InvestFuture

Фергюсон: Путин видит отсутствие стратегии у Обамы

Прочитали: 59

Известный британский историк Найалл Фергюсон заявил о том, что внешнеполитический курс США на Ближнем Востоке является аморфной концепцией, которая не способствует разрешению вооруженных конфликтов. Он также отметил, что Россия перехватила инициативу у США.

Тема невнятной внешней политики США, которую характеризуют то как "стратегическое терпение", то как "лидерство сзади" (leading from behind), продолжает преследовать президента США Барака Обаму.

В своем интервью телеканалу CNBC Найалл Фергюсон (Niall Ferguson), профессор истории Гарвардского университета и автор ряда историко-экономических бестселлеров ("Восхождение денег", "Цивилизация. Чем Запад отличается от остального мира" и многих других), поставил под сомнение эффективность так называемого "стратегического терпения" американского президента.

"Как историк я испытываю гнетущее ощущение того, что США не хотят учиться на своих ошибках. Когда американские войска выходили из Ирака, многие говорили о том, что вскоре там наступит хаос и Ирак может погрузиться в войну. Так и произошло. При этом многие предупреждали о том, что если вообще ничего не делать по поводу войны в Сирии, в этой стране может произойти эскалация насилия.
Стоит задаться вопросом, в чем именно заключается стратегия национальной безопасности США, которую предлагает президент Барак Обама? В самом начале его президентства, когда он только пришел к власти, многие полагали, что его внешнеполитический курс будет полной противоположностью того, что делал президент Джордж Буш до него. В последнее время в администрации Обамы пытаются обрисовать более точные очертания внешней политики. Советник Обамы по национальной безопасности Сьюзан Райс заговорила о некоем "стратегическом терпении".
Меня очень занимает вопрос: а что именно скрывается за этим "стратегическим терпением? Если посмотреть на выступления президента Обамы за последние несколько лет, то можно увидеть, что он высказывает надежду на возникновение определенного равновесия, баланса между суннитами и шиитами. И для того чтобы достичь этого равновесия, надо сделать небольшие шаги в пользу Ирана. Я не думаю, что такой подход сработает.
Я бы также обратился к статистике. Если посмотреть на данные по человеческим жертвам в ходе военных конфликтов, которые в основном сосредоточены в мусульманском мире, за время президентства Обамы интенсивность потерь выросла примерно в 4 раза. При этом с начала так называемой Арабской весны смертность от терроризма выросла примерно в 6 раз. Многие люди и так, скорее всего, понимают, что ближневосточный регион и такие страны, как Афганистан, являются опасными. Но дело в том, что за время президентства Обамы ситуация не только ухудшилась – появился риск экспоненциального разрастания конфликта от стран Северной Африки до Южной Азии.
В этой ситуации меня беспокоит то, что мы можем увидеть новые примеры распада целых государств. Мы уже видели, как распадается на части Ирак. Мы видим, что Сирия также фактически разделена на части. В Ливии царит полная анархия. В этой связи я бы отметил, что я не так часто соглашаюсь с тем, что говорит президент РФ Владимир Путин, я неоднократно выступал с критикой в его отношении, однако в своем выступлении на Генеральной ассамблее ООН Путин сделал недвусмысленный выпад в сторону США: не приводит ли американская внешняя политика к распаду государств? И к сожалению, на текущий момент нам нечего ответить на это.
В свое время госсекретарь США Генри Киссинджер заявил: "Если вы ничего не делаете для решения кризиса и надеетесь на то, что ситуация сама собой разрешится, вы рискуете оказаться в гораздо более сложной ситуации в дальнейшем". В случае с Сирией президент Обама с самого начала войны в этой стране занял очень осторожную позицию. Вспомним, что произошло в последние годы.
В 2011 году Обама попросил президента Сирии Асада уйти со своего поста. Асад отказался. В 2012 году Обама заявил о "красной линии", и на него начали оказывать давление, с тем чтобы США вмешались в войну. Обама отказался от каких-либо активных действий, заявив о рисках обострения конфликта. В 2013 году ситуация вокруг заявлений о "красной линии" и применении химического оружия в Сирии нанесла заметный ущерб внешнеполитическому имиджу США. В 2014 год на сцену выходит ИГИЛ и начинает отрубать людям головы. В ответ США и их союзники начали наносить авиаудары по Сирии. Что в итоге? Боевики ИГИЛ захватили еще больше территории Сирии, чем они контролировали до начала авиаударов США. И вот теперь, в 2015 году, США позволили президенту России Владимиру Путину перехватить инициативу в Сирии, пока они пытаются разобраться в том, что делать дальше.
Это вполне наглядный пример того, что ситуация может выйти из-под контроля, если сохранять нерешительность. Кроме того, не будем забывать о человеческих потерях от войны в Сирии: по ряду оценок, более 300 тыс. человек уже погибло, миллионы превратились в беженцев. В Европе только начали ощущать на себе последствия этой войны, которых в США практически не замечают. Но, так или иначе, это серьезная проблема, и в дальнейшем она может еще сильнее обостриться.
Если вернуться к теме "стратегического терпения", то в одной из моих статей в Wall Street Journal я отметил: юристы не становятся хорошими стратегами. Со всем уважением к этой профессии, но юристы подходят к решению проблем в частном порядке, от случая к случаю. Они рассматривают ситуацию в отдельности, и в своей массе они склонны избегать острых ситуаций и думать о том, как избежать негативных последствий и обезопасить свои активы. В 1960-х годах Киссинджер заявлял о том, что для выработки стратегического подхода необходимо учитывать историю, стараться понять, что движет вашими оппонентами. Во внешней политике необходим стратегический подход, нельзя выстраивать ее от случая к случаю, многие вещи на мировой арене взаимосвязаны, это необходимо учитывать.
В сложившихся условиях я не думаю, что США и их союзники смогут что-либо противопоставить России в Сирии в плане открытого военного противодействия. Надо смотреть на вещи реально. Президент Путин видит: Барак Обама не играет в шахматы, президенту США скорее по душе что-то вроде солитера. Стратегия Путина в определенном смысле является рискованной: экономика России сейчас находится не в лучшей форме. Однако в данной ситуации Путин сделал расчетливый ход: он добивается того, чтобы Россия стала одним из ключевых игроков не только в войне в Сирии, но в регионе в целом. В этом плане Путин фактически сводит на нет прежние достижения внешней политики США, когда Советский Союз был постепенно вытеснен из Ближнего Востока и США заняли доминирующее положение в регионе. На мой взгляд, Америка сохраняла ведущие позиции в регионе до начала президентства Обамы. Однако затем внешнеполитический курс нового президента привел к тому, что США утратили это лидерство.

Стоит добавить, что большая часть интервью CNBC прошла под характерным знаком вопроса "A New World Order?"

Представляя подобные скептические оценки ближневосточной стратегии США со стороны западных экспертов вкупе с кадрами авиаударов военных самолетов России по террористическим группировкам в Сирии, западные СМИ тем самым переводят вопрос о "новом мировом порядке" в риторическую плоскость.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Фергюсон: Путин видит

Поделитесь с друзьями: