InvestFuture

Алекперов: тренд на снижение цен сохранится

Прочитали: 39

"ЛУКойл" поменял планы и решил не принимать 10-летнюю стратегию развития. Для начала необходимо понять, насколько иностранный рынок капитала открыт для отечественных компаний. Об этом ТК "Россия-24" рассказал президент НК "ЛУКойл" Вагит Алекперов.

Так как мы находимся на инвестиционном форуме, прежде всего хотелось бы поговорить про инвестклимат в нашей стране. На ваш взгляд, после заключения под домашний арест Владимира Евтушенкова что будет с инвестиционным климатом и сможет ли Россия в дальнейшем привлекать зарубежных инвесторов?

- Ничего хорошего не будет, это точно, потому что все знали Владимира Петровича Евтушенкова как патриота России, как великого предпринимателя, который в последние 25 лет был на олимпе бизнеса российского, формировал многие законодательные инициативы, который участвовал в многих сферах бизнеса: не только в нефтяной промышленности, но и в электронике, в области бизнеса сельского хозяйства. Он пользовался и пользуется огромным уважением всего бизнес-сообщества. Я его глубоко уважаю, я верю, что все прояснится, потому что такой человек, как Владимир Петрович Евтушенков не мог совершать тех действий, которые могли бы ограничить его свободу. А инвестиционный климат: конечно, сегодня все очень внимательно следят за этими событиями, потому что Владимир Петрович не просто бизнесмен, он еще и возглавлял отношения с арабским миром, он известен во многих странах, и сегодня, конечно, все анализируют и с нетерпением ждут скорейшего удачного разрешения этого вопроса. Разрешение - я считаю, что конечно, может быть принято решение об освобождении хотя бы под залог. Все члены РСПП обратились с просьбой дать возможность этому человеку находиться на свободе даже под нашу ответственность.

Лукойл - публичная компания, вы постоянно общаетесь с инвесторами. Что они говорят? Они напуганы после случившегося?

- Ну они удивлены просто. Сегодня не столько страх, а удивление, как такого человека могут арестовать по обвинениям столь серьезным. Мы все знаем, что он никуда не уйдет, он будет всегда в обществе, он будет здесь, в стране. Зачем ограничивать свободу человека?

Вы работаете в нефтяной отрасли и более того, вы являетесь партнером с Башнефтью, у вас ведется совместная разработка Трепса и Титова. Какими вы видите перспективы этого СП?

- Совместное предприятие успешно работает, мы с опережением графика идем. На 2 года фактически раньше времени с месторождением благодаря тому, что мы нашли синергию. Башнефть работала с месторождением, была создана уникальная инфраструктура, которая позволяет принять эту нефть и доставить до потребителя. Синергия дала возможность увеличить отчисления и в бюджет Российской Федерации, и акционеры Башнефти получают доходы, и Лукойл. Поэтому я думаю, что это совместное предприятие как работала, так и будет работать, хотя постоянно возникают какие-то инсинуации. Люди очень преклонного возраста обращаются с требованием в суд ограничить деятельность этого СП. Я думаю, что инициаторам таких действий служат люди, которые не являются патриотами нашей страны. Особенно в сегодняшний период времени, когда необходимо сплотиться для преодоления тех сложностей, которые перед нами стоят.

Согласитесь со мной, что не улучшают инвестиционный климат также санкции зарубежных стран в отношении ряда российских компаний. Лукойл стала первой частной компанией, в отношении которой США применили свои санкционные меры. Для вас это было неожиданностью?

- Не только Лукойл. Сургутнефтегаз тоже частная компания, и на нее это также распространяется. Нет, мы ждали, мы ждали, что в отношении Лукойл, Сургутнефтегаз, других крупные компании, невзирая на форму собственности, будет принят ряд ограничений. Мы действительно бюджетообразующая компания: больше триллиона рублей платим налогов ежегодно в федеральный бюджет. Мы ждали этих санкций, потому что мы - крупнейший игрок не только на территории России, но и на глобальном рынке. И я сразу как увидел эти решения и название нашей компании, я сразу подумал: для всего мира мы являемся национальной российской компанией, на нас такие санкции распространяются как на государственную компанию, а у себя дома, в России мы являемся частной компанией, и как частную компанию нас ограничивают у себя же дома в доступе к иным месторождениям, в принятии ряда инвестиционных решений, которые позволили бы развивать нефтяную и газовую отрасль на территории России. Я имею в виду в том числе и в Арктику доступ, и доступ к крупным месторождениям федерального значения. Это, конечно, несправедливость, и эту несправедливость надо убирать хотя бы в этот период времени, когда стране необходимо, когда уже идет стабилизация добычи, а я прогнозирую, что она начнет снижаться. Потому что идет естественный процесс старения старых месторождений, а новые активы мы еще не вводим в эксплуатацию. Поэтому надо сделать все, чтобы инвестиционный климат на территории нашей России как для внутренних инвесторов, так и внешних был понятен, открыт, и не было каких-либо ограничений.

А как санкции отразятся на работе компании? Будете ли вы пересматривать свою инвестиционную стратегию?

- Мы в этом году немного отступили от своих традиций, мы не утверждаем стратегию развития, хотя мы должны осенью этого года утвердить стратегию на 10 лет и презентовать ее инвестиционному сообществу. Мы утверждаем только 2015 год. Утверждение стратегии, а она уже подготовлена, мы перенесли на первый квартал следующего года и апрель следующего года, когда сделать ее презентацию. Это связано с тем, что мы хотим понять те проблемы, которые возникнут для нефтяной промышленности России, то есть мы должны проанализировать, насколько открыт доступ к капиталу внешнему и внутреннему для компаний, насколько остро мы почувствуем ограничение доступа к технологиям. Потому что сегодня около 25-30% нефти на старых месторождениях добывается при помощи инновационных, новых технологий. Как правило, это гидроразрывы пластов, и применение химии для повышения отдачи пластов. Это автоматика, связь, телемеханика в управлении нашими месторождениями. Как правило, эти все технологии идут из Соединенных Штатов, и мы должны понять, насколько нам будет доступен ремфонд, чтобы поддерживать все в рабочем состоянии. Сейчас нужен анализ.

Ну а компания сейчас развернет свой вектор развития и будет более ориентирована на азиатские регионы и Латинскую Америку? В частности, недавно упоминалось о сделках в Мексике.

- Да, мы сейчас активны на африканском рынке нефти, мы новые и новые перспективы рассматриваем работы. Мы сегодня рассматриваем вопросы, связанные с разработкой новых месторождений в Мексике. Там приняты все законы, которые позволяют иностранным инвесторам активно работать на территории Мексики, а это одна из крупнейших стран по запасам углеводородов, и конечно, это интересно для всех нефтяных компаний. Сегодня азиатский рынок становится для нас все более важным рынком как рынок продаж нашей продукции как нефти так и нефтепродуктов из Российской Федерации, и с месторождений, которые мы разрабатываем на территории Ирана. Мы обсуждаем новые инициативы на территории Ирака для того, чтобы расширить свою деятельность в этой стране после успешного ввода месторождения Западная Курна в срок и с таким качеством хорошим, которое было высоко оценено иракским правительством, что дает нам возможность еще дополнительно претендовать на перспективы. У нас достаточно большой пакет активов, которые нам интересны, которые сегодня находятся в стадии обсуждения.

И последний вопрос. Могут ли санкции отразится на ценах на нефть и вызвать перебои в поставках нефти из России? И ожидаете ли вы, что цены на нефть будут расти, либо понижательный тренд сохранится?

- Я думаю, что ограничений по нефти и газу не будет, потому что мир достаточно тесно связан. И те огромные объемы производства, которые сегодня демонстрирует Российская Федерация. Конечно, если будут какие-то ограничения, то это отразится на мире в целом. Поэтому конечно никто не будет ограничивать. Что касается цены на нефть, мы не прогнозируем сегодня рост, мы видим идет такой тренд на снижение и стабилизацию. То есть если мы раньше делали прогноз на около 100 долларов, сегодня мы бюджеты свои делаем уже исходя из 90-105 долларов. Все-таки темпы роста объемов производства в Соединенных Штатах, открытие Мексики, активные переговоры по иранской проблеме: это все давит на рынок, и конечно, рынок ждет большего предложения нефти, особенно в регионах юго-восточных. Поэтому мы думаем, что цена нефти уже нескоро преодолеет планку в 100-105 долларов.

Беседу провела корреспондент ТК «Россия 24» Наиля Аскер заде

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Алекперов: тренд на

Поделитесь с друзьями: