InvestFuture

10 фактов о финансировании ИГ

Прочитали: 52

Запрещенная в России террористическая организация "Исламское государство" возникла и продолжает функционировать при прямой и косвенной поддержке ряда конкретных стран, которые, имитируя борьбу с терроризмом, используют террор и хаос для достижения своих целей на Ближнем Востоке.

Феномен появления, стабильного функционирования и финансирования террористической группировки еще предстоит детально изучить в будущем.

Формально вопрос о том, благодаря чьим именно усилиям было создано "Исламское государство", пока еще остается открытым. Однако пониманию того, что целый ряд стран прямо и косвенно продолжают помогать террористам в Ираке и Сирии, способствует такой факт, как неспособность пресечь каналы финансирования "Исламского государства".

Спустя два года после масштабного наступления ИГ в Ираке террористическая организация продолжает функционировать, получая доходы от продажи нефти, контрабандного антиквариата, налогов и рэкета компаний и местного населения.

При этом социальные сети позволяют сторонникам ИГ свободно пользоваться своими ресурсами для продвижения экстремистского движения и набора новых последователей, а отдельные СМИ фактически открыто рекламируют деятельность "Исламского государства".

1. Систематическая внешняя поддержка ИГ Различные СМИ продолжают рассказывать о некоей "Свободной сирийской армии", "умеренной оппозиции" в Сирии и поставках оружия группировкам боевиков под различными названиями, одобренным ЦРУ. США, Саудовская Аравия, Катар, ряд государств Персидского залива, а также Турция открыто заявляют о том, что они участвовали и продолжают участвовать в подготовке и снабжении боевиков "умеренной оппозиции" в Сирии.

Несмотря на свои заявления и продолжающуюся имитацию борьбы с "Исламским государством" (которое после целого года "точечных авиаударов" США и союзников по коалиции только увеличило подконтрольную себе территорию в Сирии), эти страны де-факто поддерживают экстремистов.

Определенные примеры прошлого и настоящего говорят о том, 50 с лишним различных "исламских фронтов за независимость", якобы "проверенных ЦРУ", на самом деле не являются самостоятельными политическими и военными организациями и либо уже являются элементами "Исламского государства" и открыто объявят о переходе на сторону ИГ в дальнейшем, либо в определенный момент просто сдадут оружие, которое им поставляют США и их союзники.

Рассекреченный доклад американских спецслужб, подготовленный для Министерства обороны США в августе 2012 г., прямо говорит о том, что террористические группировки "являются основной движущей силой оппозиции" в Сирии.

В аналитическом докладе также отмечается, что "Запад, страны Персидского залива и Турция поддерживают оппозицию, основная часть которой состоит из салафистских оппозиционеров, "Братьев-мусульман", а также "Аль-Каиды в Ираке" (AQI) – террористической группировки, которая впоследствии и стала "Исламским государством Ирака и Леванта", сократив свое название до "Исламского государства".

В докладе отмечается, что "Аль-Каида в Ираке" (AQI) провела серию операций в различных городах под именем "Джейш аль Нусра",одной из ее аффилированных структур". При этом "конечной целью группировок является установление салафистского государства в восточной части Сирии, к чему и стремятся силы, поддерживающие сирийскую оппозицию". "Общая обстановка:
Ситуация явно развивается в направлении обострения межрелигиозной борьбы. Салафистские оппозиционеры, "Братья-мусульмане", а также "Аль-Каида в Ираке" (AQI) являются основными силами, которые стоят за усилением военного мятежа в Сирии. Запад, страны Персидского залива и Турция поддерживают оппозицию. Россия, Китай и Иран поддерживают режим.
Приоритетом режима является концентрация сил в прибрежных районах (Тартус и Латакия). Однако власти также не оставляют Хомс, так как данный район контролирует основные транспортные маршруты в Сирии. Режим снизил концентрацию своего присутствия в районах, прилегающих к границе Ирака (Эль-Хасака и Дейр-эз-Зор).
"Аль-Каида в Ираке" знакома с Сирией. AQI получила подготовку в Сирии и затем вторглась в Ирак. "Аль-Каида в Ираке" с самого начала поддерживала сирийскую оппозицию как по идеологическим соображениям, так и посредством СМИ. "Аль-Каида в Ираке" заявила о своей оппозиции к правительству Асада, так как считала его режимом, который преследует суннитов.
"Аль-Каида в Ираке" провела ряд операций в различных городах Сирии под именем "Джейш аль Нусра", одной из ее аффилированных структур. "Аль-Каида в Ираке", через представителя Исламского государства в Ираке (ISI) Абу Мохаммеда аль-Аднани, заявила о том, что сирийский режим является "передовым фронтом шиитов" из-за объявленной войны против суннитов. Кроме того, группировка также призвала суннитов в Ираке, особенно в племенах из приграничных регионов между Ираком и Сирией, к войне против сирийского режима, рассматривая власти Сирии как режим неверных за их поддержку неверной группировки "Хезболла", а также других режимов, которые группировка считает неверными, такие как Иран и Ирак.
Будущие предположения по развитию кризиса:
А. Режим выживет и сохранит контроль над территорией Сирии.
Б. Текущие события приведут к возникновению опосредованной войны. При поддержке России, Китая и Ирана режим будет сохранять свое влияние в прибрежных районах (Тартус и Латакия), а также ожесточенно защищать Хомс, который находится на пути основных транспортных маршрутов в Сирии.
С другой стороны, силы оппозиции будут стараться контролировать восточные районы (Эль-Хасака и Дейр-эз-Зор), прилегающие к западным провинциям Ирака (Мосул и Анбар), вдобавок к районам, прилегающим к границам Турции. Западные страны, страны Персидского залива и Турция поддерживают эти усилия.
Эти предположения сформированы в соответствии с данными по недавним событиям. Речь идет о создании безопасных зон при международной поддержке – по схожему сценарию с тем, что произошло в Ливии, когда г. Бенгази стал командным центром временного правительства.
Оппозиционные силы будут стараться использовать территорию Ирака в качестве безопасного убежища для своих сил, пользуясь симпатией населения, живущего в приграничных с Ираком районах.
В. В случае если ситуация серьезно обострится и появится возможность создания салафистского государства в восточных районах Сирии (Эль-Хасака и Дейр-эз-Зор), – это именно то, чего добиваются силы, поддерживающие оппозицию в стремлении изолировать сирийский режим, который рассматривается как стратегическое расширение шиитов (Ирак и Иран).

Ряд экспертов открытым текстом говорят о том, что основные союзники США на Ближнем Востоке являются спонсорами терроризма. Эксперты из Вашингтонского института по ближневосточной политике (Washington Institute for Near East Policy) отмечают, что в Министерстве финансов США признают: Саудовская Аравия (Saudi Funding of ISIS) и Катар (Qatar and ISIS Funding: The U.S. Approach) активно финансируют деятельность террористических группировок в Сирии.

В своем выступлении в марте 2014 г. Дэвид Коэн, заместитель министра финансов США по вопросам терроризма и финансовой разведки, заявил:

"Аль-Каида" и другие террористические группировки получили миллионы долларов от своих спонсоров из стран Персидского залива, а также Пакистана и Турции. Сбор средств в Кувейте и Катаре ведется для финансирования экстремистских группировок. Получателями этих средств являются террористические группы, включая аффилированную с "Аль-Каидой" сирийскую группировку "Фронт аль-Нусра", а также "Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ)", ранее известное как "Аль-Каида в Ираке".

Именно поддержка извне, а также откровенное попустительство финансированию терроризма объясняют, почему "Исламское государство" продолжает получать деньги от своих спонсоров. Помимо подобных малоизвестных порицаний до сих пор со стороны США, Великобритании и каких-либо других западных стран не было предпринято каких-либо реальных действий по предотвращению финансирования террористических группировок в Сирии.

2. Поставки оружия и боеприпасов Более того, "Исламское государство" продолжает получать в свое распоряжение средства для продолжения боевых действий. Речь идет не только об оружии, но и транспортных средствах.

В октябре 2015 г. посол Ирака в США Люкман Файли в интервью агентству ABC News выразил недоумение по поводу того, каким образом в руки террористов из "Исламского государства" попали новые внедорожники Toyota:

"Мы задаем один и тот же вопрос властям соседних стран: как эти полноприводные внедорожники попали в руки террористов? Сотни совершенно новых машин – откуда они взялись?"

Речь идет о поставках внедорожников, которые осуществлялись боевикам "Свободной сирийской армии". О поставках неких полноприводных автомобилей в 2013 г. "умеренной оппозиции" в Сирии, в частности сообщали в Independent. В 2014 г. портал PRI выяснил, что внедорожники Toyota, оказывается, "очень ценятся в таких группировках, как "Аль-Каида", "Талибан" и других".

Потом стали поступать сообщения о том, что ВВС США якобы "по ошибке" сбрасывают оружие "Исламскому государству".

Подобных "ошибок" уже накопилось большое количество не только в Сирии, но и Ираке, где уже были зафиксированы случаи доставки оружия и припасов в районы, подконтрольные боевикам "Исламского государства".

После освобождения энергетического комплекса Байджи иракские солдаты отметили доказательства доставок оружия боевикам, когда они удерживали данный район:

"Посмотрите на эти парашюты – здесь и там. Это американские парашюты, с помощью которых США посылали помощь ИГ, когда они были здесь, в Байджи. Они присылали оружие и продовольствие. Снимайте все это, чтобы все могли видеть это".

— Hayder al-Khoei (@Hayder_alKhoei) 8 октября 2015

3. Свободная продажа нефти в течение нескольких лет Продажа нефти, которой занимается "Исламское государство" и которая является одним из основных источников доходов группировки, уже давно преподносится как "неизбежное зло".

Ведущие деловые СМИ (в частности, Financial Times) проводят детальные расследования о "путешествии нефти корпорации ИГ" и о том, как группировка зарабатывает около $1,5 млн в день на продаже нефти. Со ссылкой на источники в Ираке, в Вашингтоне заявляют о том, что объем доходов ИГ от продажи нефти составляет $40–50 млн в месяц.

Средняя цена продажи нефти, по ряду оценок, составляет $35 за баррель. В определенных случаях цена снижается до $10. Основной объем нефти ИГ добывает на территории сирийской провинции Дейр-эз-Зор. В среднем в сутки на данной территории добывается около 34–40 тыс. баррелей.

С момента начала авиаударов по ИГ (август 2014 г.) прошло уже более года, однако ни спутниковая разведка, ни разведданные от местных источников – ничего не помогает локализовать каналы, по которым "Исламское государство" сбывает нефть. Что еще более удивительно, США не предлагали никому из своих союзников (например, Турции?) остановить контрабанду нефти и перекрыть основной канал финансирования ИГ.

В конце октября 2015 г. выяснились новые подробности нефтяной контрабанды ИГ. В интервью агентству Sputnik Джон Кириаку, бывший сотрудник ЦРУ, также занимавший пост старшего следователя сенатского комитета по международным отношениям США, заявил о том, что большую часть нефти боевики "Исламского государства" вывозят через территорию Иракского Курдистана и Турции. Он также отметил, что у США есть возможности, для того чтобы помешать нефтяной контрабанде ИГ, но американские власти не предпринимают для этого достаточно усилий:

"Это вопрос приоритетов. Власти США никогда не выделяли достаточно ресурсов, для того чтобы вмешаться в эту ситуацию. Другие цели и задачи были более приоритетными. Я всегда предполагал, что кто-то с турецкой стороны границы делает неплохие деньги на этом. Слишком много заинтересованных лиц, чтобы все это просто прекратилось. Это неофициальное турецкое правительство. Вероятно, коррумпированные элементы в турецкой армии и в региональном правительстве на юго-западе Турции вовлечены в это".

4. Грабеж банков и компаний Помимо контрабанды нефти приток денежных средств "Исламскому государству" приносит грабеж и рэкет. Тем не менее оценки того, сколько именно успели награбить террористы в Ираке и Сирии, серьезно разнятся.

Стоит отметить, что деятельность "Исламского государства" начала обрастать различными мифами фактически с самого начала после появления террористической группировки на мировой арене.

В июне 2014 г. появились сообщения о том, что ИГ ограбили несколько банков в иракском Мосуле примерно на $430 млн. — Borzou Daragahi (@borzou) 10 июня 2014 Однако месяц спустя начали поступать опровержения. Руководители и чиновники банков Мосула заявили, что никакого ограбления не было.

Ряд экспертов, со ссылкой на копии документов ИГ о бюджете террористической группировки в сирийской провинции Дейр-эз-Зор в период между 23 декабря 2014 г. и 22 января 2015 г., привели данные о том, "конфискация" чужого имущества приносит до 45% от общей прибыли террористической группировки: — Iyad El-Baghdadi (@iyad_elbaghdadi) 6 октября 2015 Еще одной статьей дохода ИГ является введение собственных налогов на подконтрольной территории.

5. Сбор налогов Налоги в виде закята (исламского налога на прибыль – не менее 10% от общей суммы дохода), джизьи (налог для "неверных"), а также ряда других сборов также помогает ИГ финансировать свою террористическую деятельность.

В частности, ливанское издание An-Nahar в 2014 г. сообщило о требованиях ИГ к оставшимся в Мосуле христианским верующим к выплате джизьи в качестве оплаты их "защиты".

В агентство "Рейтер" со ссылкой на неназванные источники сообщили о том, что в сирийском г. Ракка, который считается столицей "Исламского государства", к христианам были выдвинуты требования в выплате джизьи золотом.

По ряду оценок, в одном только Мосуле налоговые сборы приносят ИГ доход в размере около $1 млн в месяц. В общей сложности налоги и вымогательство на подконтрольных территориях могут приносить ИГ до $400 млн в год.

6. Продажа награбленных реликвий Помимо сбора налогов ИГ также сбывает различные предметы старины в Турции, странах Персидского залива и на иностранных рынках. Уничтожением предметов и памятников искусства доисламской эпохи промышляли многие религиозные фанатики, в том числе и сторонники движения "Талибан".

"Исламское государство" зарабатывает на продаже артефактов и заметает следы разграбления, взрывая культурное наследие человечества, будь это древние комплексы в Пальмире, Нимруде или ассирийские и парфянские древности, которые хранились в археологическом музее в Мосуле.

По данным американской ассоциации антикваров, основные потоки антикварной контрабанды направляются в страны Запада через Ливан, Турцию, а также через Саудовскую Аравию и Катар. Фрагменты античных скульптур, статуэток, фрагментов мозаики и других предметов оказываются в коллекциях в Лондоне и других западных столицах ('Looted in Syria – and sold in London: the British antiques shops dealing in artefacts smuggled by Isis'). Ряд экспертов отметили, что разрушение древних памятников и контрабанда артефактов "Исламским государством" буквально приобрели промышленные масштабы.

По ряду оценок, сделанных в 2015 г., в общей сложности стоимость контрабанды античных предметов со стороны ИГ составляет около $100 млн в год.

7. Захват продовольствия После захвата территорий в дельте рек Ефрата и Тигра ИГ завладела обширными пахотными землями, которые до этого приносили существенную долю сельскохозяйственного урожая для Ирака и Сирии. Захват данных территорий, которые являлись ключевыми для сельского хозяйства Ирака и Сирии, усилил риски для продовольственной безопасности в регионе.

До сих пор нет точных оценок по поводу объема прибыли, которую получает "Исламское государство" от продажи продовольствия. Тем не менее в докладе "Islamic State Financing and U.S. Policy Approaches" (PDF), представленном в Конгрессе США в апреле 2015 г., приводятся оценки исследования, согласно которым торговля пшеницей и ячменем на черном рынке может приносить ИГ ежегодный доход в размере около $200 млн (с учетом того, что террористическая группировка реализует продукцию с 50%-й скидкой).

Ряд экспертов отмечают, что ИГ практикует "отмывание" реализуемой продукции, смешивая награбленное с урожаями из других районов, чтобы затруднить определение их происхождения и осуществить продажу. Группировка также зарабатывает определенные средства, отбирая сельскохозяйственную технику на местных фермах и затем сдавая ее в наем прежним владельцам.

8. Захват заложников и работорговля Требование выкупа за заложников уже давно является одним из источников дохода для террористических группировок. По данным немецкого издания Die Zeit, в 2014 г. ИГ заработало "по крайней мере" $25 млн на похищении людей.

"Исламское государство" также осуществляет торговлю людьми, в том числе маленькими детьми. В 2015 г. в распоряжение ряда СМИ (в частности, "Блумберг") попали документы ИГ с "расценками" по различным возрастам ('Islamic State Circulates Sex Slave Price List'). 9. Пожертвования Вся вышеописанная вакханалия, совершаемая террористической группировкой "Исламское государство" и являющаяся абсолютно противоестественной для людей, которых не интересует участие в террористической деятельности, массовых убийствах, вандализме, грабежах, контрабанде, растлении малолетних и прочих уголовно наказуемых преступлениях, тем не менее продолжает находить последователей по всему миру.

Речь идет не только о головорезах, которые стекаются к ИГ из различных стран мира: Согласно оценкам, представленным в вышеотмеченном докладе в Конгрессе США в апреле 2015 г. (PDF), "в период 2013–2014 г. "Исламское государство" получило около $40 млн от доноров из Саудовской Аравии, Катара и Кувейта".

Серьезная опасность для многих стран мира заключается в том, что новые пожертвования и последователи для "Исламского государства" все активнее привлекаются с использованием цифровых технологий.

10. Информационная платформа терроризма Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial action task force on money laundering, FATF), в отчете "Финансирование террористической организации "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ)" в феврале 2015 г. отметила:

"Несмотря на то что международное сообщество способно отнести основных представителей террористических сетей к террористам, многие участники подобных организаций, занимающие менее заметное положение или менее прочно связанные с террористической сетью, остаются неизвестными.
Tакие участники низшего уровня, побуждаемые групповой деятельностью, которая имитирует популяризованную стратегию краудфандинга, стали еще одним источником финансирования и физических ресурсов для ИГИЛ.
Большинство социальных сетей, которые названы в настоящем отчете, непреднамеренно предоставляют террористическим группировкам и их единомышленникам возможность эффективно использовать данную технологию в целях финансирования терроризма
Следует подчеркнуть, что сами компании не являются активными участниками деятельности ИГИЛ и многие из них сотрудничают с компетентными органами в вопросах закрытия таких аккаунтов. Как организация ИГИЛ владеет инструментами пропаганды: медиацентром Al-Itisam Establishment for Media Production и недавно созданным региональным каналом Al Hayat Media Center, которые, в частности, ориентированы на привлечение западной аудитории за счет эксплуатации региональных тенденций. Al Hayat Media Center главным образом занимается распространением пропаганды ИГИЛ через социальные сети и контролирует десятки аккаунтов, связанных с группировкой. Благодаря таким аккаунтам ИГИЛ смогла запустить "вирусные" технологии для привлечения широкой поддержки в организации Twitter-шторма 18 июня 2014 года. Twitter-шторм – показательный пример интернет-популярности, дающей возможность получить невероятную поддержку и потенциальное финансирование.
Организация в Twitter таких кампаний, как #AlleyesonISIS, и создание бесплатных общедоступных приложений для смартфонов на базе Android свидетельствует о растущей технологической грамотности ИГИЛ. Стратегическое приложение The Dawn of Glad Tidings ("Заря радостных вестей"), рекламируемое как инструмент отслеживания новостей об ИГИЛ и распространяемого ИГИЛ контента, оставляет в сети Twitter сообщения. Twitter-шторм в ходе летней атаки ИГИЛ, в результате которого за один день было размещено 40 000 твитов, был обеспечен приложениями типа The Dawn of Glad Tidings и вирусными заражениями с Twitter-аккаунтов, таких как @ActiveHashtags, которые размещают самые популярные тэги за деньги. Благодаря своей кампании и таким хэштэгам, как #ISIS и #Islamicfront, ИГИЛ летом 2014 г. обогнала "Джабхат ан-Нусра" в социальных сетях по количеству фолловеров. Присутствие ИГИЛ в интернете и социальных сетях позволило группировке получать и преобразовывать международную поддержку в материальные активы".

Стоит добавить, что, помимо использования соцсетей, есть еще одна довольно серьезная проблема, которая до сих пор просто замалчивается.

Ряд новостных изданий в западных странах буквально способствуют продвижению "Исламского государства" посредством освещения деятельности данной террористической группировки, фактически "рекламируя" ее.

Речь идет о всевозможных интервью с террористами ИГ, описаниях их "будней", времяпрепровождения и досуга. Такие статьи, как 'My Life as a Jihadist'; 'Isil jihadist Omar Hussain complains of rude Arabs who steal his shoes and can't queue'; 'British 'jihadi bride' teen boasts of Islamic State life with takeaway delight'; 'Isis uncovered: The real life of the jihadists revealed by French recruits' и другие, подобные им, в определенной степени являются скрытой социальной рекламой "Исламского государства", которая рассказывает о террористической группировке, чья деятельность запрещена на территории России, формируя образ терроризма как "нечто вполне обычного".

Подобная скрытая гуманизация и "очеловечивание" терроризма и людей, примкнувших к нему, являются крайне опасной и субверсивной формой информационной войны в современном мире. Это только подчеркивает тот факт, что ряд стран мира либо еще не осознали всю опасность заигрывания с терроризмом, либо сознательно поддерживают терроризм и принимают участие в его распространении.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
10 фактов о

Поделитесь с друзьями: