InvestFuture

Последнее интервью Варуфакиса, или скелеты в шкафу

Прочитали: 25

Бывший министр финансов Греции Янис Варуфакис сделал многое в ходе самого разгара греческого кризиса. Но после референдума, на котором греки сказали "нет" требованиям кредиторов, он ушел в отставку.

Сразу после его отставки казалось, что Греция все же объявит дефолт, выйдет из еврозоны или же добьется приемлемых условий от "тройки", но затем начались разговоры о новых переговорах, о согласии Афин на все условия кредиторов, и в результате Греция получила новый ультиматум.

Варуфакис рассказал о том, что после ухода с поста министра чувствует себя прекрасно, так как ему больше не приходится жить в лихорадочном ритме и спать по 2 часа каждый день в течение пяти месяцев. В интервью изданию New Statesman он признал, что испытывает облегчение, поскольку больше нет необходимости выдерживать невероятное давление при защите своей позиции.

Отношения с кредиторами Варуфакис рассказал, что видел "полное отсутствие каких-либо демократических сомнений у предполагаемых защитников демократии в Европе".

"Очень влиятельные фигуры смотрят тебе в глаза и говорят: "Вы правы в том, что вы говорите, но мы в любом случае собираемся дожать вас", - добавил он.

Экс-министр добавил, что при обсуждении в рамках Еврогруппы никто не замечал его экономических аргументов.

"Вы выдвинули аргумент, что вы действительно работали, убедились, что он логически последователен, – и вы просто столкнулись с пустыми взглядами. Это все равно, что если бы вы ничего не говорили. Вы говорите независимо от того, что они говорят. Можно спеть гимн Швеции и получить тот же ответ", - посетовал Варуфакис.

При этом, по его словам, в неформальной обстановке многие сочувствовали на личном уровне, особенно представители МВФ на самом высоком уровне. Но внутри Еврогруппы атмосфера была совсем не дружественной. С другой стороны, Шойбле был последователен во всем.

"Я не обсуждают программу: она была принята предыдущим правительством, и мы не можем позволить что-либо менять после каждых новых выборов. Выборы проходят постоянно. У нас здесь 19 стран, и если каждый раз что-либо будет меняться, то все соглашения между нами не будут ничего значить", - такое мнение высказывал Шойбле, отметил Варуфакис.

Грубо говоря, Греции не давали возможности иного ответа, кроме того, которого от нее ждали.

Варуфакис отмечает, что канцлер Германии Ангела Меркель была очень разной.

"Вы должны понять, я никогда не имел ничего общего с Меркель: министры финансов говорят с министрами финансов, премьер-министры говорят с канцлерами. Она пыталась успокоить премьер-министра и говорила: "Мы найдем решение, не беспокойтесь об этом. Я не позволю, чтобы произошло что-либо ужасное. Просто делайте свою домашнюю работу и работайте с учреждениями, работайте с "тройкой".

О правительстве Греции По словам Варуфакиса, правительство было избрано с мандатом на переговоры, и первой целью было создать пространство и время для этих переговоров, которые бы позволили достичь соглашения. Но никто не хотел "драться" с кредиторами.

"Переговоры зашли в тупик, потому что другая сторона отказалась их вести. Они настаивали на "всеобъемлющем соглашением", которое означает принятие их позиций", - сообщил Варуфакис.

Он рассказал, что кредиторы действовали непоследовательно, не давая возможности представить свои предложения, но сразу переходили на другие темы и требовали большего.

При этом все предложения о начале реформ после их законодательного закрепления в Брюсселе называли "действиями, враждебными процессу достижения согласия", а через несколько месяцев обвиняли Афины в том, что никаких реформ не осуществляется.

О сотрудничестве с другими странами Греция не сотрудничала в вопросе переговоров с правительствами других стран-должников, так как с самого начала было ясно, что это самые энергичные враги греческих властей, отметил Варуфакис.

"И причиной, конечно, был наш успех, которых стал их кошмаром: были успешны на переговорах, добились выгод для Греции, что, конечно, уничтожило их политически. Они должны ответить перед своим народом, почему они не смогли договориться, когда мы это сделали", - говорит он.

При этом сотрудничать с сочувствующими иностранными партиями, такими как PODEMOS, также не получалось, поскольку их голос никак не мог достичь Еврогруппы.

Отношения с ними всегда были хорошими, но чем больше они говорили в пользу Греции, тем более враждебными были министры финансов этих стран.

О Джордже Осборне Говоря об отношениях с министром финансов Великобритании Джорджем Осборном, Варуфакис сказал, то они были очень хорошими и очень приятными.

"Но он не в курсе, что он не является частью Еврогруппы. Когда я говорил с ним по ряду случаев, можно было увидеть, что ему симпатична наша позиция. И в самом деле, если вы посмотрите на сообщения в СМИ, то вы увидите, что наибольшие сторонники нашего дела – это тори! Все из-за их "евроскептицизма". Это не просто "евроскептицизм", это особый вид суверенитета парламента, но в нашем случае было ясно, что наш парламент рассматривается как мусор".

Еврогруппа и Германия Варуфакис подчеркнул в интервью, что Еврогруппа полностью контролируется министром финансов Германии, поэтому все решения Еврогруппы фактически являются решением Германии.

"Так было и в тот момент, когда нам дали понять, что хотели бы видеть Грецию вне еврозоны", - сказал он.

При этом Франция, даже если не соглашается с мнением Германии, почти всегда старается уйти от конфликта и придерживается общей линии.

"Это все как очень хорошо настроенный оркестр, и Германия там является дирижером. Все происходит в гармонии", - заключает Варуфакис.

О Grexit Бывший министр финансов Греции подтвердил, что правительство думало о Grexit с самого первого дня.

"СИРИЗА сейчас является доминирующей силой, и если нам удастся выйти из этого беспорядка объединенными, можно было бы иметь альтернативу. Но я не уверен, что мы смогли бы управлять, так как управление при крахе валютного союза предполагает много подводных камней, и я не уверен, что мы в Греции справимся без посторонних", - считает Варуфакис.

При этом в министерстве финансов готовились к Grexit только пять человек. Они разрабатывали теорию выхода на бумаге, но еще необходимо подготовить страну.

"Мне кажется, мы должны быть очень осторожны, чтобы не активировать процесс (выхода из еврозоны). Я не хочу, чтобы это стало пророчеством", - говорит Варуфакис.

Он рассказал, что предупреждал правительство о том, что ЕЦБ может добиться закрытия банков, и это сделало греческую позицию очень слабой. Необходимо было реагировать агрессивно, но не пересекая точку невозврата. Нужно было раньше выпускать собственные векселя или хотя бы сообщить, что это планируется делать.

По его словам, референдум дал властям удивительный импульс, который позволил бы добиться своих условий, но ничего из этого не вышло.

О Ципрасе "Я знаю его с конца 2010 г., потому что я был видным критиком правительства в то время. Я был близок к семье Папандреу. Я тогда "гнал волну", а Ципрас был очень молодым лидером, пытался понять, как ему позиционировать себя, - сказал Варуфакис. – Я чувствую, что мы очень близки. Мы никогда не имели проблем в отношениях между нами. И я очень близок к Евклиду Цакалотосу".

При этом он отметил, что отставка Ципраса сейчас его бы не шокировала, так как в эти дни шокировать ничего не может.

"Я не удивлюсь, что он останется и примет очень плохую сделку. Потому что я могу понять, что он чувствует, что он имеет обязательства перед людьми, которые поддерживают его, поддерживают нас. Он хочет не допустить того, чтобы эта страна стала несостоявшимся государством", - говорит бывший министр финансов Греции.

"Но я не собираюсь предавать свою собственную точку зрения, которую я отстаивал еще в 2010 году. Страна должна прекратить увеличивать долг, прекратить принимать новые кредиты, которые якобы должны решить проблемы. Это делает нашу экономику менее устойчивой, еще больше сокращает ее, перекладывает бремя на неимущих, создавая гуманитарный кризис. Это то, что я не собираюсь принимать. Я не собираюсь быть участником этого", - резюмировал Варуфакис.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Последнее интервью

Поделитесь с друзьями: