InvestFuture

Сторчак: смена акцентов в сторону рубля произошла

Прочитали: 38

Российские экспортеры уже могут использовать рубль в международной торговле, так легче управлять рисками. Такое мнение выразил в интервью Сергей Сторчак, замминистра финансов России. Кроме того, в интервью были затронуты проблемы международных расчетов, долгового рынка и реструктуризации облигаций Украины.

- Сергей Анатольевич, добрый день! Первый вопрос у меня касается годовых собраний Международного банка реконструкции и развития и МВФ. Одна из тем, которая там обсуждалась, это Транстихоокеанское партнерство. Все-таки, по-вашему, какова сейчас роль этого объединения и какие последствия будут для России?

- Я думаю, что те, кто нас слушает, коллеги не удивятся, не очень удивятся, если выскажу свою точку зрения, что годовые собрания были посвящены многим вопросам. Но Трансатлантическое партнерство не оказалось в центре дискуссии, хотя очевидно в условиях падения темпов роста глобальной экономики, улучшения условий взаимной торговли, международной торговли является важным фактором. Но, тем не менее, факт остается фактом. Многие другие важные темы были предметом оживленных дискуссий кроме этой. Но, хотя бы в качестве примера, привести две темы. Первая, связанная с наличием угроз свертыванием корреспондентских отношений между банками различных стран. Вторая тема - это начало запуска новой инициативы по оказанию экономической, финансовой, гуманитарной помощи странам Ближнего Востока и Северной Африки. В последнем случае, судя по всему, речь идет о том, что "Довильское партнерство", которое было запущено "Группой семи", начало сдавать сбои, и речь уже в настоящем случае идет о том, чтобы большее число государств-доноров приняли участие в этой инициативе. А что касается межбанковских, межкорреспондентских отношений, то угроза возникла в данном случае достаточно неожиданно. Миллионы эмигрантов столкнулись с проблемами переводы денежных средств, которые они зарабатывают трудным, но честным трудом в странах, в которых они находятся. Вот эти денежные переводы оказались под угрозой того, чтобы были доставлены семьям. Сама тема денежных переводов стала уходить в так называемый теневой банкинг, что, собственно говоря, и предопределило постановку этой темы вот в рамках не столько на самих годовых собраниях, сколько на полях этих собраний.

- Сергей Анатольевич, еще одна тема, недавно ее поднимал в Турции министр экономического развития Алексей Улюкаев. Он говорил о расчетах по международной торговле в рублях. Вот, как вам кажется, когда этот опыт может быть уже применим?

- На мой взгляд, если смена акцентов произошла, то это хорошо. Смена акцентов, в моем понимании, - это не расчеты в национальных валютах по международной торговле, по экспортно-импортным операциям как таковым, а именно с акцентом на переход в расчеты в рублях. Хотя бы потому, что по своему статусу рубль, конечно, превосходит многие-многие другие национальные валюты зарубежных наших экономических партнеров. Поэтому мне традиционно не очень симпатизировала позиция о том, чтобы пересчет во взаимной торговле на национальные валюты. Акценты вот в данном случае расставлять нужно на собственный рубль, на собственную валюту.

- Но по прогнозам, по срокам можем ли сейчас хотя бы какие-то ожидания озвучить?

- В данном случае задача органов исполнительной власти Российской Федерации состоит в том, чтобы создать необходимые предпосылки организационные, административные и, конечно, в первую очередь юридические. Но вот над этим мы работаем. Чаще, на мой взгляд, особых проблем здесь не предвидится, хотя практика расчетов может, конечно, и выявить какие-то сложности. Главное, чтобы национальные товаропроизводители, экспортеры были лично заинтересованы в том, чтобы заключать контракты в соответствующих валютах, в данном случае в рублях, и соглашаться на то, чтобы импортеры эти рубли направляли в качестве оплаты за тот товар, который они поступят. Ну, скажу, что в кредитных соглашениях с зарубежными странами, которые в последнее время заключает от имени правительства Российской Федерации, Министерства финансов Российской Федерации, мы опцион этот уже допускаем. Наши дебиторы могут выбирать между платежом в свободно конвертируемой валюте или в рублях. Мы фактически говорим, что рубль и доллар - это валюты равноценные с точки зрения эффективности расчетов. Мы не говорим о надежности с точки зрения стабильности, да, или не говорим о волатильности одной или другой валюты. Это экспортер должен оценивать сам, что в текущий момент ему интереснее, как он видит риски волатильности, в частности.

- Сергей Анатольевич, очень много говорят о внешних заимствованиях, в частности о том, какой лимит заложен в бюджете 2016 года. Все-таки, какая там цифра? И, по-вашему, какая может быть доля реальных заимствований на внешнем рынке и в каких валютах? То есть, возможно, это будут юани или еще какие-то валюты?

- Ну, главное, наверное, в стратегии заимствований в целом состоит в том, что курс на развитие национального рынка долгового остается неизменным. Поэтому основное внимание как в текущем году, так и в следующем году, будет уделено заимствованиям внутри страны. Тем более, наверное, многие знают, что за текущий период мы расширили круг тех инструментов, которые предлагаются инвесторам. Это не только облигации федеральных займов, но ряд, ряд других облигаций, в частности привязанных к инфляции. В этом контексте внешние рынки остаются рынками, на которые мы ориентируемся как источник возможных средств на случай, ну, для целей, понятно, покрытий дефицита федерального бюджета. Но мы не рассматриваем внешний рынки как источник этих ресурсов масштабного такого плана. Поэтому в проекте федерального бюджета, который еще предстоит, напомню, направить в Думу на рассмотрение и утверждение, заложена достаточно скромная позиция. Это 3 миллиарда долларов номинальной стоимостью долговых ценных бумаг, которые можем мы продать заинтересованным зарубежным инвесторам. Практическое решение вопроса на условиях привлечения, включая валюту, займа будут решаться по мере того, как мы будем приближаться к промежуточным датам оценки исполнения бюджета. Обычно это каждый, окончание каждого из кварталов текущего года. Я не исключаю любого варианта: и долларового, и евро, и варианта выхода на китайский рынок. Вопрос только, в первых двух случаях вопрос уменьшения или отмены ограничений во взаимной торговле или инвестиций. Во втором случае готовность инфраструктуры, готовность юридической платформы, для того чтобы работать на внутреннем рынке Китайской Народной Республики. Кстати, Антон Германович Силуанов в Лиме эту тему поднимал с китайским коллегой. И мы получили искреннее заверение в том, что, хотя это не является зоной ответственности Министерства финансов Китая, но китайские коллеги сделают все нужное, для того чтобы мы, российские инвесторы, суверенные или не только суверенные, чувствовали себя комфортно на внутреннем юаневом рынке.

- Сергей Анатольевич, еще один вопрос. Как вы можете прокомментировать последнее сообщение Украины по поводу реструктуризации долга? Киев говорит, что договорился со всеми кредиторами, кроме России. А что Россия будет делать?

- Ну, Украина находится, действительно, в сложном финансовом положении. Переговоры с кредиторами, держателями долговых облигаций Украины идут долго. Всего речь идет о том, чтобы были решены вопросы погашения 13-ти выпусков облигационных займов этой республики, включая заем, который Российская Федерация привела 20 декабря 13-го года. Я видел эти сообщения. Речь идет о том, что 75% кредиторов подписались под схемой реструктуризации. Однако для меня остается загадкой: 75% - это сумма по 12-ти облигационным займам или эта сумма, или 75% касается каждого отдельного выпуска? Дело в том, что по условиям проведения операций по обмену или операций по реструктуризации долга кредиторы-держатели каждого отдельного выпуска должны набрать именно такое количество голосов. В общем-то, требуется время, чтобы прояснить, действительно ли каждый выпуск будет обменен, вот. Мы знаем, что между сегодняшней, вчерашней датой, когда нужно было принимать соответствующее решение самим держателям еврооблигаций Украины, есть еще вторая дата: это конец месяца, 28 октября, в течение которого, те, кто не участвует, должны принять соответствующее решение, будут ли они участвовать в операции обмена или не будут участвовать в операции обмена. Наша позиция хорошо известна. Ее в очередной раз имели возможность довести и для Международного валютного фонда, для руководства этой структуры, для коллег из Министерства финансов Украины о том, что участие России в операции обмена означало бы признание наших требований как требований частного кредитора. Но это выглядит очень странно и несерьезно.

Беседу провела Мария Кудрявцева

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Сторчак: смена акцентов

Поделитесь с друзьями: