InvestFuture

AIIB и Всемирный банк: конкуренты или союзники?

Прочитали: 46

Сразу после того как власти Китая заявили о создании Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, от количества стран, желающих попасть в список его учредителей, не было отбоя.

С того момента как Китай и еще 20 стран (в основном азиатских) подписали первоначальный меморандум AIIB о взаимопонимании в октябре прошлого года, еще 36 стран – в том числе Австралия, Бразилия, Египет, Финляндия, Франция, Германия, Индонезия, Иран, Израиль, Италия, Норвегия, Россия, Саудовская Аравия, Южная Африка, Южная Корея, Швеция, Швейцария, Турция и Великобритания – присоединились в качестве членов-учредителей.

На текущий же момент фокус внимания переместился на установление правил и положений в возглавляемом Китаем банке.

Однако, как считает глава отдела глобализации и стратегий развития Организации Объединенных Наций Ричард Козул-Райт, крайне важно также разобраться в вопросе, является ли AIIB потенциальным конкурентом или же он станет желанным дополнением к существующим многосторонним финансовым учреждениям, таким как Всемирный банк.

По данным Министерства финансов Китая, члены-учредители AIIB завершат переговоры по статьям соглашения до начала июля, а операции банк начнет проводить к концу этого года.
Китай будет выступать постоянным председателем встреч представителей стран-учредителей, а роль сопредседателя будет получать страна, принимающая у себя очередной раунд переговоров. Четвертая встреча ключевых представителей завершилась в Пекине в конце апреля, а пятая состоится в Сингапуре в конце мая. Китайский экономист Цзинь Лицюнь был выбран в качестве главы Многостороннего временного секретариата AIIB, которому поручено следить за созданием банка.
Хотя основным критерием доли выделяемых средств среди членов-учредителей будет ВВП, Министерство финансов Китая в октябре предположило, что Китай не обязательно нуждается в 50%-й доле, которую подразумевает его ВВП. Кроме того, хотя AIIB будет базироваться в Пекине, министерство заявило, что региональные отделения и назначение на старшие управляющие должности будут предметом дальнейших консультаций и переговоров.
Как и Новый банк развития с уставным фондом в $50 миллиардов, о создании которого объявили страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) прошлым летом, AIIB столкнулся с пристальным изучением, поскольку некоторые западные лидеры ставили под сомнение его управление, прозрачность и мотивы. Действительно, многие на Западе изображали его создание как часть усилий по вытеснению существующих многосторонних кредиторов.
Однако, похоже, новые банки развития заинтересованы не в вытеснении текущих институтов, а в том, чтобы развить их дело, разделяя цели, поставленные этими же учреждениями. Как недавно отметил заместитель министра финансов Ши Яобинь, признав необходимость реформирования своего управления, существующие многосторонние кредиторы показали, что в действительности не существует "наилучших практик" и потому необходимо стремиться к их улучшению. И потому нет ни одной причины против того, чтобы улучшения происходили где-то еще.
Действительно, учитывая его экспериментальный подход к развитию, Китай хорошо подходит – и, как намекнули некоторые высокопоставленные чиновники, более чем готов, – для того чтобы внести свой вклад в этот процесс. Если Китай способен помочь найти способ сбалансировать потребность в высоких стандартах и гарантиях безопасности проекта по кредитованию с императивом на быстрое распространение кредита, глобальное экономическое управление сможет получить из этого значительные выгоды.
В освоении более прагматичного подхода к финансированию развития, институциональной моделью Китая может стать 40-миллиардный Фонд Шелкового пути, о создании которого президент Си Цзиньпин объявил в ноябре прошлого года. SRF (Фонд Шелкового пути) и AIIB будут служить в качестве ключевых финансовых инструментов китайской стратегии "Один пояс - одна дорога", которая нацелена на создание современного Шелкового пути (сухопутного) - "экономического пояса Шелкового пути" и "морского Шелкового пути двадцать первого века", который протянется через всю Азию в Европу. Инициатива будет направлена на содействие экономическому сотрудничеству и интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в основном путем предоставления финансирования в инфраструктуру, например шоссейные и железные дороги, аэропорты, морские порты и электростанции.
Тем не менее SRF получил слабое освещение в западных СМИ. Это печально, поскольку имеющиеся крохи информации о нем указывают на то, что он мог бы играть важную роль в преобразовании финансирования развития.
По данным китайских СМИ, SRF будет капитализирован четырьмя государственными органами. Государственное управление иностранными валютами обеспечит 65%-ю долю, Китайская инвестиционная корпорация (Китайский суверенный фонд CIC) и Китайский экспортно-импортный банк возьмут на себя по 15%; Банк развития Китая (CDB) обеспечит 5%. Фонд был официально зарегистрирован в декабре 2014 года и провел свое первое заседание совета директоров через месяц.
В некотором смысле SRF может расцениваться как последняя инициатива китайского фонда суверенных богатств, а некоторые СМИ даже назвали его "вторым CIC". Однако, в то время как CIC находится под административным контролем министерства финансов, операции SRF, судя по всему, отражают влияние Народного банка Китая.
В недавнем интервью управляющий Народного банка Китая Чжоу Сяочуань предположил, что SRF будет в большей степени сосредотачиваться на "проектах сотрудничества", в частности на прямых инвестициях капитала, прежде чем начал намекать на "неотложное" финансирование. Например, Чжоу указал на то, что SRF примет по крайней мере 15-летний временной горизонт инвестиций, а не 7-10 летний, который принят у многих инвестиционных компаний, чтобы учесть медленную доходность инвестиций в инфраструктуру в развивающихся странах.
Кроме того, SRF может выступать в качестве катализатора для других государственных финансовых институтов, чтобы те могли вносить свой вклад в акционерный капитал и долговое финансирование определенного проекта. Фонд и другие частные и государственные инвесторы сперва будут проводить совместные инвестиции в акционерный капитал проекта. Эксимбанк Китая и ЦКБ впоследствии могут выплатить кредиты на финансирование долга, а CIC обеспечить дальнейшее финансирование долевого участия. Когда AIIB начнет свою работу, он тоже сможет поддержать этот процесс, организуя долговое финансирование наряду с первоначальными инвестициями капитала от SRF.
Разумеется, многое в этих новых финансовых инициативах еще предстоит осмыслить. Однако уже возможно увидеть новые контуры ландшафта финансирования развития в направлении Юг-Юг, который обладает потенциалом для трансформации многостороннего кредитования в более широком смысле.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
AIIB и Всемирный банк:

Поделитесь с друзьями: