InvestFuture

Кругман: экономика - не семья, погрязшая в долгах

Прочитали: 45

Истинная цель жесткой экономии в Великобритании - желание сократить правительственный сектор, который считается слишком большим. При этом экономику страны часто сравнивают с экономикой семьи, которой в случае долгов следует экономить. Эта аналогия в корне не верна, пишет в традиционной колонке в The New York Times известный американский экономист и публицист, лауреат Нобелевской премии по экономике Пол Кругман

"Подъем, а не падение, самое подходящее время для политики жесткой экономии", - заявил 75 лет назад английский экономист Джон Мейнард Кейнс и был прав. Если даже имеется проблема с дефицитом бюджета (а у кого ее нет?), резкое сокращение расходов в период спада – обреченная стратегия, которая приводит лишь к углублению кризиса.

Тогда почему Великобритания делает то, что не должна делать? В отличие от Испании или Калифорнии, британское правительство может брать кредит под исторически низкие проценты. Почему Лондон сейчас резко сокращает инвестиции и увольняет сотни тысяч людей в государственных структурах, а не ждет улучшения экономической ситуации?

В последние несколько дней я задавал эти вопросы многим сторонникам кабинета премьер-министра Дэвида Кэмерона как в частных беседах, так и в телевизионных интервью. В ответ мне говорили, что правительство начало работу в крайне тяжелых условиях, которые становились только хуже.

Под тяжелыми условиями подразумеваются долговые проблемы национальной экономики и отдельно взятых домохозяйств. Обычная семья, погрязшая в долгах, должна экономить и затянуть пояс, говорили мне. И если вся Великобритания имеет похожую ситуацию (что правда, но большая часть задолженности на плечах частного сектора), то не следует ли всей стране делать то же самое? Однако возможно ли подобное сравнение?

Экономика - это не семья, погрязшая в долгах. Наш долг – это деньги, которые мы должны друг другу, а наш доход – это деньги от продажи чего-то друг другу. Ваши траты – это мой доход, а мои траты – это ваш доход.

Но что происходит, если каждый из нас одновременно урезает расходы, пытаясь таким образом уменьшить задолженность? Ответ один: доход каждого из нас резко снижается. Мой доход падает, так как вы почти не тратите, а ваш доход становится меньше, потому что я трачу меньше. В итоге наши доходы падают, и долговая проблема лишь ухудшается, а не улучшается.

Все это давно известная истина. Еще в 1933 г. великий американский экономист Ирвинг Фишер назвал подобную ситуацию "долговой дефляцией", подчеркивая, что если "должники платят больше, то они должны больше". Недавние события, в первую очередь долговая спираль жесткой экономии в Европе, еще раз доказали справедливость высказывания Фишера.

Из всего этого можно сделать один вывод: когда частный сектор отчаянно пытается погасить долг и не хочет тратить, государственный сектор должен делать все наоборот и тратить. Балансировать бюджет можно будет тогда, когда экономика восстановится и окрепнет. Подъем, а не падение, самое подходящее время для политики жесткой экономии.

Как я уже сказал, это старая истина. Тогда почему так много политиков поддерживают урезание расходов во время экономического спада? И почему они не видят то, что всем ясно? И здесь таится самое интересное. Приверженцы режима строгой экономии утверждают, что вместе с их непопулярной политикой происходит уменьшение размера правительства. Они также уверены, что экономический кризис сам по себе уже говорит о необходимости снижения числа чиновников и закрытия различных государственных программ.

Но это абсолютно не соответствует истине. Посмотрите на европейские страны, которые лучше всего переживают кризис, и вы увидите, что в первую тройку входят Швеция и Австрия, где, как известно, довольно большое правительство.

Из всего этого можно сделать вывод, что политика жесткой экономии необходима Великобритании не для снижения дефицита и долговой нагрузки, а для отмены социальных программ. Кстати, похожее происходило в свое время и в Америке.

Если быть до конца справедливым, то британские консерваторы все же не такие циники, как их американские коллеги. Британцы не заявляют о зле дефицита, а потом требуют уменьшения налогов для богатых. Кроме того, они не так открыто, как правые в Америке, пытаются помогать богатым и наказывать бедных. Тем не менее у британских консерваторов похожие политические цели, а за призывами к жесткой экономии стоит неискренность.

Вопрос остается открытым: сможет ли неминуемый провал режима затягивания поясов привести к плану Б. Возможно. Но даже если такой план будет объявлен, вряд ли он будет сильно отличаться от старого. К сожалению, оздоровление экономики никогда не было основной целью, а сам кризис используется как повод для проведения жесткой экономии, а не для его преодоления.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Кругман: экономика - не

Поделитесь с друзьями: