InvestFuture

Волатильность покинула экономику и рынки

Прочитали: 44

Десять лет назад бизнес-цикл практически исчез. Рецессии в богатых странах происходили редко, быстро и почти безболезненно; инфляция была предсказуемо низкой и скучной. Экономисты называли подобные периоды эпохой “Великого успокоения” (Great Moderation) и объясняли ее причины умелым макроэкономическим управлением центральных банков.

Все эти разговоры, разумеется, резко закончились с наступлением финансового кризиса.

Однако прощание с “Великим успокоением”, возможно, оказалось несколько преждевременным. С тех пор как Америка вышла из рецессии в 2009 г., ее рост был, хотя медленным, но стабильным и примерно таким же, как в расцвет “Великого успокоения” (с начала 1980-х до 2007 г.).

Это в свою очередь толкнуло цены на акции и облигации до самого низкого уровня с 2007 г. Этот тренд не так хорошо просматривается за пределами Америки, но экономисты Goldman Sachs, тем не менее, видят тот же уровень докризисного спокойствия в Германии, Японии и Великобритании, пишет журнал The Economist.

Но абсолютный уровень роста больше всего настораживает наблюдателей. В Америке в последние четыре года он был около 2%, рухнув почти до нуля в I квартале 2014 г. Таким образом, надежды ФРС добиться роста в 3% вновь оказались несбыточными. Что касается еврозоны, то ее экономика выросла в I квартале на 0,8% в годовом исчислении, что наполовину меньше ожидаемого, но примерно на уровне среднего показателя последних девяти месяцев.

Стратеги банка Societe Generale отмечают, что с 1969 г. индекс S&P снижался на 1%, или в среднем более 27 дней в году; в последние двенадцать месяцев было лишь 19 подобных дней. Этот тренд увеличил интерес инвесторов как к акциям, так и облигациям, что и объясняет рекордно высокие показатели фондового рынка и близкую к историческому минимуму прибыль по казначейским облигациям.

Многие факты подтверждают, что классическое “успокоение” не является выходом экономики из кризиса. Производственные запасы, организованные по принципу “вовремя”, не позволяют компаниям более балансированно регулировать свои запасы. Вместо одновременного подъема и снижения запасы и продажи двигаются в противоположном направлении, что может привести к резким скачкам производства. Однако главный экономический советник Белого дома Джейсон Фюрман считает, что с 2008 г. запасы и продажи вновь двигаются в одном направлении.

Согласно теории более легкий доступ к кредиту (такому как избыточный рефинансирующий ипотечный кредит) позволяет потребителям продолжать тратить, даже когда их доход резко снизился. С 2008 г., несмотря на снижение рефинансирования долгов по кредитным карточкам и ипотекам, потребление остается стабильным.

В опубликованном в 2001 г. докладе Оливер Бланчард и Джон Саймон отметили, что уровень волатильности и инфляции резко снизился в 1980-х гг. Стабильная инфляция означала, что ФРС не требовалось ужесточать монетарную политику перед возможной проблемой в снабжении (а также скачком цен на нефть) и быстрее смягчать политику перед угрозой рецессии. Вот почему неспособность ФРС предотвратить “Великую рецессию” помогла выстоять “Великому успокоению”.

Хотя цены на энергоносители и продукты питания прыгали вверх и вниз с 2008 г., инфляционные ожидания (и до недавнего времени базовая инфляция двигалась в диапазоне 2%) не давали повода ФРС повышать процентную ставку. Разумеется, когда краткосрочная процентная ставка близка нулю, ФРС трудно было стимулировать экономику и бороться с безработицей.

Но регулятор подготовил замену: “количественное смягчение” и “стратегия обнародования дальнейшей политики”, которые помогли держать на низком уровне долгосрочную ставку. Все это увеличило расходы и облегчило прогнозирование процентной ставки, что в свою очередь объясняет, почему доходность облигаций так невелика и стабильна. Похожее произошло, когда ЕЦБ пообещал в 2012 г. сделать все необходимое для сохранения евро: тогда доходность облигаций в периферийных странах резко упала.

Это также указывает на негативную сторону “успокоения”. Экономист Хайман Мински, который умер в 1996 г., считал, что длительные периоды стабильности приводят к дестабилизации экономики. Когда цены на активы более или менее стабильны, их покупка на заимствованные деньги кажется безопасной. Финансовая инновация эксплуатируют спрос на такие продукты, как высокорисковая ипотека.

На короткий период времени ситуация даже улучшается, но это происходит благодаря потребителям, которые продолжают тратить даже с резко уменьшившимися доходами. Однако рост долгов увеличивает риск наступления более тяжелого кризиса, особенно если, как сейчас, у центральных банков имеется мало возможностей снизить процентную ставку.

Фюрман признает, что отклонение годового темпа роста от многолетнего среднего показателя близко к историческому минимуму. Но отклонение роста от показателя прошлого десятилетия, когда произошел финансовый кризис, близко к историческому максимуму.

Главный вопрос в том, приведет ли возвращение “Великого успокоения” к рисковому заимствованию, которое в прошлом стало причиной кризиса. Между тем, в экономике уже присутствуют вызывающие тревогу признаки. Резко увеличился выпуск облигаций с "мусорным" рейтингом, а также выдача кредитов погрязшим в долгах компаниям; недавний изгой - Греция - вновь получил возможность заимствовать по низкой ставке.

Чарли Химмерберг из Goldman называет возросший интерес к покупке активов с привлечением заемных средств логичным, так как “Великое успокоение” делает кредиты более безопасными. По его мнению, любая угроза системного кризиса отсутствует, так как новые правила ужесточили контроль над банками и инвесторами. Но даже он признает, что “рано или поздно это может привести к плохому концу”.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Волатильность покинула

Поделитесь с друзьями: