InvestFuture

Что ждет британскую экономику после майских выборов?

Прочитали: 28

В 1981 г. Франсуа Миттеран стал первым президентом-социалистом Пятой французской республики благодаря обещаниям национализировать крупные компании, увеличить налоги на богатство и повысить минимальную заработную плату.

Через два года, после того как франк несколько раз девальвировали в рамках механизма регулирования валютных курсов, Миттеран изменил свою политику и объявил о программе жесткой экономии.

Именно тогда партия левого толка впервые начала проводить рыночно ориентированную политику Маргарет Тэтчер и Рональда Рейгана. Возможно, тогда же впервые над левым правительством победу одержал международный поток капитала; поток, который освободился вместе с завершением старой Бреттон-Вудской системы.

С того момента и началась эра рынка, где доминируют долговые инструменты.

Согласно последним опросам общественного мнения на предстоящих 7 мая всеобщих выборах в Великобритании Лейбористская партия с минимальным отрывом одержит победу, а новым премьером страны станет 45-летний Эд Милибэнд.

Скорее всего, лейбористы в парламенте получат на 10 мест больше, чем консерваторы, но и им для формирования кабинета потребуется союз с другими партиями, в данном случае с шотландскими и уэльскими националистами.

Несмотря на то что английская желтая пресса давно называет его “красным Эдом”, программа Милибэнда не такая левая, как манифесты Лейбористской партии от 1974 и 1983 гг.

Тем не менее он предлагает 50%-ю налоговую ставку, жилищный налог на дома, стоимость которых выше 2 млн фунтов, и отмену статуса временного резидента без постоянного места жительства, что позволяет сегодня богатым иностранцам, проживающим в Великобритании, не платить налоги на зарубежный доход, отмечает журнал The Economist.

Лейбористы обещают, что смогут сбалансировать текущий бюджет (исключая инвестиционные расходы) уже к 2020 г. Экономисты-кейнсианцы уверены, что это более разумный подход, чем программа Консервативной партии по балансированию сводного бюджета за счет сокращения расходов.

Безусловно, победа лейбористов станет звездным часом как для Пола Кругмана (колумнист New York Times предлагает различные шаги для ускорения британской экономики и, как результат, уменьшение дефицита), так и для Томаса Пикетти (французский экономист уверен, что более высокие налоги снизят социальное неравенство и при этом не навредят экономике).

Что касается фискальных вопросов, то возглавляемое лейбористским премьером правительство меньшинства не сможет контролировать всю свою финансовую политику, так как будет зависеть от голосов депутатов-националистов (а они, как известно, не скрывают своих крайне левых взглядов и выступают категорически против программы жесткой экономии).

Более того, лидер Шотландской национальной партии Никола Стурджен настаивает на выделении 180 млрд фунтов в год на дополнительные государственные расходы.

Так что политика будущего лейбористского кабинета будет более либеральной, чем, возможно, хотел бы Миллибэнд. Вопрос в том, сможет ли рынок заставить кабинет изменить его курс, когда наступит британская версия “прозрения Миттерана”?

Итак, рассмотрим ситуацию с государственными облигациями Великобритании. Увеличение государственного дефицита может привести к росту доходности, которая сейчас находится на рекордно низком уровне; пенсионные фонды, страховые компании и банки должны покупать их согласно требованию регулятора. Средний срок погашения долга в Великобритании находится в пределах 18 лет, а это значит, что рынку будет довольно сложно создать кризис. Кроме того, в отличие от Греции, Великобритания занимает собственные деньги.

Резкий всплеск доходности облигаций может поставить непростые вопросы перед Банком Англии (который уже приобрел в рамках программы количественного смягчения облигаций на сумму в 375 млрд фунтов) и его главой Марком Карни (который имеет статус временного резидента без постоянного места жительства).

Заставит ли увеличение доходности, что реально угрожает восстановлению экономики, возобновить QE? Или, возможно, регулятор посчитает подобный шаг актом безответственной государственной политики? Так что существует высокая вероятность конфликта.

Если с доходностью облигаций не произойдет разворота на 180 градусов, то что случится с фунтом? Лейбористы, в принципе, будут рады ослаблению национальной валюты, по крайней мере на небольшой срок.

Дефицит текущего счета Великобритании сегодня на уровне 6% ВВП. Слабый фунт может помочь экспорту, а дорогой импорт, наконец-то, подстегнет инфляцию (сейчас она близка к 0%).

После победы лейбористов фондовый рынок, скорее всего, упадет. Но не очень сильно, так как основной доход компании FTSE 100 получают за рубежом. Так или иначе, обвал фондового рынка не испугает новое правительство.

Из этого следует, что рынок уже не так силен, как в прошлом, особенно учитывая тот факт, что Великобритания не входит в еврозону. Разворот на 180 градусов может произойти в случае провала политики по восстановлению экономики или начала нового кризиса, предсказывают экономисты с правыми взглядами.

Тем не менее пока неясно, можно ли будет разрушить постэкономический консенсус 1980-х гг.? Если да, то левые политики по всей Европе начнут следовать примеру британцев. Если же все рухнет, то правые (и немецкое правительство в первую очередь) с укоризной покачают головой, говоря, что политика жесткой экономии все же была правильной.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Что ждет британскую

Поделитесь с друзьями: