InvestFuture

Партия Эрдогана победила. Проблемы только начинаются

Прочитали: 43

Турецкая Партия справедливости и развития (ПСР) президента Реджепа Тайипа Эрдогана неожиданно победила на выборах в воскресенье, что возвращает страну к однопартийной системе.

Это будет стимулировать власть президента, но также может обострить глубокие социальные разногласия.

Правительство Турции останется верным поставленным в предыдущие годы целям. Об этом заявил в понедельник премьер-министр Турции и глава ПСР Ахмет Давутоглу, выступивший перед избирателями в столичном офисе партии.

Таким образом, фактор политической неопределенности, висевший над страной в течение длительного времени, наконец уходит. Отсутствие фактического правительства в Турции оказывало давление в том числе и на валютный рынок, где лира не раз обновляла минимумы к доллару, ведь больше всего, как известно, рынок не любит неопределенность.

Напомним, что ПСР единолично правила 12,5 лет, но летом этого года потеряла большинство. Сейчас, по данным с избирательных участков, где обработаны почти все бюллетени, ПСР получила почти 50% голосов, а значит, партия получит 316 депутатских мандатов, которые дают ей возможность единолично формировать правительство. Необходимый минимум для этого - 276 кресел.

Такой результат дает возможность достаточно комфортно управлять парламентом из 550 мест, и он оказался значительно лучше, чем ожидали партийные инсайдеры.

Эрдоган уже заявил, что политические партии будут вместо работать над новой конституцией, которая позволила бы создать полноценную президентскую республику. Представители оппозиции уже назвали ситуацию с результатами выбором "кошмаром".

Прокурдская Народная демократическая партия впервые собрала более 10% голосов (10,7%), что означает получение мест в парламенте. Основная сила оппозиции - светская Республиканская народная партия - набрала 25,4%. Националистическая Партия национального движения получила 11,9% голосов.

Прогноз Президентская республика

Политическая ситуация, несмотря на такие убедительные результаты, будет оставаться нестабильной, поскольку исполнительные полномочия президента явно недостаточны. Именно для этого необходимо изменить конституцию.

Учитывая абсолютное большинство в парламенте, сделать это значительно проще.

Тем не менее очевидно, что Республиканская народная партия и прокурдская Народная демократическая партия будут противостоять такому решению, так как в нынешних условиях усиление президентской власти может ухудшить для них перспективы дальнейшей политической борьбы.

Отношения с курдами

Судя по всему, Эрдоган планировал полностью исключить Народную демократическую партию из политической жизни страны. Это было необходимо для полной и безоговорочной победы, но результат НДП спутали все карты ПСР.

Усиление президентской власти дает больше возможностей для достижения этой цели, но отношения с курдами будут ухудшаться.

"В случае исключения курдов из легального политического поля юго-восток страны может превратиться в одно из самых кипящих мест региона. Поскольку большое количество курдов проживает за пределами родного края, столкновения с националистами в крупных городах и туристических центрах, где сидит курдский капитал, также станут неизбежными",- отметил Сотниченко.

В июле перемирие между армией и курдскими сепаратистами было нарушено из-за теракта, в котором погибло более 30 курдов. Затем на предвыборном митинге прогремели еще два взрыва, число погибших превысило 100 человек. Во всех терактах подозревают боевиков "Исламского государства".

В результате всех этих событий НДП значительно снизила предвыборную активность, но это ей не помешало получить 10% голосов.

Экономические проблемы

Политическая нестабильность и отсутствие возможности быстро привести политическую систему в порядок ставят под удар экономику.

Валютный и долговой рынки страны теперь могут столкнуться с новыми проблемами.

Сейчас турецкая лира демонстрирует сильнейшее укрепление с 2008 г., но повышенная волатильность никак не способствует стабильности. Кроме того, вряд ли можно говорить о сломе господствующего тренда на ослабление лиры.

Проблемы на рынке госдолга

Государственный долг Турции по состоянию на конец сентября оценивался в $238 млрд (689,8 млрд турецких лир). Большая часть этого долга ($151,2 млрд) размещена в турецкой валюте.

При этом долг растет, еще в августе он находился на уровне $233,3 млрд (676,2 млрд лир).

Краткосрочный внешний долг достигает почти $130 млрд, а всего в 2016 г. необходимо будет погасить около $180 млрд.

Провести реструктуризацию будет не так уж просто, так как инвесторы выводят деньги из турецких облигаций на фоне нестабильности и падения лиры. Изменить тенденцию можно в случае стабилизации политической обстановки.

Необходимо отметить эффективность действий властей по снижению госдолга, который в 2014 г. достиг 33% ВВП, что является историческим минимумом. В среднем в 2000-2014 гг. госдолг находился на уровне 49,5%, а в 2001 г. достиг абсолютного рекорда в 77,9% ВВП.

Резюме Результат Партии справедливости и развития (ПСР) был неожиданным не только для наблюдателей, но и для самих политиков.

Избиратели очень боятся нестабильности, и эти опасения обоснованы. Внутренние экономические и внешнеполитические проблемы в последние месяцы обострились, а традиционно отсутствие большинства в правительстве только ухудшает ситуацию.

В истории Турции еще не было успешного примера коалиционного правительства. Многопартийное правительство, как правило, приводило в итоге страну к полной дестабилизации и военному перевороту.

То есть сейчас Эрдоган фактически получил карт-бланш на усиление своих полномочий и укрепления власти.

ПСР теперь может единолично формировать новое правительство.

"Наши люди ясно продемонстрировали на выборах 1 ноября, что любым разногласиям они предпочитают действие и развитие", — отметил президент страны, подчеркнув, что проголосовавшие граждане продемонстрировали стремление к "единству и целостности" Турции.

В целом результат очень хорош для Эрдогана, тогда как Запад теперь может усиливать давление на Турцию. Несмотря на вероятность политической стабилизации, для инвесторов ситуация остается очень тревожной. Сочетание слабой лиры, долговых проблем и стагнации перевешивает все возможные преимущества.

Аналитика Сами выборы важны для всех. Но теперь начинается новый этап, который будет ничуть не легче предвыборной кампании.

Эрдогану теперь необходимо добиться своих целей и сохранить высокий уровень доверия избирателей. С целям может возникнуть большая проблема.

Даже внутри ПСР есть противники усиления власти Эрдогана, а значит, добиться новых полномочий будет не так уже просто. Риск заключается в том, что главные оппозиционные партии и некоторые члены правящей партии могут объединиться против него.

Тем не менее у Эрдогана очень большие шансы достигнуть своих целей, но все это будет проходить на фоне новой политической схватки.

Формально ПСР может сформировать кабинет министров, но нельзя исключать, что противники Эрдогана внутри партии осложнят процесс. Коалиция с оппозиционными партиями вряд ли возможна сама по себе.

Ситуация осложняет множеством социальных и экономических проблем в стране. Особые трудности могут возникнуть с беженцами.

Германия твердо намерена половину проникших в страну беженцев выпроводить вон. Было бы идеально, если бы они все не проникали из Турции.

Но если Европа страдает от мигрантов, то чего уж говорить о Турции, где беженцев в 4 раза больше - около 2 млн!

Эксперты не раз говорили об "экспорте нестабильности" в Турцию из Сирии, да и в целом в сирийской истории Анкара играет далеко не последнюю роль.

Как следствие, на территории страны уже произошло несколько терактов. И власти в последнее время своими действиями сами накаляют обстановку, хотя их действия объясняются необходимостью реагировать на теракты.

В октябре, например, авиация Турции нанесла удары по позициям "Рабочей партии Курдистана" на севере Ирака. В конце июля турецкие власти начали масштабную силовую операцию против представителей "Рабочей партии Курдистана" на юго-востоке страны. В августе сухопутные войска пересекли границу с Ираком для проведения сухопутной операции.

Опасения Турции вполне обоснованны и понятны. Этнические курды в Турции составляют порядка 30-35% населения, а проживают они на границе с Сирией, Ираком и Ираном. Власти не могут допустить создания полноценной автономии даже в Сирии, поскольку это будет первым шагом для объединения курдов, которые считают себя разделенным народом и намерены создать отдельное государство. Но это означает начало полноценной войны курдов с Турцией, которая вряд ли добровольно отдаст достаточно большой кусок своей территории.

И если ситуация будет развиваться именно в таком ключе, то поток беженцев только усилится. Понятно, что события на Ближнем Востоке вообще не способствуют социальной стабильности в Европе и напряженность можно было бы снизить с помощью Турции.

Возможно, сделать это было бы проще с Турцией в составе Евросоюза, и этого добивается Анкара. Более того, канцлер Германии Ангела Меркель пообещала восстановить проект присоединения Турции к ЕС, а уже в следующем году начать выдавать турецким гражданам шенгенские визы по упрощенной процедуре.

Не очень ясно, насколько в Турции поверили этим обещаниям по интеграции, так как в Европе, судя по всему, настроены просто дать 3-5 млрд евро на организацию лагерей для беженцев. И есть большая вероятность того, что как только проблема беженцев в Европе перестанет быть настолько острой, проект присоединения вновь умрет.

Тем не менее рычаги давления у Эрдогана еще остаются. Турция – это важный рынок для Европы, власти это понимают и активно этим пользуются. Хотя в 2014 г. лира обесценивалась, импорт из Европы снижался.

По итогам прошлого года показатель упал на 3,8% в денежном выражении, составив 74,6 млрд евро. При этом основное падение было зафиксировано в самых важных отраслях для Европы и Германии, то есть в машинах, оборудовании и промышленных товарах. На эти товары приходится более 56% экспорта ЕС в Турцию.

Потеря такого рынка стала бы сильнейшим ударом. Доля Турции в поставках машин и оборудования из ЕС в 2014 г. составила 4,4%, промышленных товаров – 5,6%. И Турция, судя по прошлому году, имеет возможность дальше развивать внутренний рынок, снижая импорт из ЕС.

Вообще Эрдоган оказался сейчас в непростом положении с геополитической точки зрения. Будучи членом НАТО, Анкара должна реагировать на действия России в Сирии, так как все происходит в непосредственной близости от границы и иногда возможны пролеты российской авиации над территорией Турции. И очевидно, что власти не очень заинтересованы это делать, хотя выбора у них фактически нет.

Что касается взаимоотношений с Россией, то здесь тоже не все гладко, поскольку Турция испытывает очень серьезное давление. Эксперты не исключают вероятность того, что турецкая сторона может отказаться от реализации проекта "Турецкий поток" по политическим причинам.

"На Анкару оказывают давление США и ЕС, а также их союзники по борьбе с Башаром Асадом - Катар и Саудовская Аравия. Турция осознает безальтернативность "Турецкого потока" для России и пытается торговаться, выбить лучшие условия для его реализации или же специальные преференции от его противников. Кто окажется сильнее, мы узнаем уже после выборов 1 ноября. Однако пока ситуация складывается не в нашу пользу", - сообщил доцент факультета международных отношений СПбГУ Александр Сотниченко.

Россия уже предложила хорошую скидку на газ, но сильные внешние и внутренние противоречия не позволяют принять решение. Но мечта о крупном газовом хабе в Турции никуда не исчезла. Эрдоган, скорее всего, все же постарается отстоять свое право на реализацию проекта, но тогда под угрозу будет поставлена мечта о присоединении к ЕС.

Вместе со всеми политическими, социальными внутренними и внешними проблемами необходимо добиться стабилизации экономической ситуации. Сделать это будет крайне сложно. Недавнее укрепление лиры стало возможным только благодаря неожиданным результатам выборов и слабости доллара из-за последних действий ФРС США. Но в любой момент отток капитала может возобновиться, с точки зрения инвесторов перспективы не очень радужные.

Инвесторы вообще не верят в экономику страны, уже второй год бегут из Турции, что выливается в фактически бесконечное падение курса турецкой лиры. Турции приходится перекрывать различные дыры в балансах, и, как следствие, мы видим сильнейшее падение валютных резервов.

Впервые с 2012 г. валютные резервы Турции опустились ниже $100 млрд.

С середины 2014 г. лира переживает действительно эпическое падение, а это рискует вылиться в потерю контроля над инфляцией и ее резкий рост.

Центральный банк тем временем никаких особых мер не предпринимает. Либо регулятор не понимает всей сложности ситуации, либо ждал итогов выборов и прояснения политической ситуации, либо испытывает на себе политическое давление, как это уже было в прошлом году, когда Эрдоган фактически указывал ЦБ на необходимость снижения ставок.

Все проблемы также оказывают сильнейшее давление на долговой рынок. Доходность 10-летних государственных облигаций находилась выше 10% в сентября и в первой половине октября, хотя сейчас снизилась почти до 9%.

Стоимость кредитно-дефолтных свопов, то есть страховки от дефолта, для держателей облигаций также снизилась. Сейчас она упала до 235 пунктов по сравнению с более чем 300 пунктами несколько месяцев назад. Для страны с развивающейся экономикой, находящейся в тяжелых условиях, это весьма неплохой показатель, тем более пока Анкара не дает поводов, для того чтобы кто-то сомневался в ее платежеспособности.

Государственный долг Турции по состоянию на конец сентября оценивался в $238 млрд (689,8 млрд турецких лир). Большая часть этого долга ($151,2 млрд) размещена в турецкой валюте.

При этом долг растет: еще в августе он находился на уровне $233,3 млрд (676,2 млрд лир).

Краткосрочный внешний долг достигает почти $130 млрд, а всего в 2016 г. необходимо будет погасить около $180 млрд.

Необходимо отметить эффективность действий властей по снижению госдолга, который в 2014 г. достиг 33% ВВП, что является историческим минимумом. В среднем в 2000-2014 гг. госдолг находился на уровне 49,5%, а в 2001 г. достиг абсолютного рекорда в 77,9% ВВП.

Тем не менее на фоне усиления оттока капитала с развивающихся рынков и снижения аппетита инвесторов к рисковым активам погасить $130 млрд может оказаться очень сложно. О полноценном дефолте речи не идет, но некоторые платежи могут быть пропущены или отложены, хотя пока рынок не верит в такой сценарий.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Партия Эрдогана

Поделитесь с друзьями: