InvestFuture

Крупные компании продолжают мошенничать

Прочитали: 26

Нет лучшего одобрения бизнеса, чем инвестиция Уоррена Баффетта. Благодаря покупке безопасных и надежных компаний он стал одним из самых богатых людей в мире.

Поэтому, когда Баффетт увеличил долю в Tesco до 5% в 2012 г., это означало, что у британской торговой сети все хорошо и она восстановится после неудачной попытки выйти на американский рынок.

Однако, как оказалось позже, даже Оракул из Омахи может пасть жертвой сомнительной бухгалтерии. 22 сентября Tesco объявила, что ее ожидания прибыли за первую половину 2014 г. были на 250 млн фунтов ($408 млн) завышены, так как преувеличены компенсационные выплаты поставщиков. Служба по борьбе с крупным мошенничеством Великобритании уже начала расследование “неожиданной ошибки”.

С тех пор положение ритейлера только ухудшается: 9 декабря Tesco снизила прогноз прибыли на 30%, частично из-за того, что ее новый президент пообещал больше не прибегать к “искусственному” улучшению результатов. Что касается Баффетта, чья фирма потеряла на Tesco $750 млн, то он назвал покупку “огромной ошибкой”.

Как только появилась эта новость, инвесторы вспомнили PricewaterhouseCoopers (PwC), одну из четырех глобальных сетей, предлагающих профессиональные услуги в области аудита (в “Большую четверку” также входит Deloitte, Ernst & Young (EY) and KPMG). Tesco заплатила 10,4 млн фунтов за проверку своей отчетности за 2013 г. PwC якобы обратила внимание на подозрительные компенсационные выплаты во время проверки, однако подтвердила успешное прохождение аудиторской проверки, пишет британский журнал The Economist.

Неспособность PwC выявить подделку трудно назвать единичным случаем. Бухгалтерские скандалы больше не попадают в СМИ (как это было после коллапса Enron и WorldCom в 2001-2002 гг.), не потому что они исчезли, а только потому, что они стали обычным делом.

В начале декабря испанский суд объявил, что банк Bankia совершил серьезный подлог в финансовой отчетности, когда стал публичной компанией в 2011 г. (или за десять месяцев до того, как был национализирован). В 2012 г. Hewlett-Packard списала 80% со своей покупки Autonomy за $10,3 млрд после обвинения фирмы-разработчика программного обеспечения в учете прогнозируемых подписчиков как реальных. В 2011 г. японский производитель оптических приборов Olympus сообщил о сокрытии многомиллиардных потерь. Во всех этих примерах аудиторы “Большой четверки” не выявили бухгалтерский подлог.

И хотя аудиторские фирмы не считают виновниками финансового кризиса 2008 г., их обвиняют в том, что они не обнаружили фальсификацию отчетности. Федеральная корпорация по страхованию депозитов США подала судебный иск против PwC на $1 млрд за сокрытие мошенничества в обанкротившемся в 2009 г. Colonial Bank. Этим летом два аудитора KPMG были отстранены от работы за неадекватную проверку резервов под задолженность по предоставленным кредитам в TierOne (другой разорившийся банк). За девять месяцев до коллапса Lehman Brothers аудитор EY не заметил операций обратной покупки, которые скрывали использование банком заемного капитала.

Разумеется, никакая контролирующая организация не способна предотвратить все финансовые преступления. Однако участившиеся скандалы ставят под сомнение качество работы “Большой четверки”, за которую, кстати, они ежегодно получают в общей сложности $50 млрд.

Существует мнение, что аудиторы необходимы для выявления мошенничества. Но из-за того, что исторически этой профессии позволяли регулировать себя самостоятельно, она установила планку качества на довольно низком уровне: формально аудиторы лишь фиксировали соответствие финансовой отчетности бухгалтерским стандартам, что делало почти невозможным появление провалов в их работе.

В последние годы увеличивающийся “разрыв ожиданий” привел к тому, что инвесторы все меньше обращают внимание на аудиторов и не пытаются больше узнать об их работе, однако, ценя гарантии (словно проверенная аудитором отчетность является непреложной истинной), справедливо возмущаются, когда неминуемый пересмотр в сторону понижения стоит им больших денег.

Ставки очень велики. Если инвесторы перестанут доверять финансовой отчетности, они увеличат стоимость привлечения капитала как для честных, так и для недобросовестных компаний, что приведет к снижению инвестиционных фондов и замедлению экономического роста. Только фундаментальная реформа бизнес-модели аудиторов может остановить порочный круг разочарований.

Реальность такова, что существующий конфликт интересов не делает аудитора стопроцентным сторонником инвестора. Бенефициар услуг – нынешний и перспективный акционер – платит за нее косвенно или вообще ничего не платит, в то время как покупатель покупает ее только потому, что это требование закона. В итоге компании стараются выбрать аудитора, который предложит четкое мнение максимально быстро и недорого. В свою очередь аудиторы, обнаруживающие манипуляции в отчетности, предпочитают предложить менеджменту провести корректировку вместо скандала, который может привести к дорогостоящей ликвидации компании.

Аудиторская индустрия предлагают несколько шагов, которые могут предотвратить подобный конфликт интересов. Один из них - это разделение аудиторского комитета от руководства. После принятия закона Сарбейнса-Оксли, который был нацелен на обеспечение прозрачности деятельности американских компаний, аудиторов в США выбирают не CEO или CFO, а подкомитет совета директоров. В теории это гарантирует выбор аудиторской фирмы с учетом интереса акционеров. В реальности аудиторский комитет легко попадает под влияние руководства.

Другая защита от конфликта интересов - это репутация: аудитор знает, что плохо выполненная работа может привести к потере бизнеса, так как инвесторы не поверят его проверке. Но это было так лишь в прошлом, когда у компаний был большой выбор. Сегодня лишь “Большая четверка” имеет потенциал и квалификацию, которые позволяют проверять транснациональные корпорации: вместе они проводят аудиторский контроль 98% компаний американского фондового рынка. В итоге, несмотря на скандалы о незамеченных подлогах в отчетности, компании не могут отказаться от услуг “Большой четверки”.

Таким образом, остается один по-настоящему эффективный рычаг: регулирование. В 1933 г. во время слушаний по закону, который помог утвердить обязательный аудит, представитель индустрии заявил Конгрессу, что аудиторы полностью независимы от работников бухгалтерии своих клиентов.

“Вы проверяете контролеров? – спросил скептически настроенный сенатор. – А кто контролирует вас?”. “ Наша совесть”, - быстро ответил представитель индустрии.

Однако как показал скандал с Enron, этого гаранта было явно недостаточно. Именно поэтому в принятом в 2002 г. законе Сарбейнса-Оксли американским аудиторским компаниям запрещено предлагать консалтинговый сервис клиентам, которых они проверяют. Кроме того был создан Комитет по надзору за отчетностью публичных компаний (PCAOB), который по сути исполняет роль “Большого брата” с “Большой четверкой”.

“Мы относимся к аудиторам, как к профессиональным людям, которых заставляют идти на компромисс”, - заявил глава PCAOB Джемс Доти. В 2004 г. похожая надзорная организация была создана и в Великобритании.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Крупные компании

Поделитесь с друзьями: