InvestFuture

Минфин против нефтяников: истина где-то рядом

Прочитали: 42

Ведомство Антона Силуанова в середине сентября предложило внести изменения в расчет ставки налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на нефть, которые позволили бы в 2016 г. увеличить сборы в бюджет на 609 млрд руб. (в 2017 г. — на 525 млрд руб., в 2018 г. — на 476 млрд руб.).

Брать или не брать? В своей статье "Брать или не брать", опубликованной в издании "Ведомости", Антон Силуанов попытался "расставить все точки над i" по этому вопросу.

Силуанов напоминает, что "в формулах НДПИ и экспортной пошлины на нефть существует понятие вычета – не облагаемого этими налогами и сборами уровня цены на нефть". "В настоящее время он составляет $15 за баррель", - сообщил он.

Он также уточняет, что в 2008 г. эта норма составляла $9 за баррель. А повышение произошло по той причине, что произошло резкое укрепление российского рубля по отношению к доллару США с 29 руб. до 23 руб. за доллар.

"В результате рублевая величина вычета снизилась с 261 до 207 руб. за баррель, в то время как издержки нефтяных компаний активно росли на фоне быстрого укрепления российского рубля в реальном выражении. Для компенсации такого дисбаланса вычет был повышен до $15 за баррель, что, при сохранении курса, позволило бы поднять долю не облагаемой НДПИ цены барреля до 345 руб," - поясняет министр финансов.

"В реальности же в 2009 г. рубль значительно ослаб, сумма вычета, рассчитанная в рублях, оказалась существенно выше намеченного значения, что стало одной из причин формирования структурного дефицита бюджета в последующие годы", - напоминает он.

По мнению Силуанова, ситуация последних двух лет в значительной степени повторяет события того периода, но в другом направлении:

"Ослабление рубля с 38 руб. за доллар в 2014 г. до ожидаемого уровня в 63,3 руб. в 2016 г. приведет к росту размера вычета с 570 до 950 руб. В то же время рост издержек компаний оказывается существенно меньше, так как изменение номинального курса сопровождается реальным ослаблением рубля. Выгода нефтяных компаний от изменения суммы вычета в рублях только по НДПИ на нефть составит порядка 500 млрд руб., что практически полностью обеспечивает рост показателя EBITDA российских нефтяных компаний".

При этом Силуанов также отмечает и события на мировом рынке нефти. Так, он упоминает резкое падение цен на нефть ниже $50 за баррель, а также отмечает, что в дальнейшем ожидается замедление темпов роста спроса на нефть.

В итоге наблюдаются две ключевые тенденции на мировом нефтяном рынке. Это агрессивное снижение издержек и оптимизация инвестиционных программ и отказ от инвестиций в нерентабельные проекты.

В своей статье министр финансов призывает "мыслить шире одной нефтегазовой отрасли и понимать макроэкономический аспект влияния роста инвестиций в этом секторе на российскую экономику в текущих условиях".

"По итогам первого полугодия 2015 г. в условиях снизившегося суммарного денежного потока нефтяной отрасли мы стали свидетелями увеличения объема инвестиций российских нефтяных компаний. Такая ситуация оказалась возможной исключительно за счет того, что все сокращение денежного потока легло на плечи резко снизившихся налоговых отчислений, в то время как нефтяные компании получили даже прирост остающихся в их распоряжении сумм за счет опережающего роста рублевых сумм налоговых вычетов по НДПИ и экспортной пошлине (а никак не сокращения уровня своих затрат)", - пишет он.

В своей статье Силуанов делает вывод о том, что увеличение валового объема инвестиций в нефтяном секторе в текущих условиях становится прямым препятствием для процесса диверсификации экономики.

По его мнению, перед российской нефтегазовой отраслью в новой реальности должна стоять цель добиваться запланированного роста прибыли и добычи компании с меньшим объемом инвестиций.

"Для этого необходимо сокращать издержки и аккуратно подходить к выбору инвестиционных проектов. Пока же мы наблюдаем обратную картину: операционные издержки компаний активно растут, зарплаты в индустрии в отличие от бюджетного сектора индексируются, причем местами и двухзначными темпами. И все это де-факто финансируется ростом бюджетного дефицита, сокращением уровня запланированных расходов и повышенным уровнем процентной ставки в экономике,"- заключает министр финансов.

Расставить все точки над i? Александр Некипелов, академик РАН, также на страницах "Ведомостей", опубликовал свой ответ на статью Антона Силуанова, высказав свою точку зрения на вопрос налогообложения нефтегазовой отрасли.

Некипелов напоминает, что нефтегазовая отрасль обеспечивает более 40% доходов федерального бюджета, а уровень изъятия средств из нефтяной отрасли кратно превышает уровень налогообложения других отраслей российской экономики.

"У российских нефтяных компаний этот уровень является одним из самых высоких в мире и уступает лишь соответствующему показателю у компании Saudi Aramco (Саудовская Аравия). В текущем году общая доля фискальных изъятий государства в совокупном доходе нефтяных компаний составит 82%", - отмечает он.

При этом Некипелов называет "любимым занятием" министерства финансов "манипуляции с формулами налогообложения", заявляя, что "за счет изменения этих же самых формул министерству финансов удалось изъять из нефтяной отрасли несколько сотен миллиардов рублей".

Некипелов также напоминает и о плановом росте базовой ставки НДПИ, уже заложенной в законодательство. Силуанов пишет, что с 2014 по 2016 гг. размер вычета по НДПИ увеличится с 570 руб. до 950 руб. на тонну, т. е. на 380 руб. При этом базовая ставка, которая в формуле НДПИ умножается на результат от этого вычета, растет примерно на ту же величину (857 – 493 = 364). Это в 2016 г., а в 2017 г. рост составит уже 426 руб.

"Фактически, и нефтяные компании об этом уже заявляли, увеличившиеся за этот период рублевые доходы от экспорта нефти в размере 200 млрд руб. были съедены ростом стоимости нефти для российской переработки после увеличения НДПИ в рамках принятого налогового маневра", - пишет он.

Предложение изъять девальвационную прибыль несостоятельно еще и потому, что в мире никто не изымает у конкретных отраслей доход от изменения курса, заявляет Некипелов, отмечая, что половина добываемой нефти потребляется внутри страны, а это означает, что "дополнительный доход" нефтяников от экспорта нефти практически равен дополнительному расходу при покупке нефти для переработки.

Министр делает вывод, что увеличение валового объема инвестиций в нефтяном секторе в текущих условиях становится прямым препятствием для процесса диверсификации экономики.

В рамках "более широкого" взгляда на экономику Некипелов отмечает, что "инвестиции нефтегазовой отрасли порождают мощный мультипликативный эффект, который также, в свою очередь, тормозит падение инвестиций и производства в других отраслях российской экономики". "Возможно, это расстраивает министерство финансов, но в России привыкли этим гордиться", - иронизирует он.

Что касается заявления Силуанова относительно того, что "источником средств для увеличения инвестиционных программ" стал "рост дефицита бюджета", то, со своей стороны, Некипелов полагает, что именно бюджет оказался крупнейшим получателем девальвационной прибыли.

"За счет колоссального обесценения российской валюты верстать его удается с малым дефицитом, хотя это и означает дисконтирование социальных обязательств", - поясняет он.

Кроме того, Некипелов также подчеркивает тот факт, что согласно официальной отчетности уровень операционных издержек в российских нефтяных компаниях значительно ниже, чем у большинства конкурентов.

"Так, по итогам первого полугодия 2015 г. операционные расходы на добычу "Роснефти" составили $2,8 на баррель н. э., аналогичные показатели "ЛУКойла" и "Газпром нефти" – $4,5 и $4 на баррель н. э. соответственно. При этом расходы на добычу зарубежных конкурентов – в диапазоне от $8 (Statoil) до $17 (Chevron) на баррель н. э".

Хрупкий баланс Некипелов также прогнозирует, что предлагаемые налоговые новации "нарушают хрупкий баланс доходов, инвестиций и производства, пока еще сохраняющийся в отрасли". "В результате за ближайшие три года инвестиции в отрасль уменьшатся на 2 трлн руб., а добыча нефти сократится на 100 млн т, сформируются условия для долгосрочного тренда снижения производства. Потери доходов бюджета, вызванные падением производства, в конечном итоге существенно превысят дополнительные доходы государства в 2016–2018 г.", - считает он.

Академик также комментирует утверждение Силуанова о том, что издержки нефтяных компаний "финансируются" повышением процентной ставки в экономике.

По его мнению, "на самом деле издержки компаний, не только нефтяных, повышением этой ставки не просто не финансируются, а катастрофически усугубляются".

Однако Некипелов отмечает и положительный момент в статье Силуанова, а именно - перевод дискуссии в публичную плоскость.

Несомненно, вопрос об изменении налогообложения нефтегазовой отрасли вызвал горячие дискуссии.

Однако правительство РФ отклонило идею повышения НДПИ для нефтяных компаний, но при этом одобрило в целом повышение налоговой нагрузки для ТЭК.

Эта мера добавит в бюджет 300 млрд руб. Так, будет скорректирован налоговый маневр: экспортная пошлина не будет снижена до 36%, как было предусмотрено ранее вместе с повышением НДПИ.

Сохранение пошлины на нефть в 2016 г. в размере 42% даст 200 млрд руб., за счет изменения формулы НДПИ для "Газпрома" Минфин мобилизовал еще 100 млрд руб.

По всей видимости, консультации между министерством финансов и отечественными нефтегазовыми компаниями продолжатся. Вероятно, стороны смогут найти компромисс, который позволит и пополнить бюджет, и оставит средства для развития российского нефтегаза.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Минфин против

Поделитесь с друзьями: