InvestFuture

Зарплаты гостопов вернут в новостные топы

Прочитали: 30

Топ-менеджерам госкомпаний разрешили не отчитываться о своих доходах перед правительством. Но в дальнейшем, очевидно, публикацию этих данных вновь сделают обязательной, и они вернутся в топы новостей.

Появившееся накануне сообщение о рутинном, казалось бы, постановлении правительства, разрешившем топ-менеджерам госкомпаний не публиковать данные о своих доходах, породило живейшие дискуссии.

Так, например, член комитета Совета Федерации РФ по экономической политике Евгений Тарло заявил “Вести. Экономика“, что ему непонятно, почему глава государства считает для себя возможным декларировать свои доходы, а нижестоящие чиновники – нет. Хотя в сегодняшних усложнившихся реалиях задача повышения эффективности деятельности госсектора, составляющего значительную долю отечественной экономики, становится еще более актуальной. А потому важно, чтобы общественность имела возможность проанализировать деятельность госкомпаний, сопоставив в том числе динамику ключевых показателей и доходов руководителей. И если, скажем, за конкретный период были зафиксированы убытки, но их объемы сократились в сравнении с предшествовавшими параметрами и вдобавок компания осуществляла весомые социальные нагрузки (как это делают в РЖД), тогда доходы топов, конечно, вызывают меньше вопросов, пояснил Тарло.

Впрочем, уточнил он, если высокие зарплаты оправданны и заработаны, их не следует стесняться и скрывать. В дальнейшем резонно было бы сделать прозрачными не только доходы руководителей госкомпаний, но и прочих структур, в частности банковских, зачастую “учитывающих“ зарплаты топов в неподъемных процентных ставках, а также многочисленных ОАО, сформированных в ходе приватизационных процессов в 90-х гг. За рубежом, к слову, соответствующая информация обычно не является закрытой, и всем известно, сколько получает Билл Гейтс. При этом избавиться от комплексов по поводу высоких доходов их обладателям помогают большие суммы налогов. В России далее тоже следует увеличить налоговые сборы, например, с доходов от 200-300 тыс. руб. в месяц до 15-17% (при действующем едином налоге в 13%) и до 25% на суммы свыше 1 млн руб., сообщил сенатор. И подчеркнул, что он сам свои доходы декларирует и готов к разумному повышению налоговой планки.

Напомним, сделать обязательной публикацию данных по доходам топ-менеджмента госкомпаний правительство постановило в декабре прошлого года. Публично против этого решения выступил глава РЖД Владимир Якунин. В необходимости раскрытия информации о доходах он увидел “неправомерное вмешательство в личную жизнь“, грозящее поставить его перед выбором – оставаться ли и впредь на своем посту.

В итоге кабмин изменил декабрьское решение, предусмотрев обязательное публичное информирование о доходах только для руководителей некоммерческих и бюджетных организаций, а также госкорпораций, на 100% принадлежащих государству. А топам прочих госкомпаний теперь предписано отправлять соответствующие данные в правительство. Как пояснила пресс-секретарь премьер-министра Наталья Тимакова, “руководители коммерческих организаций не являются госслужащими, а работают в бизнесе… при этом топ-менеджмент госкомпаний обязан представлять данные в правительство, но они являются в том числе и коммерческой тайной“.

Эксперты, правда, оказались не готовы отнести к разряду коммерческой тайны данные о доходах руководителей госструктур. Как заметил главный экономист ING Russia Дмитрий Полевой, рыночных аргументов против обнародования упомянутых данных нет, и, разумеется, оно не способно также поколебать чью-либо конкурентоспособность. Напротив, если выясняется, что некий высокопрофессиональный топ-менеджер в России получает меньшую зарплату, спрос на него объективно возрастает. Но дело выглядит по-другому, когда рост доходов руководства не подкрепляется практическими подвижками в деятельности компании или же они оказываются обусловленными индексацией тарифов и увеличением объемов господдержки, а также финансированием запланированных проектов за счет средств Фонда национального благосостояния, констатировал Полевой.

Конечно, нужно повышать прозрачность и подконтрольность деятельности госструктур, согласился председатель комитета ГД по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Виктор Звагельский. Для этого, оговорил он, необходимо активно задействовать Счетную палату и правоохранительные органы, а также предоставить общественности возможность оценить результаты работы госкомпании – в увязке с уровнями дивидендов. Но отнюдь необязательно делать всеобщим достоянием информацию о том, кто и сколько получает в конкретной компании. “Подобные сведения относятся к личной информации. И, думаю, мало кто захотел бы, чтобы все вокруг знали, сколько он зарабатывает или, скажем, где и в каких условиях проживает”, - уточнил Звагельский.

А что до введения прогрессивной шкалы налога на доходы физлиц, то в перспективе, не исключил депутат, примеру стран, успешно ее использующих, может последовать и Россия. При этом, с учетом известного негативного опыта Великобритании и Франции, не следует чрезмерно задирать планку. Чтобы у россиян впоследствии не появился новый повод для недовольства, вызванного массовым выездом из страны состоятельных сограждан, предупредил зампред думского комитета.

Тогда как Дмитрий Полевой счел “прогрессивную“ идею пока не актуальной. В отсутствии надлежащего делового климата, предполагающего также формирование конкурентной бизнес-среды, введение прогрессивного налога лишь поспособствует уходу многих предпринимателей в тень, в свою очередь предостерег главный экономист ING Russia. И, таким образом, вновь вернулся к изначальной теме дискуссии.

Вероятно, в сегодняшних обострившихся геополитических коллизиях, когда доходы отечественных топ-менеджеров также отслеживаются за рубежом, причем не столько из благого намерения поспособствовать повышению прозрачности российских госкорпораций, кому-то показалось разумным закрыть эту информацию, с тем чтобы изъятые из общего новостного потока сообщения о миллионных заработках топов также не провоцировали излишнее общественное возбуждение в нынешнюю кризисную пору, когда доходы населения снижаются и показатели многих госкомпаний также ухудшаются.

К примеру, то же ОАО "Российские железные дороги" получило в 2014 г. чистый убыток по РСБУ в размере 44,078 млрд руб., сославшись на общее ухудшение экономической конъюнктуры, девальвацию рубля и недополучение доходов из-за замораживания тарифов. Но подобные объяснения не обязательно удовлетворят потребителей услуг госмонополий. Они, очевидно, хотели бы увидеть большую отдачу - в ответ на оказываемую ими многостороннюю поддержку госструктур как посредством налоговых платежей, так и через оплату многократно (не кратно доходам) подорожавших железнодорожных билетов или бензина, цены на который взлетели вопреки падению мировых цен на нефть.

А при таком раскладе не первоочередной вроде бы вопрос о том, в какой мере зарплаты гостопов стимулируют их к сокращению издержек и повышению производительности труда в компаниях, вскоре вновь может выйти на передний план. И это естественно, поскольку он, конечно, не является частным и личностным, но, несомненно, имеет государственную и общественную значимость.

Наталья Приходко

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Зарплаты гостопов вернут

Поделитесь с друзьями: