InvestFuture

Хаос на Ближнем Востоке: победители и проигравшие

Прочитали: 21

Ближний Восток с начала Арабской весны в 2011 г. стал стремительно трансформироваться, сменялись лидеры и политическое устройство стран.

Однако в связи с активностью группировки "Исламское государство" между ближневосточными странами стали размываться границы, и теперь в сердце региона возникло новое квазигосударство.

Как отмечает в своей статье на Project Syndicate бывший вице-канцлер Германии Йошка Фишер, от дестабилизации обстановки проиграют именно западные страны, в то время как Иран может добиться изменения ситуации в свою пользу.

История вопроса

"Война, – говорил древнегреческий философ Гераклит, – есть отец всего и мать всего".
Глядя на кровавые, по-настоящему варварские, события на Ближнем Востоке (особенно в Ираке и Сирии), можно невольно согласиться с Гераклитом, хотя подобным идеям, казалось бы, давно уже нет места в постмодернистском восприятии мира современной Европой.
Военные триумфы "Исламского государства" в Ираке и Сирии не только подливают масла в огонь гуманитарной катастрофы, они спутали сложившиеся в регионе альянсы и даже поставили под сомнение государственные границы. Возникает новый Ближний Восток, он отличается от прежнего двумя важными моментами: возросшей ролью курдов и Ирана, а также снизившимся влиянием региональных суннитских держав.
Ближний Восток не просто стоит на пороге возможного триумфа силы, которая пытается достичь своих стратегических целей массовыми убийствами и порабощением (например, езидских женщин и девочек). Становится также очевидным коллапс старого порядка, сохранявшегося в этом регионе в более или менее неизменном виде со времен окончания Первой мировой войны, и, как следствие, упадок традиционных стабилизирующих сил региона.
Политическое ослабление и глобальных игроков, таких как США, и региональных, таких как Турция, Иран и Саудовская Аравия, привело к поразительной смене ролей в соотношении сил в регионе. Хотя США и Европейский союз всё еще считают выступающую за независимость Рабочую партию Курдистана (РПК) террористической организацией (ее основатель Абдулла Оджалан отбывает пожизненное наказание в Турции с 1999 г.), по-видимому, только бойцы РПК хотят и способны остановить дальнейшее продвижение "Исламского государства". В результате судьба курдов стала острым вопросом для Турции.
Турция является членом НАТО, поэтому любое нарушение ее территориальной целостности может легко спровоцировать применение пункта о коллективной обороне Североатлантического договора. В курдском вопросе скрывается потенциал для еще более широкого конфликта, поскольку новая государственность может поставить под угрозу территориальную целостность Сирии, Ирака и, вероятно, Ирана.
И все же, борясь за свою жизнь против "Исламского государства", курды завоевали новую легитимность. Когда битва завершится, они не забудут с легкостью свои национальные амбиции и ту смертельную угрозу, с которой они столкнулись. Не только единство и храбрость курдов подняли их престиж; они всё в большей степени становятся якорем стабильности и надежным прозападным партнером в регионе, в котором очень не хватает и того и другого.
Тем самым перед Западом возникает дилемма. Учитывая свое нежелание отправлять собственные наземные силы на войну, которую он обязан выиграть, Запад будет вынужден вооружать курдов более совершенными видами оружия. И не только курдскую милицию Северного Ирака ("пешмерга"), но и другие курдские группы. Это не понравится Турции и, скорее всего, Ирану, поэтому решение курдского вопроса потребует больших дипломатических усилий и мастерства, а также готовности брать на себя обязательства со стороны Запада, международного сообщества и заинтересованных стран.
Впрочем, больше всех в регионе может выиграть Иран, чье влияние в Ираке и Афганистане значительно расширилось благодаря политике американской администрации Джорджа Буша-младшего. Уже сейчас сотрудничество с Ираном является условием восстановления стабильности в Ираке и Сирии, а кроме того, эта страна играет важную роль в израильско-палестинском конфликте и в Ливане.
Невозможно обойтись без Ирана, пытаясь найти решения для бесчисленных кризисов в этом регионе. И действительно, в деле борьбы с "Исламским государством" даже ограниченное военное сотрудничество между США и Ираном больше не кажется чем-то совершенно невероятным.
Однако ответ на главный стратегический вопрос будет найден не на поле битв в регионе, а во время различных переговоров по поводу иранской ядерной программы. Если компромисс будет найден, расширенная региональная роль Ирана станет и сильней, и конструктивней. Но подобный результат остается пока в высшей степени сомнительным.
Ядерная проблема включает в себя другой важный, подспудный вопрос, а именно отношения Ирана с Израилем, на северной границе которого – в Ливане – расположилась "Хезболла", ближайший партнер Ирана в регионе. "Хезболла" по-прежнему стремится уничтожить Израиль, а Иран поставляет этому движению мощное оружие. Здесь, к сожалению, никаких значительных изменений ожидать не приходится.
Вот и все, что понятно по поводу нового Ближнего Востока. Он будет более шиитским, более иранским и более курдским. А значит, ситуация там станет намного запутанней. Старые альянсы (и конфликты) больше не будут такими самоочевидными, как раньше, даже если они сохранятся.
К этому можно лишь добавить, что Ближний Восток останется пороховой бочкой мировой политики XXI века. Стабилизировать регион, хотя это и в мировых интересах, будет очень трудно и только лишь с помощью умелой комбинации военных и дипломатических средств. Ни одна глобальная держава не сумеет справиться с этой задачей в одиночку.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Хаос на Ближнем Востоке:

Поделитесь с друзьями: