InvestFuture

Белла Златкис: Греция зашла слишком далеко

Прочитали: 44

Европейский кризис становится глобальным. Потрясения в Испании ощутили на себе все мировые финансовые площадки, один из самых сильных ударов был нанесен по российским рынкам. Может ли усугубиться ситуация в Старом Свете и как это повлияет на российскую экономику, об этом нам рассказала председатель правления Сбербанка РФ Белла Златкис.

Белла Ильинична, разговор хочется начать с Европы. Просто драматический оборот принимают события в Испании. Как вы оцениваете ситуацию теперь уже в этой стране, намного более крупной, чем Греция?

Ситуация в Испании плохая, она напоминает ситуацию в Греции. Она дефицитная применительно к обоим бюджетам и этим напоминает ситуацию. В Греции мы дошли до серьезных проблем. И мне кажется, что сейчас в мире инвесторы оценивают эти риски очень высоко. Как только появляется какой-то риск в развитом мире, все деньги из развивающихся стран уходят и аккумулируются на счетах американского казначейства, немецкого, и, может быть, еще есть парочка хороших заемщиков.

Если сравнивать Грецию и Испанию, можно увидеть массу аналогий. Но одна из них меня, честно говоря, тревожит особенно. В Греции можно было бы отделаться малой кровью, если бы власти быстро сгруппировались, быстро скооперировались с коллегами по Евросоюзу и начали действовать. Но промедление там было чудовищным. И теперь ни власти Испании, ни власти Евросоюза не готовы действовать решительно. Никто не хочет брать на себя ответственность. Насколько вас это тревожит? Насколько вы считаете, что вот это промедление, оно подобно смерти?

Надеюсь, что смерти, может быть, нет. Я не большой любитель этой крылатой фразы Владимира Ильича. Тем более, что хорошо знаю, к чему она была сказана. Я думаю, что спешка здесь не очень уместна. Конечно, нужны адекватные меры, нужно работать день и ночь. Нужно принимать меры вовремя. Но с большой спешкой тут ничего не получится. На мой взгляд, самым сложным во всей этой ситуации является ее политическая подоплека. Если вы подумаете, надеюсь, согласитесь, что в Греции основная проблема – невозможность достигнуть консенсуса разных слоев населения и правительства. Никто не хочет уменьшать расходы. Никто не хочет ухудшать качество жизни. Никто не хочет затягивать пояса. И при этом все хотят, чтобы не было кризиса. Это исключено на 100% применительно к греческой экономике, потому что Греция, как вошла в Евросоюз, создала за последние годы огромный совершенно пласт бюрократии, очень дорогой. Огромный пласт работников, содержащихся бюджетом с высокими зарплатами. Очень лояльную пенсионную систему. И никто не хочет от этого оказываться. Но самое основное, никто при этом еще не работает, потому что все вошли во вкус в хорошую погоду выйти на митинг. В какой-то момент это вызывало улыбку, сейчас это вызывает, действительно, большой скепсис по отношению к возможности решить эту проблему. Она зашла слишком далеко. Испанцы, к сожалению, похоже, тоже пошли по этому пути. Премьер-министр очень мало что сказал про сокращение бюджетных расходов. Очень мало что сказал про налоговое администрирование. Известно, что в Европе, например, итальянцы не любят платить налоги, но испанцы их просто не платят. Это, конечно, шутка, но платят очень мало. Никто не сказал ни про налоговое администрирование, ни про снижение бюджетных расходов, ни про повышение эффективности этих самых бюджетных расходов. При этом было сказано, что государство предлагает купить долги испанских банков. Понятно, чтобы спасти банки, спасти население. Там есть инвесторы, это крупные европейские банки, и не только являются инвесторами испанских банковских бумаг, банковских обязательств. Меня очень сильно это смущает. Видимо, это смущает ЕЦБ, который так или иначе пытается взаимодействовать с этими правительствами. И я сейчас скажу ужасную вещь. Я очень люблю Грецию, очень люблю греков, сразу это говорю. Но мне иной раз кажется, что, если история не научит, то юг Европы не спасти. Ведь, представьте себе на одну минуточку, если вдруг сценарий будет выглядеть так, что Греция выйдет из евро зоны, введет драхму, то греческое население обнищает. И это очевидно поведет за собой существенное снижение уровня жизни населения. В этой ситуации весь юг Европы это увидит. И это будет стимулом понимать, к чему все это может привести. Стимулом для того, чтобы находить какой-то консенсус. Жесткий, очень жесткий сценарий. Но я любитель экономической истории. История знает очень много таких примеров, когда, к сожалению, кроме как эмпирическим путем никаким другим способом нас научить невозможно.

Перед греками на самом деле стоит очень простой выбор. Либо уровень жизни падает на 30%, доходы снижаются на треть примерно, но контролируемо. Либо они снижаются существеннее и бесконтрольно. Как вы думаете, насколько вероятен именно второй, худший сценарий? Насколько вероятно, что Греция покинет евро зону?

Вероятность большая. Вот я до недавнего времени рассматривала этот сценарий как маловероятный. Это очень дорогой сценарий. Он же будет европейцам стоить два триллиона долларов. Может быть, чуть меньше. Но, во всяком случае, порядок цифр такой. Потому что долги Греции, долги греческих банков, долги греческих предприятий, они все куплены и находятся у инвесторов. И выход Греции из зоны евро приведет, конечно, к полному обесцениванию до нуля этих долгов. Придется восстанавливать свои собственные банки и финансовую систему. И, кстати, не только финансовую.

Вначале вы сказали, что из-за европейского кризиса капитал будет уходить из развивающихся стран. Давайте поговорим конкретно о России. Может ли Россия вообще превратиться в экспортера капитала? Может быть, нам стоит привыкать к отрицательному сальдо движения капитала?

Не хотелось бы. Ситуация, характерная для определенных этапов. И, кстати, неплохих этапов развития России. Но не хотелось бы. Почему? Потому что Россия отстала. Мы меняли политическую формацию, переходили из одной политической формации в другую. Она, слава богу, прошла бескровно, но с очень большой потерей производительных сил. И, кстати, производственные отношения пострадали при этом. У нас очень низкая производительность труда. У нас небольшая безработица, но при этом качественно плохая. У нас недостаточно квалифицированных рабочих мест, при котором наше население могло бы развиваться и быть тем, чем оно было в Советском Союзе. Я вот точно не поклонник советской модели, но население было более образованное. Поэтому это нежелательно. России нужны инвестиции, для того чтобы догонять другие страны.

Многие обращают внимание на ставки по трежерис, на ставки по немецким облигациям. Десятилетние доходности в Германии уже на историческом минимуме – 1,3%. Двухлетние доходности буквально ноль. Но кто-то говорит о том, что вот эти абсурдные уровни - признак скорого завершения паники. Потому как существенно ниже ставки просто не могу уйти.

К любому риску привыкают. На чем делали состояния? Все большие состояния в мире делались на рисках. И рано или поздно, когда степень этой паники достигает какого-то предела, а ставки на трежерис дойдут до неприличного состояния вниз, то начинает возникать некоторый аппетит к риску. Начинаются инвестиции туда, где риск кажется более или менее приемлемым. Но при этом есть достаточно высокие доходы. Поэтому я надеюсь на такое развитие событий. Но все очень скачкообразно развивается. Длинная ситуация с Грецией. Масса правительств, в которых я уже запуталась. Выбирают, согласовывают, не согласовывают. Ну и, конечно, сейчас Ближний Восток совершенно не к месту начал полыхать. И, с точки зрения общей ситуации в мире, это сильно некстати.

Предлагаю и на проблему ставок посмотреть в ретроспективе, долгосрочно. Если вспомнить 80-е годы, например, в Соединенных Штатах ставки взлетели вверх. Доходности были выше 15%, причем в очень похожих условиях. Были и проблемы на сырьевых рынках, и уже монетарная система позволяла некоторые вольности. Как вы считаете, быть может, мы и сейчас находимся около какого-то дна цикла? И, наоборот, мы увидим резкий рост ставок?

Пока не сегодня. Я понимаю, что есть рациональное основание предполагать, что ставки будут расти. Безусловно, но опять же вопрос, где? То есть будет очень большое спред между безрисковым активом и рисковым. Это просто очевидно. То есть повышается цена риска. И отсюда ставка – это цена риска. И отсюда повышают ставки. Цена риска повышается.

Но США и Германия тоже могут потерять статус без рисковых?

Значит, тот и другой будет безрисковым. Значит, за всю мировую финансовую экономическую историю, которую мы с вами знаем, никогда не было ситуации, когда не во что было вкладывать. Даже в наложниц и то вкладывали деньги. Да, это было в какой-то момент выгодно. Или в какой-то момент относительно безрисково. Не бывает так, что некуда вкладывать. Значит, будет очень дорого стоить, я не знаю, золото, платина, или еще что-то. Но я надеюсь, что до этого не дойдет, это очень большой шаг назад для мировой экономической системы. А уж для мировой финансовой системы тем более. Я думаю, что мир до этого не дойдет. Что он все-таки сбалансируется.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Белла Златкис: Греция

Поделитесь с друзьями: