГ в регионе АТР, допустим, и вы это тоже знаете хорошо, превышают европейские цены в 1,6 раза. Это факт. Во всяком случае, пока это именно так и происходит. Очевидно, что для производителей СПГ из США выгоднее в первую очередь конкурировать за премиальный азиатский рынок. Никто в убыток себе работать не будет".

Так вот сейчас мы это обсудим с моими коллегами. Как вам кажется: поймут ли европейцы важность Южного потока. Потому что сколько раз уже объяснялось, что видите, острая ситуация на Украине, давайте в обход этих важных с точки зрения поставок энергоносителей артерий сделаем другие способы доставки газа в Европу. Тем не менее, мы видим, как блокируется тот же самый Южный поток. Мы в очередной раз повторили объемы, еще раз показали, ч то нельзя поставлять из Северной Африки в таком количестве, что катарский газ идет в Японию, американский газ будет у вас дороже, и когда построите, тогда и давайте говорить уже по-другому, но сейчас вот зачем.

А.Кареевский: На самом деле, действительно европейские власти с какой-то маниакальной зависимостью хотят освободиться от "русского" газа, как они это называют. Представляется, что это не носит чисто экономический характер. Я бы сказал, что процентов на 80 – это реально политический момент, который лоббируют силы, которые занимаю проамериканскую позицию. Здесь нужно откровенно говорить, что идет борьба за европейский рынок энергетический. Тут много всяких сложных моментов. Давайте говорить вот в этом разрезе энергетическом, то одна из причин тех событий на Украине, которые сейчас есть, которые были спровоцированы той же Америкой: они как раз направлены на то, чтобы отрезать Россию от европейского рынка газа и заместить его своим газом или привезенным из Америки, или добытым на Украине через американские компании, и соответственно поставленные в Европу. Но мы же понимаем, что на Украине есть только сланцевый газ, и разработка потребует огромных вложений во-первых, а во-вторых несет с собой очень мощную экологическую составляющую проблему. Достаточно большие запасы находятся на Донбассе, и поэтому американцы так стараются взять контроль над этим регионом, чтобы проводить свои намерения, свои деловые операции. И они даже этого не скрывают. Они действуют уже в открытую. Мы тут не то, что что-то фантазируем или придумываем, просто посмотрите на факты. Факт очевиден. Поэтому они назначают там своих людей и так далее. Конечно, не все так просто в этом мире: есть достаточно большое заинтересованное сообщество в Европе, которое хотело бы сотрудничать с нами, так как экономически это гораздо более выгодно: просто тут нужно смотреть на чистую экономику. Если посмотреть с чисто деловой стороны, то получается, что альтернативы нашему газу сейчас нет.

А.Бобровский: Гриш, ты как считаешь? Просто мы так много раз просто в цифрах считали, как доставка СПГ растет в зависимости удалённости от региона, и тут уже ни у кого никаких иллюзий. Наверное, на Иран еще рассчитывают: санкции сейчас снимут, и какие-то объемы могут еще пойти. Вот про Туркмению общались сегодня здесь с Аркадием Владимировичем, который еще возглавляет туркменскую комиссию: туркменский газ все, только в Китай. В Россию идет, в Китай, и в Европу в ближайшее время он не пойдет, Иран остался.

Г.Бегларян: Тут просто нужно дополнить логически то, о чем говорил Александр. Я бы еще один аспект отметил, но аспект, с которым ни мы, ни наши руководители не могут не то, что смириться, а не могут ничего противопоставить: это парадоксальная смена политического ландшафта в Еврозоне, где политики, которые пришли к власти и которые управляют еврозоной последние лет 10, по сути они на порядок отличаются по качеству принятых решений, по прощупыванию ситуации в мире, у себя внутри. Они отличаются: это уже не та Европа, которая была в 90-е годы. Потому что ушла старая элита, пришла новая элита, которая в общем-то непонятно чем занимается. Выборы европейские в европарламент, которые проходят, они подтверждают то, о чем я говорю: просто народ уже местный, европейцы уже устали от этих, как они их называют, бездарей. Все газеты либеральные откровенно говорят о том, что управляют Европой бездари, которые не просчитывают практических последствий тех или иных решений. Даже создание еврозоны, валютного союза тоже, как оказалось, не было просчитано. Продвигали валютный союз те самые политики, которые в Европе сейчас у власти. Начинали одни, они создали хорошую качественную базу, просто эту базу надо было расширять, а чем они занимались 15 лет до еврокризиса, непонятно. То есть идея была неплохая, но вчера вот мы как раз обсуждали, как надо создавать валютный союз: валюта – это конечный пункт, а начинать надо с малого. И вот из-за того, что у них столько проблем, они пытаются эти проблемы каким-то образом оттенить эффектом внешней напряженности, внешней опасности, внешней угрозы. Они пытаются оправдать свои неудачи тем, что есть такой ненадежный союзник по поставкам сырья – Россия, именно из-за России растут тарифы ЖКХ в Европе и т.п. Там кстати, был достаточно большой рост. Вот это все вызывает эмоции у партий, которые пытаются свое население взбудоражить тем, что необходимо как-то сократить энергозависимость от российских поставок.

При СССР и при холодной войне они почему-то об этом не говорили. Но основные объемы нашего газа берут Италия и Германия. Во Франции есть поставки из бывших колоний. Самое главное в том, что эти политики, то ли правда, верят в то, что говорят, то ли не понимают. Что получается на ближайшие годы, о чем сейчас не говорят: ты упомянул Иран, не важно. Просто проблема в мировой экономике, которая заставляет все страны мира любой ценой переориентироваться на внутренний спрос: все понимают, что в случае ухудшения ситуации в экономике, ухудшения жизни населения, условий для домохозяйств, естественно зреет недовольство в любой стране мира. Естественно любые политики у власти будут стараться поддерживать приемлемый уровень жизни и даже его повышать. Это вынуждает перестраивать свою экономику, учитывая, что новые реалии в мире таковы, что надо перестраиваться с тех старых парадигм на новые , это требует перестройки с точки зрения более тесного регионального взаимодействия и внутренних ресурсов для поднятия своей экономики.

Вот о чем говорили вчера: вначале мощная модернизация нашей промышленности, то есть увеличение дополнительных мощностей. Если они будут увеличены, потребуются дополнительные внутренние ресурсы в виде топлива и того же газа. В Иране местные власти делают то же самое, потому что там тоже зреет недовольство среди местного населения. То есть санкции снимут, которыми можно было обосновать ухудшение жизни, и властям тоже придется что-то делать, они уже начинают что-то делать. В Иране тоже к власти пришло реформаторское правительство, оно тоже что-то пытается делать. И этот процесс будет происходить по всему миру. Китай, Саудовская Аравия, Ближний Восток: то есть им, поднимая свои внутренние ресурсы, поднимая свою внутреннюю экономику, увеличивая потребление внутри себя ресурсов, придется меньше тратить эти ресурсы с точки зрения экспортных поставок. О чем это говорит?

Цены будут выше. Европа не понимает, что и российские поставки рано или поздно будут ниже, потому что по тем ценам, по которым мы сейчас поставляем в Европу, через пять лет, мы тут не учитываем валютные всякие составляющие, при текущих валютных конъюнктурных условиях в мире и реальной стоимости доллара и евро, рентабельность бизнеса такого не очень высокая: затраты растут на добычу, на разработку. А Европа сейчас убеждает население в том, что надо просто искать альтернативу, а не напротив, участвовать в разработке. Мы же предлагали разрабатывать у нас месторождения, Южные-Северные потоки, не важно, просто если бы была кооперация с их стороны с точки зрения того, чтобы они вложили деньги в тот товар, который мы же им поставляем, они бы сняли с себя ту угрозу, которая перед ними стоит и маячит в ближайшие лет пять. Потому что есть такое понятие "Темные века", ты, наверное, знаешь, о чем я говорю. Вот их ждут темные века, потому что они в итоге получат со стороны других поставщиков из-за того, что мы будем переориентироваться на другого потребителя большей частью понимая, что здесь трудно будет что-то делать, естественно они получат более высокие цены. И то, что они сейчас делают, они фактически роют себе яму. Они получат гигантские цены, и там будут очень серьезные проблемы. В Европе в ближайшие годы будут очень высокие цены на топливо, существенное сокращение местного промышленного производства, потому что промышленность не сможет пережить высокие цены. Так что он себя естественно сильно подрывают. Америка решает те же самые проблемы, они понимают, что у них не хватает многих ресурсов, и эти ресурсы, которые у них есть, они дешево продавать никогда не будут. Сказки про сланцевые газы-нефти. Дешево точно не будет. Мы знаем, что переоценили запасы этого самого сланцевого газа на 40%, почти наполовину, получается, что не все так просто.

А.Бобровский: Темные века вспоминая. Кстати, когда Европа была задворками мира, в центре внимания были арабские страны. И Китай.

Г.Бегларян: Темные века в другом смысле, в том смысле, что живешь без света. Это очень интересная тема. Такое в истории человечества уже было, и это было сделано из-за множества ошибок, кстати, в той же Европе.

А.Бобровский: Смотрите, заканчивая тему, которую мы начали, я бы хотел фрагмент из выступления Игоря Сечина предложить вашему вниманию на сессии, которая называлась "Нефтегазовые компании – двигатель изменений в мировой экономике". Это была последняя сессия форума, и на мой взгляд, самая интересная в это день. Он интересную мысль высказал, он говорит о том, что в его понимании, в Евросоюзе эти моменты как-то сознательно пропагандируются, несколько преувеличиваются альтернативные источники энергии. Давайте послушаем, что он сказал: "В Евросоюзе сознательно пропагандируются возможности безболезненного отказа энергетики от углеводородов за счет ускоренного развития возобновляемых источников (Об этом Владимир Владимирович сегодня сказал) и резкого повышения энергоэффективности. При этом преуменьшается цена этих процессов, обществу не предъявляется реальная картина того, что они во многом технологически не подготовлены. На практике реализация этих целей приводит к полному искажению рыночных отношений и тяжёлому стоимостному бремени для потребителей". То есть его мысль очень простая: потребителей вводят в заблуждение и из-за того искажения информации в общем то. А Германия, будь она самым надежным партнером, вот там альтернативные источники энергии, какое они место занимают в энергетическом балансе?

А.Кареевский: Они вообще на первое место выходили в один момент, это было летом. Другое дело, что если взять целый год, то понятно, что солнечных дней гораздо меньше, это не Калифорния, не другие южные регионы мира, и поэтому конечно, говорить о полной надежности таких поставок альтернативных – они еще не надежны, плюс они дорогие, и за них же платит население. Ведь дотируются производители альтернативных источников энергии, но эти деньги откуда-то берутся, они берутся не просто из бюджета, они включены в тариф. И это очень высокие цены для немецких производителей.

Г.Бегларян: Сланцевый газ – это экономия, ладно, да. Но дело в том, что запасы, которые там есть , расположены в тех регионах и на тех местах, где достаточно большой объем сельхоз производства, то есть можно добыть в этом месте сланцевый газ, но тогда они лишатся огромных площадей сельхоз назначения. Тогда вы получите такие цены на продовольствие, что мало не покажется.

А.Бобровский: А сколько будет стоить питьевая вода.

Г.Бегларян: Да, и вода. Там неприятные тенденции, потому что у них идет явный крен в сторону смены политических элит. Когда часть элит сменится, и новые элиты будут пытаться ограничить зависимость от любых поставок. Я вижу лозунги: не надо зависеть Франции от Германии, Германии от Франции, всей Европе надо ни от кого не зависеть, надо что-то делать. Эти горячие головы пролоббируют проект добычи этого сланцевого газа через несколько лет, и это приведет к внутренним конфликтам, потому что все граничат: Италия, Франция, Швейцария, и начни что-то копать, загрязнишь в другом месте, и начнется протестное движение регионов. Уже бывали события, когда попытка найти источники энергии (раньше же тоже искали источники энергии, уголь какой-то), и это тоже вызывало войны. В истории был момент, когда из-за больших залежей угля были существенные проблемы, и был конфликт. Я забыл, какая это была война, но это было в веке 16 или 18. Так что все повторяется.

А.Кареевский: Все войны происходят из-за ресурсов. Главные ресурсы для человека: обогреться, поесть, крыша над головой.

Г.Бегларян: Все просчитывается, просчитывается плотность, сам сценарий. И если начнутся междоусобные столкновения, тогда начнется экономический спад, и это будет невыгодно ни Китаю, ни России. Нужно просчитывать стратегии российские, китайские, американские. В этом смысле России надо сейчас не помириться с Европой – не хотят и не хотят – а просто переориентироваться на новые рынки сбыта, хотя бы из-за одной идеи, что в Европе будет опять какой-то экономический коллапс, и у них будет падение спроса.

А.Кареевский: Да, я еще хотел добавить, что американцы и европейцы за рынок свободный, открытый всегда ратуют во всех сферах, но в том, что касается энергетического рынка у них очень много ограничений.

А.Бобровский: Коллеги, спасибо вам большое, было очень приятно работать на этом форуме. Спасибо. Экономический обозреватель Александр Кареевский, Григорий Бегларян.

ГОСТЕВОЕ ИНТЕРВЬЮ С СЕРГЕЕМ БЕЛЯКОВЫМ

А.Бобровский: Итак, продолжает работать наша студия на Санкт-Петербургском экономическом форуме. В принципе он уже подходит к концу. И традиционно к завершению форума мы беседуем в этой студии с заместителем министра экономического развития Сергеем Беляковым. Сергей Юрьевич, здравствуйте.

С.Беляков: Здравствуйте.

А.Бобровский: Традиционно вас хочу поздравить. Форум подходит к концу. Можно сказать, что все прошло действительно хорошо. Скажу честно, был определенные опасения, даже в первый день казалось, что иностранцев действительно поменьше, но начал приглядываться, и их действительно много. Не в таком большом количестве руководители компаний, но вторые лица в большом количестве, но есть и руководители компаний. У вас какое ощущение? Что вы испытываете, глядя на все?

С.Беляков: Знаете, я говорил это перед началом форума, думал так во время проведения и сейчас эта же мысль: меня не пугала совершенно ситуация, связанная с отказами, у нас более 7,5 тыс. участников, из них отказов 30. Вот из этих 30 отказавшихся, 20 отказались по причинам, связанным с давлением на руководителей. Все признались. И компании признались, и администрация Белого дома призналась в этом. И из этих 20 пятнадцать – это американские компании. При этом даже те компании, чьи руководители не смогли приехать, все равно прислали своих представителей на уровне вторых лиц, лиц, которые принимают решения, куда инвестировать, какие проекты развивать, на каких рынках, Россия или не Россия.

В этом смысле представительство компаний и их отношение к важности своего участия на форуме и важности присутствия в России, в экономике все равно подтверждено. Это первое, почему я не переживал, и мы это знали заранее естественно. Вторая причина, по которой я не переживал, связана с тем, что успех или не успех форума не связан с таким количеством отказов, потому что не ущерб для содержания программы и форума в целом, и каждой конкурентной панельной дискуссии. Я говорил перед началом, что мы готовы к этому развитию ситуации. У нас на каждой панельной дискуссии есть список лиц, кто, в случае если кто-то из спикеров не может приехать, сможет их заменить.

Причины могут быть разные, и они иногда возникают: состояние здоровья, семейные вопросы, изменение графика по другим причинам. МЫ должны быть к этому готовы. И мы в общем к этому всегда готовы. И замены то равнозначные. Но сегодня, когда форум уже прошел, когда завершилась последняя панельная дискуссия, могу сказать, что качество дискуссий, которого мы ожидали, на которое мы надеялись, оно подтверждено. У нас, как мне кажется, подавляющее большинство сессий были интересными, что подтверждается и количеством людей в зале, и тем, какой интерес у аудитории эти дискуссии вызывали, и нашим опросом: мы всегда опрашиваем спикеров, как они отнеслись к состоявшейся дискуссии, и участников, аудиторию в зале, насколько им было интересно. И вот это для меня главная оценка нашей работы, работы спикеров и людей, которые составляли программу.

А.Бобровский: Мне тоже показалось немного странным перед форумом, что в программе не отражена главная нынешняя проблема ожидания этих самых санкций. Это прошло таким фоном, везде об этом говорили. Я должен признать, что это не нужно было. Сессии были очень насыщенными, и без вынесения этого в заголовок. Об этом безусловно говорили, но решали абсолютно другие проблемы, говорили на другие острые темы, выставляя их чуть более важными, чем эта одна общая такая тема.

С.Беляков: Совершенно согласен. Более того, что такое санкции. Это же не какая-то самодостаточная тема, которую стоит обсуждать. Мы неоднократно заявляли свою позицию о том, как мы относимся к санкциям. Противная сторона тоже свою позицию заявляла и словами, и каким-то конкретными действиями, на мой взгляд, достаточно бестолковыми, но тем не менее, это позиция, это действия. Так что тут нет предмета для обсуждения. А вот как такая политика в отношении российской экономики, в отношении своих собственных компаний влияет на развитие экономических отношений, на возможности сотрудничества, насколько она позволяет уйти от дисбалансов современного мира, который, как все, а не только мы, признают то, что модель однополярного мира не удалась.

Тем не менее, язык санкций возвращает нас именно в эту логику принятия решений в этой модели, неудавшейся модели. То есть это не путь, связанный с историей успеха, это путь, связанный с неуспехом. Поэтому отдельно это обсуждать не было смысла , тем более, что все так или иначе либо держали это в голове и высказывали свою точку зрения, отталкиваясь от этой проблемы, либо говорили об этом в раках проблем, которые были предметом дискуссий, что собственно произошло и на главной панели, на пленарном заседании.

А.Бобровский: Самая популярная тема после вчерашней дискуссии – ведущий. Это его звездный час был или какая-то заготовка? Вы были к этому готовы?

С.Беляков: давайте так. Заготовка, наверное, какая-то была у него, потому что все мы, когда что-то делаем, готовимся, особенно если это мероприятие такого масштаба. И конечно, у нас есть конкуренция и большой спрос на то, чтобы участвовать в пленарном заседании в качестве модератора. Коллеги, ваши коллеги, ведущие корреспонденты российских и зарубежных СМИ очень хотят быть модераторами. И все вы прекрасно соответствует тем требованиям, которые сам формат этой сессии предъявляет. Всех мы удовлетворить не можем. Мне кажется, что и в прошлом году была очень успешная сессия, но в этом была исключительно успешная сессия, я бы так сказал. Связано это и с ролью модератора: Джеф Катмор, безусловно, проявил себя с лучшей стороны и позволил всем нам получить тот продукт, которого мы ждали: и содержательно, и с точки зрения того, как все это было сделано. То есть составляющая, связанная с тем, как преподнесена эта дискуссия аудитории и тем, кто был в зале, телевизионной аудитории очень важно.

Ну, и конечно, выступление президента РФ Владимира Путина , ту содержательную составляющую этой дискуссии обеспечил. Ну, и конечно, наши спикеры, за что им огромное спасибо, потому что знаете, многие из них, принимая решение выступать на пленарном заседании, держали в голове возможные риски, зная как администрации государств относятся. В этом смысле очень приятно, что на панельной дискуссии были такие страны представлены как Норвегия, Франция. Это очень важно. А было ли это звездным часом? Я не знаю. Я Джефа знаю достаточно давно. У него и до этого много было звездных часов, мы его поэтому и выбирали, что он, на наш взгляд, соответствует по всем параметрам, и очень приятно с ним работать. С профессионалами вообще приятно работать, даже если с ними ты в чем-то не соглашаешься. Ну, и конечно же, он готовился, а заготовок никаких не было. Это был прямой эфир, живой формат, вы видели, какие вопросы и как он реагировал, когда, как ему казалось, не получал ответ.

И все разговоры о том, что все срежиссировано, отрепетировано, носит постановочный характер: вот такими мероприятиями подобные стереотипы разбиваются. Нет ответа с точки зрения модератора – главного человека панельной дискуссии - еще раз вопрос. Недостаточно, как ему кажется по содержанию ответ, еще раз вопрос. И вот в результате мы получили то, что мы имеем. Мы опрашивали участников, как они относятся к итогам пленарного заседания, и что для них оно означает. И результат удивительный: панельная дискуссия, пленарное заседание называлось "Укрепление доверия в эпоху преобразований", и многие вынесли по итогам пленарного заседания ощущение формирования доверия и того, что есть атмосфера доверия. Есть вопросы, есть ответы, есть позиция, и есть действия. Ты можешь быть с ней не согласен, но у них ясная позиция. И если есть ясная позиция у стороны в споре, тогда можно вести диалог.

Мы заявили, что мы сторонники диалога, а не конфронтации. Мы заявили, как мы относимся к происходящему на Украине, мы заявили, как мы относимся к выборам на Украине. Это сформировало ощущение ясности происходящего, нашего отношения к нему и конечно же, как результат формирует доверие. Вот теперь мы ждем, и это не только мои слова, это я излагаю примерно риторику и мысли участников, в том числе и иностранных партнёров, теперь мы ждет позицию стран, сформированную с противоположной стороны, западных стран, США, ЕС, потому что там нет ощущения ясности позиции, способности ее объяснить понятным языком.

А.Бобровский: Здесь большая надежда, конечно же, на СМИ западные, потому что было ощущение, что мы живем в состоянии какой-то информационной блокады. То есть мы объясняем какие-то вещи, как мы их понимаем, а потом как это излагается нашими коллегами из западных СМИ не всегда нас радовало. Были какие-то сложности в взаимоотношениях с информационными партнерами, их много, мне кажется, что даже больше, чем обычно. Но какие-то сложности возникали с ними?

С.Беляков: Ведущие партнеры у нас все те же, что и в предыдущие годы, хотя форум тоже стал таким самодостаточным брендом, и желание участвовать в нем, выступать в качестве партнёров, большее количество компаний проявляет. Сложности были. Я вам скажу, Глобально как мне видится эта ситуация с донесением позиции с использованием СМИ: вот у меня такое ощущение, может быть, вы меня поправите, я не прав, что мы живем в эпоху когда настроение общества, аудитории, отношение общества к тому, что власть делает, формируют не заявления, не действия власти, а интерпретация того, что делается. В этом смысле мы все заложники того, кто интерпретирует действия и слова. Поэтому я очень люблю формат живой дискуссии, желательно прямой эфир, чтобы не было рисков быть неправильно понятым. Или если такие риски есть, то это мои риски будут. В этом смысле пленарное заседание с президентом – прекрасная возможность донести с помощью ведущих СМИ традиционных и современных технологий все слова и мысли, которые президент произнес, не прибегая к помощи комментатора в широком смысле. Я надеюсь, что такой эффект мы получили, теперь наша позиция более понятна и яснее, чем, может быть, казалось перед этим. Нет ситуации, когда мы говорим одно, а нас понимают по-другому, потому что посредник в лице комментатора, того, кто интерпретирует мысли, не комментатора в журналистском смысле слова, искажает сознательно или несознательно. Я сейчас не хочу делить на черное и белое, где сознательно, где не сознательно искажают факты, просто есть искажение. Мы живем в мире, где картинка мира сильно искажена по сравнению с реальностью. Вот это большая проблема.

А.Бобровский: Источников информации много, конечно. Самое примечательное положительное, что я отметил, это еще больше вырос уровень организации. Он всегда был очень хорошим, но в этот раз я вот даже не могу вспомнить, что конкретно мне не понравилось с точки зрения каких-то даже бытовых моментов. Уделяли этому больше внимание?

С.Беляков: Лучше бы вы вспомнили, и я объясню почему. Потому что мероприятие масштабное без каких-либо накладок организационных, технических пройти не может. Задачей всей команды по организации форума является постараться сделать так, чтобы количество этих накладок было минимальным. Часть из них мы предвосхищаем, прогнозируем, создаем условия для того, чтобы эти казусы не возникали. Вторая часть задач: если вдруг они возникли, максимально оперативно отреагировать – так, чтобы наименьшее количество людей могли ощутить на себе риски, эти накладки, проблемы, а лучше, чтобы никто не могу ощутить. И они были, конечно. Но почему их год от года становится меньше?

Потому что большая работа проводится не только перед форумом или во время форума, а очень большая работа проводится после форума, когда мы собираем от наших участников, я имею в виду не только спикеров или модераторов, от них тоже, но вообще от большого количества гостей, приглашенных на форум, информацию о том, что понравилось, что не понравилось, как они оценивают сервисы, которые им предлагались, что на их взгляд можно было бы улучшить в нашей работе, чего не хватает из того, что они хотели бы видеть в качестве сервиса, какие организационные моменты у них возникают. И предварительно такую информацию мы получаем. Это не всегда требует прямого общения или опросов.

Иногда мы используем отзывы в социальных сетях оставляют участники, очень полезная информация. На какие-то комментарии у нас есть ответы, на какие-то нет, мы просто их принимаем как направление для нашей работы для того, чтобы в следующем году быть еще более успешными. Но тут пределов совершенству нет.

А.Бобровский: А как Вы подходите к формированию культурной программы форума? В этом году она очень интересная, во всяком случае я могу сравнить ее с прошлогодней ни в чем не уступает, хотя нет пределов совершенству.

С.Беляков: Мне кажется, она намного лучше чем в прошлом году и предыдущие годы. И когда меня спрашивают, а чем форму этого года отличается от предыдущих лет. Есть что-то, что его выделяет. Помимо совершенно новой темы, вокруг которой строилась деловая программа форума. Тема, посвященная формированию доверия, очень сложная тема, актуальная, касающаяся многих аспектов наших отношений и внутри общества между обществами. Я выделил еще культурную программу.

Мы в этом году отказались от проведения казалось бы традиционного неизменного мероприятия как концерт на дворцовой площади. Мероприятие, которое мы, я позволю себе это слово, дарили городу. Дарили для того чтобы как-то сгладить впечатление, от того что мы создаем неудобство. Мы создаем неудобство надо признать. Потому что уж очень большого масштаба мероприятие: перекрытие дорог, какие-то ограничения связанные с использованием объектов, которые в городе находятся и т.д.

В этом году отказались: во-первых это дорого, а сейчас надо считать деньги. Есть, конечно, мероприятия, которые невозможно оценить с точки зрения дорого – недорого и поэтому стоит проводить или не стоит. Но вот в данном случае такой подход мне кажется, был справедлив. Дорого и мы не могли себе позволить. Хотя хотелось очень. И мы провели совершенно иное мероприятие, мы в ледовом дворце СК организовали шоу "Мы чемпионы".

Я пользуясь случаем хотел бы выразить огромную благодарность и нашим олимпийским чемпионам и спортсменам кто в качестве профессиональных спортсменов сейчас не участвует, но были участниками этого шоу. И конечно организатора этого шоу Илью Авербаха, огромное ему спасибо. Шоу мы сделали благотворительное и вот этот подарок этот благотворительный дар от нас, даже не подарок. Хотели преподнести тем, кто в обычной жизни не имеет возможности вживую увидеть выступление наших легенд. Легенд прошлого, недавнего прошлого, и те, кто совсем недавно стал автором триумфа на Олимпийских играх. В первую очередь это дети, дети из семей с тяжелым материальным положением, дети которые воспитываются без семей в интернатах. Это будущие спортсмены, которые являются воспитанниками спортивных-интернатов, это ветераны, которых, к сожалению, остается все меньше и меньше с каждым годом. Кому хочется дарить все больше и больше. И чего-то от себя отдавать, не всегда это получается. Может это оправдание что не получается. Но такая вот возможность у нас была, и мы это сделали. И на ледовом шоу было около восьми тысяч человек.

Зал вмещает двенадцать с половиной но там часть трибун была закрыта для зрителей, связано это с тем как организационно проводится шоу, некоторые трибуны, с этих мест просто не видно того что происходит на льду из-за декораций. Поэтому меньше, зал был полный. И мы когда с Ильей открывали это шоу, это очень такая трогательная картина и подкупающая очень сильно картина. И для меня в том момент никакой деловой программы форума не существовало. Настолько приятно дарить людям что-то, еще раз повторю, у нас не часто такая возможность появляется. Вот когда она есть, то это большое счастье. Я думаю, что мы что-то подобное сделаем и в следующем году. Но еще один момент говоря о культурной программе перед ледовом шоу мы провели очень неформальный дружественный хоккейный матч товарищескую встречу где принимали участие легенды не только советского российского хоккея, такие как Якушев, Каменский, Яшин, Сергей Немчинов но и наши иностранные друзья игроки национальны команд США, Чехии, Чехословакии тогда еще, легендарный Фил Эспозито.

Мы для чего это сделали, в этом был определённый смысл, мы хотели показать что есть события и формат общения людей которые невозможно разорвать никакими санкциями. И есть сфера деятельности, сферы жизни которые нас объединяют, и спорт это одна из таких сфер. И вот в ситуации, когда мы оказались в атмосфере не диалога, а молчания, отказа от диалога не по нашей вине. Проводить такие мероприятия полезно и важно для того чтобы показать что лучше разговаривать чем не разговаривать, что-то делать вместе чем делать по одиночке.

Результат таких событий мне кажется переоценить сложно. Мы это делаем не первый раз, первый раз делали в Давосе. А второй раз сделали на Петербургском форуме. Это такая как мы называем хоккейная дипломатия. Тоже мне очень понравилось, понравилось, что были зрители. Мы это никак не преподносили, для чего мы это делаем, но это было понятно. И участникам этой игры и зрителям. Кто собрался показать, что все-таки мы вместе и мы открыты и мы как не воспринимали себя в изоляции мы вот также открыты ко всем товарищам, ко всем нашим друзьям из-за рубежа и не собираемся закрываться от них. Но а фигурное катание я был просто поражен мастерством наших фигуристов. А как сказал мне один наш иностранный уже друг Фил Эспозито так как катаются русские не катается никто. И он имел в виду не хоккеистов. Хотя хоккеистов смотрел тоже с замиранием сердца, и там много было иностранных приглашенных лиц они смотрели с замершим сердцем то, что происходит на льду.

Я думаю, в этот момент они не думали, что катаются русские в отношении которых у нас есть какие-то сложности в общении, в контакте. Они просто получали удовольствие от того что происходит на льду и как это исполняется. И тоже самое во время форума вот те, кто приехал из иностранных участников, главы компаний, не главы компаний не важно. Вот те кто приехал я надеюсь что получили удовольствие и от содержания и от своего участия и от того что вокруг них происходило. А мы постарались сделать так, чтобы они получили это удовольствие.

А.Бобровский: Хоккейные матчи тоже нужно продолжать, мне кажется тоже может стать традицией. Может футбольные. Спрошу последний вопрос, в прошлом году я его тоже ставил последним: на следующий год переезжает куда-то форум, остается здесь.

С.Беляков: Я отвечу как в прошлом году, я очень надеюсь, что нет. Это не значит, что нам не нужно строить каких-то экспоцентров – надо. Это не значит, что нам не нужны новые площадки – нужны. Это не значит, что я доволен всем на этой площадке – не всем я доволен. Но когда я себе задаю вопрос, что такое форум для меня, помимо людей кого я знаю лично, многих из участников не смотря на огромное количество семь с половиной тысяч, команду кто занимается организацией форума. Для меня это еще и атмосфера. Вот атмосфера, которая существует на этой площадке ее передать словами очень тяжело, но она формирует настроение. Я думаю, что настроение участников, когда они приходят и выходят из павильона на открытое пространство здесь рощица, здесь зеленые газоны, здесь вид на воду, на залив, здесь открытое пространство чтобы насладиться этим замечательным Петербургским небом. То это формирует их настроение, которое появляется, когда они только въезжают в город оказываются в атмосфере белых ночей, в этом году мы чуть пораньше начали, еще не самые белые ночи но, тем не мене, уже. Это создает неповторимую атмосферу форуму. Вот такой атмосферы нет нигде, поверьте, я был на многих мероприятиях и даже не только с форумом, которым обычно нас или себя сравнивают.

Я говорю вообще о большом количестве мероприятий, вот такой атмосферы нет нигде. Это легкость, это свежесть, это открытость, это воздух, это свободное дыхание. С эти настроением входишь в зал, в качестве слушателя, в качестве спикера, в качестве модератора – не важно. И у нас дискуссии получаются очень оптимистичными, очень живыми. Зимой в Давосе, может потому что зима, немножко другая атмосфера, а у нас вот атмосфера такая. Я лично этой атмосферой очень дорожу и мне бы не хотелось ее терять. Хотя нагрузка, которой подвергается площадка, учитывая изношенность инфраструктуры, какие-то ограничения, связанные с территорией, она колоссальная. Но мы научились их решать, поэтому, конечно, он вечно здесь не будет находиться. Но я искренне боюсь того момента, когда нам придется переехать. Это, знаете, как совершеннолетие детей. Кстати, в этом году форум проводится восемнадцатый раз, и собственно говоря, это совершеннолетие форума. Этот процесс неизбежный, но ты его ждешь и боишься. И я этого момента жду и боюсь и очень не хочу, чтобы он у нас состоялся.

А.Бобровский: Я желаю чтобы атмосфера этого форума сохранялась, эта вот атмосфера, которая есть как можно дольше. Спасибо вам большое Сергей Юрьевич.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
 quot;Экономика. Курс

Поделитесь с друзьями: