InvestFuture

Иран и ЕС: единство и борьба противоположностей

Прочитали: 34

После встречи министров иностранных дел в конце сентября 2014 г. еврокомиссар по внешним связям Федерика Могерини заявила: "Иран – это не только страна, с которой мы ведем переговоры по ядерной программе, но это также и важный региональный игрок, а это практически означает, что мы должны поддерживать отношения с его соседями".

Это заявление подчеркивает два вопроса, по которым идут нескончаемые дискуссии между Ираном и Евросоюзом. А именно, проблема ядерной программы и кризис в Сирии.

В последние месяцы все внимание было приковано к потенциальному сближению между Вашингтоном и Тегераном. Это может случиться, а может, и нет. Тем временем Евросоюз стал ключевым игроком в переговорах с Ираном.

Исторически ЕС смотрел на Иран как на важного регионального игрока. При этом, несмотря на неопределенность, причиной которой стали иранская революция и война между Ираном и Ираком, Брюссель и Тегеран стали проводить регулярные консультации по вопросу об урегулировании отношений. Однако этим попыткам препятствовало серьезное несогласие по поводу иранской ядерной программы и, с 2011 г., гражданская война в Сирии.

Ядерная программа Основная цель политики Европейского союза по поводу иранской ядерной программы заключается в том, чтобы "добиться всестороннего, достигнутого путем переговоров долгосрочного решения, которое смогло бы восстановить международную уверенность в исключительно мирных целях иранской ядерной программы, при этом уважая законное право Ирана использовать ядерную энергию в мирных целях согласно Договору о нераспространении ядерного оружия".

Эта цель в своей основе не отличается от цели, которую провозглашают США, однако Брюссель с самого начала выбрала иную тактику, чем Вашингтон. С самого начала революции 1979 г. в отношениях между Вашингтоном и Тегераном доминировали взаимная враждебность и недоверие. США стремились изолировать Иран.

С другой стороны, европейцы выбрали менее конфронтационный подход и стремились оказать влияние на иранскую внутреннюю и внешнюю политику, привлекая Иран в коммерческие и дипломатические отношения. Иначе говоря, американцы играли роль “плохого полицейского”, в то время как Евросоюз выбрал себе роль "хорошего". В конечном счете эти оба подхода не дали результата. Иран продолжил развивать свою ядерную программу.

Разницу между политикой ЕС и США в отношении Ирана можно объяснить рядом исторических, коммерческих и геополитических факторов. В целом у Тегерана более теплые отношения с европейскими странами, чем с США. ЕС был крупным торговым партнером Ирана в течение многих лет: Иран экспортировал значительную долю своей нефти и нефтепродуктов на европейский рынок в обмен на оборудование, транспорт и химикаты.

В конце концов, Иран и весь Ближневосточный регион находится ближе к Евросоюзу, и если что-то случится в этом регионе, то это окажет более сильное влияние на страны Европы, чем на США. Эта разница между политикой Вашингтона и Брюсселя, а также разница между политикой отдельно взятых стран-членов Евросоюза предоставили Ирану возможности преодолеть все попытки изолировать страны и снизить ее международное экономическое и политическое влияние.

На этом фоне Тегеран и Брюссель стремились к сотрудничеству после Ирано-иракской войны (1980-88 гг.). Однако этому процессу помешали обвинения Ирана в том, что тот поддерживает террористическую деятельность. Но, несмотря на это, иранской и европейской сторонам удалось инициировать так называемый "критический диалог", который позже стал довольно плодотворным.

Европейцы стремились использовать растущие коммерческие и торговые связи, а также политическое влияние, чтобы изменить политику Ирана по 4 вопросам: права человека, арабо-израильский конфликт, предполагаемая поддержка терроризма и распространение оружия массового уничтожения.

Постепенно ядерный вопрос стал доминировать в переговорах между двумя сторонами, особенно с начала 2000-х гг., когда все больше информации по ядерной программе стало доступно для изучения.

Открытие двух центров ядерной активности в 2002 г., а также еще два открытия осложнили ситуацию. Во-первых, ЕС начал выражать большую обеспокоенность по поводу распространения оружия массового уничтожения и объявил новую стратегию борьбы, обозначив растущую роль ЕС. Эта стратегия была официально объявлена в середине 2000-х гг.

Во-вторых, вторжение США в Ирак в 2003 г. усилило напряжение на Ближнем Востоке. Европа была обеспокоена тем, что США могут развязать очередную войну против Ирана, что еще больше дестабилизирует ситуацию на Ближнем Востоке.

Именно сочетание этих факторов легло в основу дальнейших переговоров по ядерной программе между Европой и Ираном. Эти переговоры в 2003 г. возглавили такие страны, как Франция, Германия и Великобритания.

После того как в 2005 г. был избран президент Махмуд Ахмадинежад, Тегеран возобновил обогащение урана, МАГАТЭ обратилась к Совету безопасности ООН по поводу Ирана. В результате Совет Безопасности опубликовал четыре резолюции (1737 от декабря 2006 г., 1747 от марта 2007 г., 1803 от марта 2008 г. и 1929 от июня 2010 г.), которые наложили жесткие экономические санкции на Иран.

Кроме того, Европейский союз накладывает дополнительные санкции. Они включают запрет на торговлю продуктами и технологиями, которые могут быть использованы в ядерной программе. Помимо этого, в 2012 г. ЕС добавляет ряд мер, направленных на энергетический сектор Ирана, включая запрет на импорт нефти и природного газа, а также на экспорт технологий и оборудования. В результате этих санкций импорт ЕС из Ирана сократился с 17,3 млрд евро в 2011 г. до 0,8 млрд, а экспорт – с 10,5 млрд евро до 5,5 млрд евро.

Тем не менее попытки договориться полностью не прекратились. Верховный представитель ЕС по иностранным делам Кэтрин Эштон провела несколько раундов переговоров с Ираном, которые стали известны как 5+1, или E3+3 (Франция, Германия, Великобритания, Китай, Россия и США).

Тут важно отметить, что Иран категорически отрицает то, что он занимается производством ядерного оружия, и заявляет, что его ядерная программа направлена исключительно на мирные цели, а именно, на развитие гражданской атомной энергетики.

С тех пор как был избран президент Роухани в 2013 г., разногласия между двумя сторонами заметно сократились. Текущие переговоры направлены на то, чтобы ликвидировать остающиеся, однако довольно серьезные, препятствия в достижении соглашения по ядерной программе Ирана. Обе стороны настаивают на том, что переговоры по ядерной программе не связаны с попытками достичь соглашения по другим региональным проблемам. Однако никто не отрицает то, что достижение соглашения по ядерной программе облегчит понимание по другим вопросам.

Сирийский кризис Отношение ЕС к сирийскому кризису было обозначено во время последней встречи Совета ЕС, которая состоялась в Брюсселе в середине декабря. Главы МИД подчеркнули, что ЕС будет и дальше поддерживать любые попытки достичь политического соглашения с целью поддержать единство, суверенитет и территориальную целостность Сирии, а также ее многонациональный и многорелигиозный характер.

Они также добавили, что долгосрочное решение конфликта возможно лишь через политический процесс под руководством Сирии, который приведет к переменам. Кроме того, министры иностранных дел ЕС выразили желание сотрудничать с региональными игроками, которые оказывают влияние на стороны сирийского конфликта.

Проще говоря, сотрудничать с Ираном. Тем не менее ЕС настаивает на том, что президент Сирии Башар Асад должен покинуть свой пост. А Тегеран, несмотря на то что не считает, что Асад должен оставаться у власти до конца жизни, тем не менее поддержал его режим с начала беспорядков в стране в марте 2011 г.

Иранцы не рассматривают сирийский кризис как часть более масштабного процесса волнений в арабском мире (так называемая Арабская весна), в результате которых были свергнуты правящие режимы в Тунисе, Ливии, Египте и Йемене. Более того, Тегеран верит в то, что Саудовская Аравия, Катар, Турция и Израиль вовлечены в заговор и финансируют террористические группировки. Их целью является не свержение режима Асада. Их цель – ослабить стратегические интересы Ирана.

Создание "Хезболлы" в начале 1980-х гг. стало самым важным последствием иранской революции. Эта партия продолжает играть ключевую роль в иранской стратегии по безопасности как инструмент сдерживания потенциальных израильских или американских атак. Поэтому поддержка связей с "Хезболлой" через дружественный режим в Дамаске является основой политики национальной безопасности Ирана.

В этом контексте Иран заинтересован в поддержке президента Асада. История показывает, что когда речь идет о национальной безопасности, правительства готовы заплатить любую цену, которая для этого потребуется. Однако это не исключает компромисса. Тегеран продолжил несколько планов по предотвращению иностранной интервенции, остановке насилия и предоставлению гуманитарной помощи. Короче говоря, Иран открыт для политических решений, в рамках которых сирийское правительство и оппозиция могли бы пойти на диалог для завершения кризиса.

Что дальше? Ядерная программа и сирийский кризис – это два основных вопроса, которые препятствуют сближению Европы и Ирана. Официально две стороны придерживаются одинаковых целей: 1) для Ирана – иметь признанное право на использование ядерной энергетики в гражданских целях, 2) восстановить суверенную, единую и процветающую Сирию. Идущие переговоры, несомненно, сблизили две стороны. Тем не менее потребуется еще много усилий.

За последние месяцы ЕС и Иран приняли ряд мер по ослаблению напряжения и подготовке основы для возобновления сотрудничества. На Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке в сентябре прошлого года президент Роухани встретился с премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном и президентом Франции Франсуа Олландом, а также с главой Австрии Хайнцом Фишером.

В октябре сотни предпринимателей и политиков встретились в Лондоне в рамках первого Европейско-иранского форума, на котором они обсудили потенциальные инвестиционные возможности. Количество европейцев, которые посещают Иран, также серьезно выросло за последние несколько месяцев. В Иране 17 мест, которые признаны ЮНЕСКО объектами мирового наследия.

Еще один признак потепления отношений между Европой и Ираном: компания British Petroleum (BP) возобновила добычу газа на месторождении Рум в Северном море. Iranian Oil Company является владельцем 50%-й доли в проекте по разработке месторождения, и BP принадлежит вторая половина.

Доходы, полученные Ираном от возобновления добычи на месторождении Рум, пока будут удерживаться британским правительством на замороженном счету до момента окончательного решения по вопросу о санкциях против страны.

Действительно, учитывая рост доказанных запасов нефти и газа в Иране и растущую зависимость Европы от импорта энергоресурсов, энергетика, вполне вероятно, станет ключевой сферой сотрудничества между двумя сторонами.

Энергетические гиганты, такие как французская Total и итальянская Eni, уже выражали заинтересованность в разработке крупного месторождения South Pars, одного из крупнейших газоносных месторождений в мире, которое находится на территории Ирана и Катара. Иранские власти заверяют Европу в том, что они могут выступать в качестве надежного поставщика энергоресурсов в Европу.

Суммируя сказанное выше, можно отметить, что между Тегераном и Брюсселем существует ряд разногласий по ключевым вопросам, таким как ядерная программа и сирийский кризис. Тем не менее эти разногласия не являются непреодолимыми.

Обе стороны имеют схожие цели, они близки к тому, чтобы достичь общего подхода к их решению. При этом обе стороны понимают, что сближение будет выгодным для обеих стран и приведет к стабилизации ситуации в регионе.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Иран и ЕС: единство и

Поделитесь с друзьями: