InvestFuture

Глава ВТБ: у России есть план "Б" в ответ на санкции

Прочитали: 34

Глава ВТБ Андрей Костин дал интервью германскому изданию Handelsblatt. В своем интервью он поделился своим мнением о санкциях против банков России, о кризисе на Украине и о сотрудничестве с Китаем, а также раскрыл свои доходы, назвав "ерундой" информацию Forbes о его доходах в 37 млн долларов.

- Господин Костин, находятся ли в безопасности сбережения немцев в виде прямых вкладов в ВТБ?

- Безусловно, даю на это мою личную гарантию.

-Но ВТБ попал под санкции против России ...

- Санкции ЕС не охватывают наши европейские банки, в том числе немецкий банк. И даже если вы храните ваши деньги в нашем московском банке, санкции не представляют никакой проблемы для вкладов. Банк функционирует. Санкции оказывают влияние только на международное финансирование, хотя их общее отрицательное воздействие, конечно шире.

-Как оно выражается?

- Из-за агрессивного санкционного подхода правительства США и огромных штрафов, которым в США подверглись банки вроде BNP Paribas за нарушение санкций против Ирана, банки во всем мире, в том числе в Китае, Бразилии и Европе, проявляют большую осторожность - даже в тех сферах бизнеса, которые не подпадают под санкции.

-Прибыль Группы ВТБ резко снизилась на 98% в прошлом квартале. Таким образом, можно сказать, что после прошлогодних 105 млрд рублей группа ВТБ останется без прибыли в этом году?

- Да, мы считаем, что группа ВТБ будет почти без прибыли. Но, безусловно, убытков никаких не будет. Для нас это не конец света, потому что мы создали большие резервы на возможные потери для украинских и российских компаний и чувствуем себя комфортно перед лицом следующего года.

-Ваш бизнес в Украине стал тяжелым бременем для вас в этом году?

- Нам, возможно, нужно сформировать резервы в размере около 1,3 млрд долларов в этом году, потому что украинская экономика находится на грани краха. Но мы хотим остаться там, и мы не сокращаем свой кредитный портфель.

Санкции и экономические проблемы рано или поздно закончатся. Наша ошибка в том, что мы не собирали деньги для своих кредитных операций на Украине на украинском рынке. Вместо этого, мы вносили деньги для этих операций из России и сейчас получили дополнительную проблему в виде изменения валютного курса.

-В ближайшее время нет никакой надежды на восстановление экономики Украины...

- Объем нашего участия составляет около 5 миллиардов долларов. Российские банки предоставили 25 миллиардов долларов кредитов украинским гражданам и предприятиям. Никто не может заменить эти объемы. Это больше, чем планирует дать МВФ.

Я полагаю, что в конечном счете мы рискуем потерять половину суммы наших кредитов. Мы бы хотели, чтобы ЕС или США помогли Украине побольше. И лучше поскорее, потому что экономика страны находится действительно в очень плохом состоянии.

-Российская экономика также снова близка к рецессии, объем неработающих кредитов растет. Это вас беспокоит?

- Санкции, конечно, создают проблемы. Инвестиционный климат ухудшается. Но, с другой стороны, положение многих наших клиентов сейчас лучше, чем в 2008 году, потому что в кризисе находится не весь мир, как тогда. Кроме того, девальвация рубля помогает компаниям-экспортерам.

В 2009 году Россия потеряла почти 9% своего ВВП, в этом году мы говорим о 0,5%. Российский бюджет выигрывает от девальвации рубля.

-Если предположить, что санкции будут оставаться на том же уровне, как вы думаете, экономика России и ВТБ могут выдержать такую ситуацию на протяжении года-двух?

- Да, конечно, мы можем. Но что могут санкции сделать? Санкциями невозможно достичь результата в виде изменения Россией своей политики на Украине. Это точно.

-Вы были дипломатом в течение многих лет. Как вы могли бы объяснить Западу действия России на Украине?

- Для нас особенно отличается Крым. Люди счастливы быть частью России. И для нас было бы национальным унижением видеть американский флот в Севастополе, в местах русской славы. Ни один президент не может этого допустить. Но мы не хотим Донецка или Луганска, Восточной Украины.

Мы никогда не думали об этом. А еще даже сам МВФ понимает, что без России невозможно вывести Украину из глубокого финансового кризиса. Мы не хотим убивать Украину.

-Что стоит сделать российскому правительству?

- Правительство может увеличить расходы на инфраструктуру, Центральный банк может предоставить более дешевые деньги для малого и среднего бизнеса и инвестиционных проектов. Если говорить в более широком охвате, то правительство должно способствовать большей конкуренции в России.

Доминирование нескольких крупных компаний, вроде ВТБ (смеется), является слишком сильным. Нам нужна демонополизация и более благоприятные условия для иностранных инвесторов.

Правительство должно обеспечить большую безопасность для бизнеса и сказать: если вы будете следовать правилам, полиция не постучит в ваши двери.

-Если говорить о возможных новых санкциях: были разговоры об отрезании российских банков от международной платежной системы SWIFT. Есть ли у вас план "Б" на этот случай?

- Есть. Но любой банк будет очень ограниченным, если не может использовать долларовые транзакции, транзакции в евро или SWIFT. По моему личному мнению, введение такого рода санкций будет означать войну. Америка и Европа сделали это против Ирана, но с Ираном в то время не было дипломатических отношений, только военное сдерживание.

Нельзя сравнивать эти ситуации. Если в доступе к SWIFT российским банкам будет отказано, американскому послу придется покинуть Москву в тот же день. Дипломатические отношения должны будут закончиться. Но до сих пор санкции против России вводились избирательно.

-Это из-за зависимости банковской системы от SWIFT?

- Банковский сектор является наиболее уязвимым сектором экономики, потому что система в значительной степени полагается на две валюты: доллар США и евро. И это всегда считалось надежным. Но и это стало меняться с введением политических санкций против Ирана, других стран, а теперь и против России.

Это очень опасно, на мой взгляд, когда одно государство, вроде США, используя свою собственную валюту, может “уничтожать” финансовые компании других стран по политическим причинам.

Разве нет противоречия в том, что мы обсуждаем глобальную финансовую стабильность в G20 и в то же время имеем санкции, вроде тех, которые введены против России и которые создают огромные проблемы для стабильности российского банковского сектора?

Что такое SWIFT? SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications) — сообщество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций, создано в 1973 г.
Оно является одним из ключевых каналов связи РФ с глобальной финансовой системой. Главная функция SWIFT — обеспечение передачи информации о движении денежных средств по корреспондентским счетам банков, которые взаимодействуют между собой в этой системе.
Именно на этой информации и строится вся система международных расчетов: за день через сеть проходят платежные поручения на сумму более $6 трлн. Членами SWIFT являются более 10 тыс. организаций, в том числе около 1 тыс. корпораций.
Каждый банк в сообществе имеет свой уникальный SWIFT-код, который может состоять из 8 или 11 символов. Наличие такого кода ускоряет и упрощает передачу платежа.

-Являются ли Китай и юань выходом для российских банков?

- Мы не противопоставляем Китай и Запад друг другу. Но, конечно, отношения с Китаем будут развиваться. Например, объем товарооборота с Китаем составляет 90 млрд долларов: 50 млрд долларов импорта в Россию, 40 млрд долларов экспорта, и большая часть торговых операций номинирована в долларах США.

Для этого нет причин. Новые соглашения будут подписаны в юанях, и, возможно, некоторые из них также в рублях.

К сожалению, из-за уязвимости рубль не сможет быть резервной валютой на протяжении времени. Но это еще один шаг к увеличению независимости от доллара. Мы обнаружили, что глобальная система находится под очень сильным влиянием США: рейтинговые агентства американские, крупные компании по выпуску кредитных карт тоже американские.

-Что вы собираетесь изменить в ВТБ в Москве?

- В России мы объединим наши три банка - ВТБ, "ВТБ 24" и "Банк Москвы" - в один банк ВТБ в течение трех или четырех лет. Это поможет снизить расходы. Еще мы будем вводить более консервативный подход к управлению рисками: меньший рост, но и меньше потерь.

Мы хотим вернуться к показателю ROE (прим. - рентабельность собственного капитала) на уровне 15%, к чистой прибыли в 180-220 млрд рублей в 2018 году и к ежегодному темпу роста в 12%.

-Российское издание Forbes назвало вас самым высокооплачиваемым менеджером российского государственного предприятия с доходом $37 млн в 2014 году. Это правда?

- Эта цифра полная ерунда. В 2013 году я получил 200 млн рублей, а в 2014 году - 240 млн рублей (это 4,5 миллиона долларов), и это, включая все бонусы. До прихода в ВТБ я был частным банкиром, и я инвестировал свои личные деньги. Но это не имеет никакого отношения к ВТБ.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Глава ВТБ: у России есть

Поделитесь с друзьями: