InvestFuture

Кризис мигрантов: ООН в отчаянии

Прочитали: 27

Гуманитарные организации ООН на грани банкротства, они не могут обеспечить нужды миллионов людей из-за масштабного кризиса мигрантов на Ближнем Востоке, в Африке и Европе, заявили представители ООН британскому изданию Guardian.

Ухудшающаяся ситуация в Ливане и Иордании, особенно нехватка продуктов питания и медикаментов, стала невыносимой для 4 млн человек, которые уехали из Сирии, что привело к тому, что новая волна миграции захлестнула Европу.

В интервью изданию Guardian верховный комиссар ООН по делам беженцев Антонию Гутеррес заявил: "Если посмотреть на ситуацию в 2010 году, то количество тех, кто бежит от войны, было 11 тыс. в день. В прошлом году их было уже 42 тыс. Это означает серьезное увеличение числа нуждающихся, им необходимо все – кров, вода, водопровод и канализация, продукты питания, медицинское обслуживание, образование.

Бюджеты не идут ни в какое сравнение с ростом нужд. Наш доход в 2015 году будет почти на 10% меньше, чем в 2014 году. Мировое гуманитарное сообщество не сломлено. В целом оно более эффективно, чем раньше. Но финансово мы в тяжелом положении".

За последние месяцы несколько раз сокращался пищевой рацион сирийских беженцев в Ливане и Иордании, а также сомалийских и суданских беженцев в Кении.

Беженцам из Судана, живущим в лагерях в Чаде, сообщили, что к концу года они могут вообще перестать получать свои пайки.

Службы по оказанию медицинских услуг, работающие на территории Ирака под эгидой ООН, были закрыты на большей части страны, в результате чего миллионы людей остались без доступа к медицинскому обслуживанию.

Гутеррес предупреждает, что ущерб, нанесенный этими сокращениями, будет невозможно восстановить: "Мы знаем, что мы делаем недостаточно, мы не обеспечиваем базовых потребностей людей".

"Ситуация непоправимая. Если посмотреть на число детей, жизнь которых существенно ухудшится в результате надоедания и отсутствия психологической поддержки, то можно увидеть, что это уже происходит", - отметил он.

Большая часть гуманитарной работы ООН финансируется из добровольных пожертвований правительств и частных благотворителей, при этом такие агентства, как Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев и ЮНИСЕФ, не получают ничего из регулярного бюджета, который формируется за счет выплат стран-членов в центральную казну ООН.

Гутеррес призывает изменить эту систему внутри ООН и обязать страны-члены организации делать более регулярные выплаты в казну основных агентств.

В настоящий момент общий бюджет на гуманитарные нужды для всех государств составляет $19,52 млрд, однако лишь $7,15 млрд из них были получены от международных жертвователей.

План по поддержке сирийских беженцев был профинансирован лишь на 35% из $1,3 млрд, которые необходимы для обеспечения беженцев как в лагерях, так и для предоставления дополнительного финансирования тем странам, которые размещают их на своей территории.

В Африке, где кризис между ЦАР и Южным Суданом, как правило, не освещается в мировой прессе, заявки на предоставление финансирования покрываются лишь на 15%.

Эксперты отмечают, что сложившаяся система должна меняться: необходимо признать, что ситуация в Сирии, Ираке, Йемене и ЦАР ухудшается и требует долгосрочного финансирования.

В августе нехватка финансирования вынудила Всемирную организацию здравоохранения закрыть 184 клиники в 10 из 18 иракских регионов – там, где происходили самые ожесточенные военные действия и самая масштабная внутренняя миграция. В результате около 3 млн человек осталось без доступа к медицинскому обслуживанию.

Всемирная организация здравоохранения пытается привлечь средства в размере $60 млн на финансирование здравоохранения в Ираке, однако на данный момент ей удалось получить лишь $5,1 млн, которые были выделены жертвователями.

Мишель Гейер, директор по управлению в чрезвычайных ситуациях в ВОЗ, рассказала в интервью Guardian, что разрыв между уровнем крайней нужды в таких странах, как Ирак, и уровнем финансирования может привести к невосполнимому ущербу в области здравоохранения, который отразится на всем населении этих стран.

"Все мировое сообщество, включая ВОЗ, сталкивается с чрезвычайной ситуацией, беспрецедентной по масштабу и природе, – говорит она. - Это оказывает огромное влияние на здравоохранение, так как состояние здоровья людей, находящихся в зоне конфликта, ухудшается со временем.

Люди не получают доступа к вакцинации, они страдают от плохого питания, у них появляются психологические проблемы из-за вооруженного конфликта. Мы видим, как страны откатываются на десятилетия назад в своем развитии".

Гейер отметила, что решение приостановить оказание медицинских услуг было очень сложным: "Мы никогда не получали 100%-го финансирования, поэтому нам приходится расставлять приоритеты, но очень печально, что приходится лишать доступа к медицинским услугам 3 миллиона человек. У них не будет доступа к медобслуживанию при осколочных ранениях, не будет доступа к охране здоровья детей или к охране репродуктивного здоровья. Не будет контроля за такими заболеваниями, как холера. Целое поколение детей не получит доступа к вакцинации".

Она также считает, что необходимо менять сложившуюся систему финансирования агентств ООН: "Большая часть людей, не работающих в гуманитарном секторе, были бы шокированы, если бы узнали, как мы работаем, так как мы вынуждены каждый год выпрашивать финансирование".

Еще один важный элемент кризиса для ООН – это необходимость кормить беженцев, и не только тех, кто недавно приехал из своих стран, но и тех, кто по-прежнему не может вернуться домой, даже через несколько лет после того, как им пришлось уехать.

В этом году Всемирная продовольственная программа сократила рацион для 1,6 млн сирийских беженцев. В наиболее неблагоприятном положении оказались беженцы на территории Ливана: в настоящий момент у них есть лишь $13 в месяц на продукты питания. ВПП предупреждает, что при таких условиях жизни беженцы становятся легкой жертвой для вербовки со стороны экстремистских группировок.

Именно этот сценарий повторятся в разных странах мира. С начала текущего года ВПП дважды пришлось урезать рационы для беженцев, проживающих в лагерях Кении, а также для суданских беженцев, находящихся в Уганде.

Дина Ель-Кассаби, представитель ВПП, отмечает, что сокращение рациона привело к тому, что беженцы зачастую принимали довольно опасные решения, включая решение вернуться в Сирию или нелегально проникнуть в Европу:

"Семьи оказались в отчаянном положении. За последние несколько недель в Иордании и Ливане многие беженцы спрашивали меня, как можно проникнуть на эти суда, идущие в Европу, а также мы встречались со многими людьми, которые говорили о том, что они будут думать о том, как вернуться в Сирию, если пищевые рационы не вернутся к прежнему уровню.

С течением времени кризис в финансировании становится все хуже, и нам приходится чаще сокращать рацион. Матери рассказывают нам, что их выселяют из домов и им приходится жить во временных убежищах, так как деньги на съем жилья уходят на продукты питания. Подумайте о мужчинах, которые несут ответственность за то, чтобы прокормить свои семьи. В сложившейся отчаянной ситуации они становятся легкой добычей для ИГИЛ".

Кассаби отмечает, что сложившаяся система финансирования означает, что у ВПП никогда не было всех необходимых средств: "Это система, при которой мы вынуждены сводить концы с концами: как только появляются деньги, они тут же уходят. Мы работали при дефиците бюджета с начала года, и в настоящий момент у нас нехватка средств в размере $149 млн, которые могли бы пойти на помощь сирийским беженцам".

В Управлении верховного комиссара ООН по делам беженцев также отмечают, что беженцы принимают решение совершить опасное путешествие в Европу, так как условия жизни на Ближнем Востоке ухудшаются.

Гутеррес хочет, чтобы система финансирования была изменена как можно быстрее: "Это очень непростая ситуация, и это очевидно, так как сирийцы не могут работать легально и нашей помощи не хватает, и именно поэтому многие люди уезжают.

Если посмотреть на гуманитарный бюджет по всему миру, то он составляет от $20 млрд до $30 млрд. Не тратить больше на гуманитарную помощь – это плохая стратегия, это практически самоубийство".

На греческих островах сотрудники из Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев встречают вновь прибывших, отмечая, что многие из них были вынуждены покинуть Ливан, Иорданию и Турцию из-за нехватки продуктов питания и медицинского обслуживания.

Карлотта Сами, представитель гуманитарной организации, заявляет: "Они говорят о сокращении пищевых рационов и нехватке доступа к электричеству. Мы встречаем множество людей, которые имеют хронические заболевания, с больными детьми, они говорят, что не могут так больше жить. У одного мужчины из Сирии была пуля в животе, и он приехал из Турции в надежде на то, что он сможет получить помощь в Германии".

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Кризис мигрантов: ООН в

Поделитесь с друзьями: