InvestFuture

Волатильность нанесет двойной удар: 4 фактора

Прочитали: 42

Кризисы происходят время от времени, и к ним уже все начинают привыкать. Тем не менее огромное количество дешевых денег усыпляет бдительность и создает иллюзию безопасности.

Рынки капитала уже седьмой год подряд успешно восстанавливаются за счет поддержки правительства и центрального банка. Беспрецедентный характер международных усилий позволил рынкам расти, хотя это зависит от искусственного стимулирования частного сектора, влияния на курсы валют и масштабных программ количественного смягчения на несколько триллионов долларов.

Это самая дорогая помощь для крупных финансовых игроков, которая когда-либо была придумана и осуществлена, пишет zerohedge.com.

Но по мере роста стоимости активов и продолжения стимулирования растут проблемы. Даже те, кто поддерживают это безумие, например МВФ, предупреждают о росте волатильности.

По мнению политиков и центральных банков, своими действиями они предотвращают более острые кризисы. Проблема только в том, что надувание пузырей и бесконечное стимулирование могут привести к полному краху, исправление последствий которого будет лежать на плечах населения.

При этом пользу от роста стоимости активов в отрыве от реального сектора получают прежде всего крупные финансовые компании и их корпоративные клиенты.

Когда дешевые деньги закончатся, а горячие деньги потекут к другим активам, волатильность возрастет, как это происходит сейчас. Как правило, за этим должен следовать сильный спад, но до этого момента мы еще можем увидеть несколько циклов умеренного роста и падения.

Есть четыре основных фактора, которые по отдельности или в совокупности приводят к сильному колебанию цен. По отдельности они просто подпитывают волатильность рынка, но одновременное их действие может нанести гораздо больший ущерб.

Факторы волатильности Политика центрального банка Кредитные риски Геополитическое маневрирование Финансовые манипуляции и махинации

Действия центральный банков – основной фактор волатильности Две недели назад рынок акций и облигаций немного снизился, когда глава ФРС США Джанет Йеллен объявила, что оценка рынка ценных бумаг "довольно высока". Она также призналась, что есть "потенциальная опасность", но пузыря нет.

ФРС продолжает утверждать, что ее политика способствовала устойчивому росту.

Последние всплески волатильности подчеркивают хрупкость рынков, поддерживаемых дешевыми деньгами из-за глобальной политики центральных банков, которые, вслед за Федеральной резервной системой, начали активные программы стимулирования и количественного смягчения. ЕЦБ, Банк Японии и Народный банк Китая не смогли устоять перед соблазном.

С начала 2015 г. фондовый рынок колебался между новыми максимумами и началом понижательного тренда в годовом выражении.

Такое движение в основном связано с повышением ставок в игре, где приходится руководствоваться догадками по широкому списку угроз: выйдет ли Греция из состава еврозоны, как будет развиваться ситуация на Ближнем Востоке, будут ли расти цены на нефть и т.д.

В СМИ все чаще встречаются мнения о том, что все слова и действия представителей центральных банков только стимулируют рынки, но не способствуют реальному долгосрочному росту.

Рост кредитных рисков ФРС не торопится повышать ставки, а когда ставки по высококачественным облигациям очень низки, инвесторы с высоким аппетитом к риску готовы вкладывать в "мусорные" облигации.

И мы получаем новый кредитный пузырь. Денег там много, и их так легко получить, что никто не обращает внимания на качество эмитентов.

Это происходит по всему миру, в Европе уже можно встретить отрицательные ставки, что вряд ли можно назвать позитивной тенденцией.

В США же падение курсов других валют по отношению к доллару и снижение ставок во всем мире позволили пока сохранять ставки на текущем уровне. И это поощряет выкуп акций, покупку более рискованных ценных бумаг.

Йеллен просто игнорирует роль ФРС во всем этом, как и любой другой центральный банк. Регуляторы сами создают "трещины ликвидности", а потом удивляются, почему проблемы только растут.

ФРС пропустила последний пузырь и не признается в этом. Между тем, волатильность рынка продолжает расти.

Геополитика и финансовые манипуляции Чрезмерные спекуляции также провоцируют волатильность, особенно за счет действий основных игроков, которые контролируют объемы торгов и сами активы. Это происходит с акциями, облигациями и товарами.

Часто такие шаги связаны с геополитической напряженностью, которая используется в качестве прикрытия.

Когда Запад ввел санкции против России, их последствия были использованы для объяснения более слабой рыночной динамики.

Цены на нефть частично связаны с ближневосточной напряженностью, и они снижаются якобы потому, что ОПЕК не согласна сдерживать добычу. Этот фактор также используется для объяснения слабости российской экономики, позволяя администрации Обамы говорить об успехе своих санкций.

При этом мало кто говорит, что волатильность цен на энергоносители может ухудшить состояние бюджетов домашних хозяйств и экономики в целом.

Высокие и низкие цены – это все одинаково плохо, так как при высоких необходимо больше тратить, а низкие приводят к сокращению рабочих мест.

Грубо говоря, изменение цен хорошо только для игроков на фондовом рынке, и чем сильнее они изменяются, тем больше становится конечная волатильность, так как рынок "раскачивается".

Крупные банки не заботятся об этом. У них есть капитал и возможности, чтобы заработать на ситуации. Если в Россию вкладывать сейчас невыгодно, то есть Латинская Америка. Если хедж-фонды США "додавили" технический дефолт Аргентины, то можно надавить на Обаму и отменить санкции против Кубы.

Это "бесконечная карусель институциональной спекуляции с последующей волатильностью и падением".

Финансовые компании, в том числе банки, хедж-фонды и менее регулируемые игроки, оказывают огромное влияние за счет распределения капитала, формирования торговых позиций и публичных прогнозов.

Они могут раздуть цены, чтобы привлечь деньги с рынка, и быстро изменить курс, опираясь на средства массовой информации, которые будут публиковать нужные прогнозы и оценки.

Власть крупных игроков в части влияния на цены остается почти безграничной. Шесть крупнейших американских банков контролируют 97% торговых активов в банковской системе США и 95% всех производных.

30 глобальных системообразующих банков занимают долю в 40% от кредитования и 52% активов по всему миру. Волатильность повышается, и эти компании теперь могут зарабатывать в три раза больше, чем раньше.

Субсидирование элитного банковского сектора не может длиться вечно. Но пока все прогнозы о масштабном крахе не оправдываются. Сейчас многие ждут падения до конца лета, хотя оно может случиться где-то в середине 2016 г., когда ЕЦБ завершит текущий раунд покупки облигаций. Тем не менее волатильность сигнализирует о том, что только жесткие политические меры помогут избежать катастрофы.

Для обычного человека любое развитие событий не будет позитивным. В случае краха мы увидим новый виток кризиса, включая потерю рабочих мест и снижение реальных доходов, ну а если политики все же решатся на снижение волатильности, им придется любым образом изымать деньги с рынка, сдерживать кредитование и инвестиции в отдельные классы активов, а это может коснуться и простых депозитов.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Волатильность нанесет

Поделитесь с друзьями: