InvestFuture

Шиллер: "невидимая рука" рынка нуждается в помощи

Прочитали: 47

Термин "невидимая рука" ведет свое происхождение от Адама Смита и означает рыночный механизм саморегулирования экономики.

Согласно теории великого шотландца в экономике свободного рынка отдельные личности, руководствуясь собственными интересами, направляются как бы невидимой рукой рынка, и их действия поневоле обеспечивают осуществление интересов других людей и общества в целом.

Как пишет в своей статье на Project Syndicate лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Шиллер, людьми слишком легко манипулировать, чем и пользуются крупные игроки.

Смит был прав: свободный рынок производит беспрецедентный объем благосостояния как для отдельных людей, так и для общества в целом. Но из-за того, что мы легко поддаемся манипуляции или обману, свободный рынок также убеждает нас покупать то, что не нужно ни нам, ни обществу.
Это наблюдение является важным дополнением к теории Смита. И именно об этом я в соавторстве с Джорджем Акерлофом написал книгу "Фишинг "чайников": экономика манипуляции и обмана" (Phishing for Phools: The Economics of Manipulation and Deception).
Большинство из нас пострадали от "фишинга" (вид банковского мошенничества в интернете). "Чайник" — это тот, кто до конца не осознает масштаб присутствия фишинга. "Чайник" видит изолированные примеры фишинга, но не оценивает уровень профессионализма мошенников, а также как их действия глубоко влияют на жизнь. К сожалению, многие из нас становились "чайниками", включая меня и Акерлофа, что и заставило нас написать эту книгу.
Обычный фишинг может повлиять на любой рынок, но наши самые важные наблюдения касаются финансового рынка — очень актуально, учитывая массовый бум на рынке акций и рынке недвижимости с 2009 г. и высокую турбулентность глобальных активов с прошлого месяца.
Слишком много оптимистов познало на своем горьком опыте то, что цены на активы высоко волатильны и неисчислимое количество фишеров вовлечено в это. Заемщиков заманивают сомнительными ипотечными кредитами, фирмы лишаются всех своих активов, бухгалтеры дезинформируют инвесторов, финансовые консультанты рассказывают сказки о миллионерах из трущоб, а СМИ распространяют невероятные заявления.
Но проигравшими в итоге оказываются не только те, кого одурачили. Череда дополнительных потерь происходит, когда взвинченные активы покупаются на заемные деньги. В этом случае банкротства и страх банкротства раскручивают волну новых банкротств, усиливая страх. Затем иссыхают кредиты, и наступает коллапс экономики.
Эпидемия, в экономике также как и в медицине, требует немедленной и решительной реакции. Реакция властей на "Великий крах 1929 г." была небольшой и медленной, и мировая экономика погрузилась в "Темный период", который продолжался в течение Великой депрессии в 1930-х гг. и Второй мировой войны.
Финансовый кризис 2007-2009 гг. предвещал похожий сценарий, но в этот раз правительства мира и центральные банки быстро вмешались и провели координированные шаги по стимулированию экономики. Восстановление было слабым, но все это несравнимо с тем "Темным периодом".
За это мы должны быть благодарны. Однако сегодня некоторые полагают, что фискальным и монетарным властям не следовало реагировать так быстро и решительно во время кризиса 2007-2009 гг. Они уверены, что основная причина кризиса была в "субъективном риске": рисковики ожидали, что власти вмешаются, чтобы их защитить, если сделанные ими ставки окажутся неудачными, затем они пошли на еще больший риск.
С нашей точки зрения (поддерживаемая большим количеством данных) стремительно растущие цены обычно отражают "иррациональное изобилие", добавляемое и поощряемое фишерами.
Иррационально воодушевленные игроки не думали о возврате, который бы они получили, если власти вмешались для стабилизации экономики и обеспечения кредитов (или в экстремальном случае пошли на спасение их банка или бизнеса). Подобный сценарий почти не учитывался в эйфории, предшествующей кризису 2007-2009 гг.: те продажи по взвинченным ценам приносили прибыль, и покупатели "думали", что они поступают правильно — даже если это было совсем не так.
Нежелание признать необходимость немедленного вмешательства в финансовый кризис базируется на школе экономики, которая не учитывает "иррациональное изобилие", игнорирует агрессивный маркетинг и другие реальности рынка цифровых технологий.
Нам необходимо предоставить неограниченную свободу фискальным и монетарным властям для выполнения решительных шагов, когда финансовая турбулентность превращается в финансовый кризис. Нам более чем достаточно одного "Темного периода".

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Шиллер:  quot;невидимая

Поделитесь с друзьями: