InvestFuture

Как технологии меняют финансовые рынки

Прочитали: 41

Третью панельную сессию ежегодной конференции "Валютные рынки. Мировые практики" при участии компании TeleTrade в партнерстве с Dow Jones, Google и Московской школой управления "Сколково" на тему "Долгосрочного развития новых финансовых рынков с точки зрения изменения спроса и тенденций на рынке ритейл-клиентов" выступил Константин Гурджиев, профессор кафедры Финансы Trinity College из Дублина. Он также является сооснователем и директором "Irish Mortgage Holders Organisation" ("Ирландская ипотечная организация"). Профессор активно консультирует международных клиентов на макроэкономические, геополитические темы рисков в Западной и в Центральной Европе с акцентом на рынки капиталов и инвестиций, выступает в качестве советника по аналитике данных, ряда стартапов и является председателем Торгово-промышленной палаты Ирландии и России.

Отлично, большое спасибо за приглашение, рад видеть полный зал. Наверное, я не заслужил всех этих теплых слов в мой адрес. Я хотел бы поговорить с вами о совершенно других вещах. Не о том, о чем с вами уже говорили. Я хотел бы поговорить о глобальных тенденциях в сфере финансов.

Я хотел бы разбить их на три категории. Первая связана со спросом. Иначе говоря, как выглядит спрос на финансовые услуги в перспективе, на финансовые продукты? Где формируется этот спрос? Как на него влияет географические, демографические тенденции, предпочтения в части риска, изменения в возрастном составе населения и так далее?

Я время от времени буду ссылаться на опыт России, потому что во многом он уникален, но главным образом я буду рассказывать о ситуации складывающейся в Западных странах. Прежде всего, такой подход связан с тем, что именно там сегодня работают финансовые рынки. Мы слышали из докладов предыдущих экспертов о возможном падении доллара США. Мы слышали о том, что на смену доллару могут прийти другие валюты. Крах доллара предсказывали уже столько раз, что если бы вы немножко получали за такие предсказания, вы бы уже сейчас были миллиардерами.

Доллар колеблется, доллар меняет свои позиции, но, в принципе, количество контрактов, заключенных в долларах и общие объемы долларовых средств, на которые эти контракты заключаются, не меняются. Многие говорят о приходе китайского юаня в качестве резервной валюты. Китай приобретает все больший вес. Другие страны азиатско-тихоокеанского региона тоже начинают играть более существенную роль в части развития инфраструктуры, в части IT экономики, но в любом случае все эти страны применяют у себя западные финансовые модели. Пока ничего нового пока не придумали. Именно об этом мы будем говорить.

Второй момент – это технологии в сфере финансов. На мой взгляд, технологии в сфере финансов – это одновременно позитивный фактор и негативный фактор. Почему? Ну, с одной стороны, когда мы говорим о сфере финансов, то мы видим, что применение технологий в этой сфере может дать существенный эффект, но вместе с тем мы видим, что избыточное применение технологий может негативно сказаться на развитии финансового сектора. И, наконец, третье - последнее это определенные изменения в сравнительном весе различных институтов, которые присутствуют в этой сфере.

СПРОС Ну что же, давайте начнем с первой категории - спроса. Вопросы спроса во многом связаны с поведенческими установками. Здесь ничего нового нет, то же самое, что и сказать, что небо синее, если нет облаков. Ну, были определенные изменения в наших поведенческих установках. В принципе, было время, когда доверие к традиционным банкам было существенно подорвано. Эти данные основаны на основе ежегодного исследования "Альтера-барометр".

Можно выделить две интересных аспекта. Во-первых, я уже сказал, доверять финансовым услугам очень мало, но вместе с тем доверие к тем, кто применяет новые подходы в финансовом секторе, к агрегаторам, к новым платформам. Доверие к подобным новым сервисам гораздо выше, чем доверие, собственно, к финансовым услугам. Поэтому люди в целом позитивно воспринимают тех, кто пытается искать новые подходы в сфере финансов, и они готовы своими деньгами их поддерживать.

Далее, постепенно люди отходят от идеи согласно которой именно финансовые аспекты должны диктовать их поведение и оформлять их жизнь. Нет, люди хотят теснее взаимодействовать именно со своей жизнью, а не с финансовыми взаимоотношениями.

На все это влияют существенные подвижки, которые наблюдаются во всем мире, а в данное время в Российской Федерации. Это, собственно, и раньше в начале 2000 годов, когда случился мировой финансовый кризис. На карте показаны страны, которые лучше других преодолели последствия кризиса, а также показана динамика безработицы.

Мы знаем, что безработица в США снижалась. И мы знаем, что существенно улучшилась ситуация с трудоустройством, но качество рабочих мест стало достаточно низким, а продолжительность безработицы стала очень существенной. На графике показано количество месяцев, в течение которых человек не имел работы. И красным цветом показана ситуация с текущим кризисом. И в течение последних четырех рецессий вот этот график становился все выше и выше, и забирался все дальше, прежде чем ситуация возвращалась в предкризисное состояние. То есть можно сказать, что ситуация на рынке труда не столь прочна и стабильна, как о ней говорят. Это объясняется тем, что население мира стареет, но вынуждено работать дольше с учетом сокращения своих доходов, и с учетом перспективных доходов более молодой категории населения, которые тоже снижаются.

Джереми Пакстон описал свое поколение как людей, начинавших трудовую деятельность, ожидая улучшение своего положения. Сейчас не всегда это справедливо.

Природа спроса описана следующим образом. Во-первых, это спрос, который формируется за счет сбережений на черный день. Это означает, что те сбережения, которыми мы будем располагать, они будут вкладываться. Они будут лежать на депозитах или под матрасом. Это деньги, которые придержаны на случай внезапного заболевания или внезапного неблагополучного развития событий, или для того чтобы каким-то образом справляться с теми проблемами, которые будут перед нами возникать. Как долго сохранится такая тенденция – неизвестно, но совершенно понятно, что эти сбережения имеют низшее качество по сравнению с традиционными сбережениями.

Далее, мировой спрос достаточно негибок. Потребители не отходят от своих моделей потребления. Очень трудно заставить их сделать что-то новое, приобрести что-то новое. Новые платформы, в том числе финансовые платформы, сталкиваются с серьезными сложностями, пытаясь убедить потребителей перейти на эти платформы. То есть наше поведение, потребительское поведение очень негибкое.

Далее, низкий уровень доверия к сектору. Об этом уже говорили. Изменение объемов ликвидности. Об этом тоже упоминалось. Но должен сказать, что по большей части ликвидность рынка сейчас формируется за счет действий центробанков. Carry trade, чем занималась Япония, Новая Зеландия, страны азиатско-тихоокеанского региона и использовали этот источник для финансирования. Так вот теперь такие подходы мы видим в практике Соединенных Штатов, Великобритании, европейских стран. Так вот эта картина с ликвидностью постепенно будет меняться. Я не ожидаю, что Федеральный резерв резко поднимет ставки. Я не ожидаю, что ЕЦБ продлит действия количества смягчений сверх изначально установленных сроков. Мы, наверное, можем ожидать некоторую нормализацию кредитно-денежной политики со стороны Европейского центробанка.

Существующие подходы вряд ли могут сохраняться длительное время. Ликвидность будет постепенно уходить с финансовых и фондовых рынков. Это означает, что постепенно ситуация будет становиться более сложной. Я не думаю, что кто-то из участников предыдущей панели смог убедить вас в том, что есть какая-то одна модель, которой нужно придерживаться. Да и я тоже вряд ли могу вам посоветовать какую-то одну модель или один подход.

К сожалению, ситуация на рынках будет ухудшаться. В этом смысле, если вы занимаетесь ритейлом, если предоставляете услуги, то приходится учитывать изменения в поведении. Необходимо искать такие точки, в которых можно было бы попытаться изменить поведение потребителей, поведение клиентов. И эти точки уже вряд ли могут быть связаны с чисто материальными выгодами.

Гибкость продуктов

Это еще одна важная вещь из того, что можно подарить вашим клиентам. Единые платформы, единые механизмы для работы с разными классами активов, этого будет недостаточно. Необходимо увеличивать дифференциацию, иначе вы не сможете привлечь клиентов и убедить их принести свои деньги. В долгосрочной перспективе нас интересует благополучие наших клиентов, соответственно, нужно быть готовым к длительным отношениям с ними.

Трастовый капитал

Это тоже важная вещь, которая важна для наших платформ, для ваших механизмов. Что касается угроз в долгосрочной перспективе, то они похожи на те, которые имеются в краткосрочной, среднесрочной перспективе. Маржа будет постепенно сокращаться, потому что мы существуем в среде, где сокращаются постепенно объемы кредитования. Для России это очень серьезная проблема, потому что маржа фондирования не будет в краткосрочной перспективе улучшаться. Только что мы задали вопрос. Что происходит в условиях санкций? Я лично считаю, что финансовые санкции сохраняться в течение длительного срока. Это означает, что фондирование банков будет затруднено. Это означает, что будет ощущаться инфляционное давление. Я понимаю, что Центробанк борется с инфляцией, но Центробанк ограничен в своих возможностях по денежной эмиссии. Поэтому проблемы фондирования в России сохраняться и будут весьма острыми.

Доходы

Кроме того, не только вы, инвесторы, не только вы, трейдеры, но и потребители и в России, и в мире в целом не смогут похвастаться крепким положением и сильной позицией, поскольку доходы будут сокращаться и в течение длительного времени мы будем наблюдать этот тренд долгое время, после 20-го года, скажем. В 2012 году Рогов и Хайнц прогнозировали в своей работе примерные сроки, которые необходимы экономике, для того чтобы сократить долю резервных средств. В среднем этот срок составляет 23 года. Это очень долго. В случае Российской Федерации такая проблема тоже присутствует в связи с инфляцией. Но вообще должен сказать, что инфляция – это, наверное, наименее болезненный способ такого делевериджа.

Европейцы предприняли другой подход. В США использован смешанный подход, который предполагает инфляцию и постепенное ослабление валюты. Там активно используется такой механизм как физическое банкротство и банкротство компаний. Это означает, что поведенческие стимулы постепенно будут уходить, а им на смену будут приходить институциональные стимулы. Придется внедрять новые платформы, новые подходы, для того чтобы выживать. Это очень непростая задача.

Демография

С демографической точки зрения это означает, что сейчас мы имеем дело с тремя поколениями. И вот на этой схеме я показываю динамику в сфере народонаселения с точки зрения качества и численности народонаселения. Вот текущее поколение, поколение «Х», как его называют, в отличие от этого поколения мы сейчас имеем дело с поколением 80-х, потому что на нем лежит очень серьезное бремя, связанное с тем, что родители скоро будут уходить на пенсию, нужно будет их содержать, а возможностей по получению дохода у них становится сейчас все меньше и меньше. Вместе с тем они знают как вести себя в условиях риска, знают как можно защититься от этого риска. И поэтому их очень сложно завлечь на рынок в качестве инвесторов. В перспективе формируется новое поколение, те, кто родились в 2000 годы и, собственно, их перспективы на рынке труда достаточно серьезно подорваны существующим положением дел.

Если посмотреть на рейтинг развития человеческого капитала, то Россия показывает очень хороший результаты для лиц старше 15 лет. То есть Россия занимает 13-е место среди стран с точки зрения показателей человеческого капитала для лиц в возрасте от 15 до 20 лет. А когда анализируется ситуация с лицами старше 25 лет, то Россия скатывается на 29-е место. Это говорит о том, что у этих людей просто меньше возможностей для трудоустройства, меньше возможностей для самореализации. Соответственно, чем дольше на рынке труда будет присутствовать более старшее поколение, тем меньше возможностей для трудоустройства, соответственно, для получения дохода будет у более молодых поколений. Это означает, что им придется вести себя очень осторожно. Они быстро выходят на рынок и быстро сходят с него. Они готовы к действиям рынка труда, но они не готовы действовать в качестве инвесторов. Они незнакомы с теми подходами, которые реализуют сейчас на рынке инвестиций и не желают пользоваться ими.

То есть они будут работать в других условиях. В России проблема связана не с демографическими параметрами, а с тем, что этих людей еще надо удержать в стране, чтобы они не уехали. Они разобщены и они очень мобильны. Они быстро принимают данные и быстро реагируют, действуют на основании этих данных. Однако в отличие от предыдущего поколения скорость, с которой они взаимодействуют с миром, не означает, что они не годятся для инвестиций. Они готовы инвестировать и они, по сути, пригодны для долгосрочных инвестиций, а не только для скоротечных торгов. Они, конечно, будут рассматривать долгосрочные перспективы инвестиций, но они вероятнее всего будут готовы брать на себя риски.

В результате возникает ситуация, когда прибыль довольно низкая и спрос на простые продукты. Мы видим, это все достаточно сейчас, потому что сейчас рост торгов идет на валютных платформах, на сырьевых платформах. Простые опции и значительно меньше идет деятельность с акционерными инструментами, и другими более сложными инструментами. Идут внутри дневные торги и сделки. Они проще с точки зрения аналитики данных. Более сложные продукты. Их нужно будет разрабатывать в связи с проблемами, связанными со следующими поколениями, когда рынки вернутся к норме. Когда уровень заимствований приведет к изменению положения на рынках. Вот что касается спроса.

ТЕХНОЛОГИИ Ранее, я говорил о переходе к другим моделям поведения, когда создаются положительные и отрицательные стимулы для инвесторов, когда трейдеры начинают действовать более активно, а не воздерживаться от каких бы то ни было шагов.

Речь идет о понимании поведения и о выборе правильной модели поведения. Когда мы рассматриваем сегодня технологические достижения, важно понять, что происходит нынче. Некоторые вещи вам вполне понятны, криптовалюты, биржи, другие площадки. Это понятно и все это продолжит развитие. В виртуальной реальности имеются большие достижения. Например, то, что касается технологий слежения, визуализации данных, что, безусловно, полезно для финансовых рынков. Кроме того, очень много сегодня делается в области мобильных устройств.

Четырехмерная печать. Вероятно, это для вас еще новая вещь. Это, в общем, обогащенная вариация трехмерной печати. Далее, мы можем говорить о возникновении новых поколений биологических технологий, которые смогут повлиять, например, на всю отрасль фармацевтики и медицины. Так каково здесь место финансов? Сейчас мы находимся примерно вот здесь. Есть некие знакомые технологии, которые уже хорошо развиты и нам понятны. Аналитика основана на больших объемах данных, новые платформы. И это тоже, в общем, понятно, CMC и тому подобные вещи. Мы знакомы с этими вещами. Пока что они не освоены. Есть еще возможность для роста, но это уже нельзя назвать чем-то революционным.

Далее, системы, которые представляют больший интерес. Я, кстати говоря, быстро так прошелся по всей тематике криптотехнологий, которые используются в аналитике, в области предоставления услуг для компаний аналитических, для компаний-консультантов. Это очень важная вещь. Вообще сегодня многие покупают консультации от специалистов.

Кроме того, есть гибридные компьютерные системы, языковые вычислительные системы, которые пока еще не применяются в финансовой сфере, но применять их можно. Это совершенно новые технологии, поскольку эти технологии позволяют работать с гораздо более сложными данными, аналитическими данными, комплексными.

Есть еще технологии, которые будут иметь прорывное значение. Например, bitcoin, криптовалюты. Это рассматривается не как технология, а как некая виртуальная валюта. Проблема, связанная с такой валютой, лежит вот в какой сфере. Есть два предположения. Во-первых, это некая валюта, которая представляется совершенно анонимным средством платежа. Тут используются технологии block chain. В чем здесь вопрос?

Для того, чтобы bitcoin стали средством платежа, необходимо отказаться от анонимности, потому что операции происходят не в пустоте. Должна быть некая юридическая структура. Bitcoin как валюта, по сути дела, вредит сама себе. Есть еще одно соображение, которое кажется несколько необычным. Bitcoin c одной стороны дает понимание, что это реальная валюта, поскольку наличие bitcoin ограничено математическим алгоритмом. А с другой стороны, для инвестора трудно понять, каким образом можно доверять этому алгоритму, можно ли доверять алгоритму больше, чем Эльвире Набиуллиной. Но мне представляется, как человеку с математическим образованием, что эти валюты во многом лучше тех, которые они призваны заменить.

Здесь важно понимать значение технологии block chain. Это очень многообещающие технологии и сегодня их пытаются применять очень интересными способами. Если вы работаете с bitcoin, я бы на вашем месте был очень осторожным. Кроме того, сегодня возникают системы программного обеспечения, которые могут моментально реагировать на индивидуальное поведение отдельных пользователей, включая и инвесторов, включая и другие категории участников финансового рынка. Автономная аналитика и автоматизация на уровне программного обеспечения, системы безопасности, все дают очень серьезные перспективы.

В настоящее время существуют проблемы с доверием. И эта проблема с доверием, проблемы утечек информации от участников, потеря конфиденциальности. Все это проблемы. Эти проблемы могут быть решены при помощи нового поколения программного обеспечения. Это может работать на различных уровнях. Программное обеспечение становится очень кастомизированным, настроенным на индивидуальные потребности пользователя. И такое программное обеспечение дает вам именно те рекомендации, которые для вас наиболее актуальны. И в данном случае инвесторы и трейдеры получают новые возможности. Пока что, в общем, системы эти весьма дороги. И только большие банки могут позволить себе сложные аналитические системы.

С высоты птичьего полета. Что все это значит? Это значит то, что развитие технологий усложняет взаимодействие на рынке. Для вас это может быть любопытно, если, например, инвестируете в сырьевые ресурсы, в валюты.

Что происходит с рынком, когда будет развиваться новая технология? Повышается скорость операций. В результате все это поменяет лицо рынка. Я проводил исследование этой тематики вместе со своими коллегами, рассматривая различные активы. Здесь, например, вы видите нефть, золото, американский доллар. Мы также рассмотрели британскую валюту, облигации, американские, британские, акции американских компаний. Мы также проводили исследования по bitcoin.

Результаты получились интересными с эконометрической точки зрения, но это не так актуально для инвесторов. В общем, изменение природы рынка в ближайшие годы будут таковы, что казалось надежным, различные инструменты, которые обеспечивали гарантии, надежность сделок, перестают играть свою роль. Например, золото, как обеспечение американского доллара. В общем, это ненадежное убежище в случае крайней волатильности, например. Но также нельзя использовать его в качестве инструмента хеджирования. Это серьезное изменение, так сказать, исторического масштаба. Это связано с технологиями проведения операций.

По разным классам активов есть различные аспекты управления рисками в различных парах, которые рассматриваются в динамическом режиме. Мы видим большую потребность в новых инструментах и эта тенденция явно будет оставаться с нами в течение длительного времени. Потоки информации сегодня развиваются, увеличиваются быстрее, чем мы можем их анализировать. В результате возникают более сложные модели поведения, для того, чтобы решить эту проблему такого дефицита. Увеличение скорости операций приводит к неопределенности финансовых систем.

Посмотрите на различные ситуации происходящие на рынках капитала. Сегодня мы видим, что различные сценарии протекают на совершенно новых временных горизонтах. Сегодня мы видим изменение продолжительности финансовых циклов. От 10 лет в 70-е годы сегодня мы пришли к 2-3 годам. Все двигается гораздо быстрее, и все совсем не так очевидно и понятно. Например, посмотрите на различные модели оценки. Модель GARCH, которая используется на волатильных рынках.

Вы должны знать о том, что в зависимости от алгоритма, от набора данных вы можете получить различные результаты. При этом мы продолжаем использовать стандартные эконометрические модели. Есть синтетические фонды и их проблемы увеличиваются. Я думаю, что мы вернемся скорее к органической модели, поскольку синтетические фонды и активы поменяли свою, так сказать, природу. Золото здесь является хорошим примером.

Сегодня регулирование по синтетическим фондам значительно отличается в различных юрисдикциях. Мы видим, что сокращаются прибыли и эта тенденция также долгосрочна. Если вы думаете, что здесь все поменяется, то это напрасно. Увеличиться могут только риски, связанные с ликвидностью. Доступность ликвидности будет снижаться. Таким образом, в результате высокую прибыль можно будет получить только за счет повышения уровня риска. Во многих экономиках уровень долговой нагрузки снижается. Сейчас вообще трудно формулировать какую-то внятную стратегию. Однако это уже касается другой темы.

ИНСТИТУТЫ Каким образом меняются институты, вся экосистема? Есть различные участники, торговые площадки, финансовые площадки, традиционные банки, другие финансовые организации. Кто сейчас опускается, кто поднимается в этой экосистеме? Сейчас очень интересный момент. Мы сейчас познаем новую модель. Пока что мы находимся под впечатлением от возникновения новой платформы. И работа на ней будет отличаться от привычной модели. Мы исчерпываем пул ликвидности и он будет сокращаться в будущем.

Мы сейчас видим некое противопоставление между традиционными вещами и вещами новыми. По мере движения вперед, с точки зрения потребителя и инвестора, мы ожидаем снижения спроса, фрагментации спроса. И все это продолжится достаточно долгое время. Это означает, что будет происходить давление в области ликвидности, одновременно с другими элементами. Мы видим, что старые игроки возвращаются, возвращаются активно, агрессивно, пытаясь отыграть потерянные позиции. Банки активно инвестируют в финтехи, используя различные инструменты слияния и поглощения.

Но при этом есть и еще одна сторона, еще один игрок. Где он может себя проявить? Я говорил уже, что потоки данных настолько высоки и велики, что банки не справляются с ними. Да даже и регулирующие организации не могут с ними справляться. Данных от банков поступает больше, чем регуляторы могут проанализировать. Они это признают. Собственно, ЕЦБ получает больше данных, чем он может обработать. Так что большое количество данных просто складывается в ожидании обработки. В этой среде увеличивается степень сложности и скорости транзакций, вот. И сегодня идет конкуренция в многомерных, так сказать, стратегиях. Выигрывают те, кто увязывает быструю обработку данных со своей стратегией. Какую можно использовать стратегию?

Стратегия, основанная на низкой марже и использовании стратегии рынка. Большинство из вас считают, что подход, связанный с теорией Уоррена Баффетта, должен быть связан с идеями довольно старыми, которые имеют корни в 30-х годах. Я бы сказал, что здесь речь идет о том, каким образом использовать средства, которые имеются в компании с тем, чтобы максимально эффективно инвестировать эти средства. Это вопрос, который найдет свое воплощение и стоимость заимствования будет увеличиваться. Это связано с действиями центральных банков. В этом случае нужно будет найти тех, кто позволит заимствовать по более низким ставкам, для того чтобы обеспечить долгосрочные инвестиции. И таким ресурсом являются инвестиционные компании. Если вы являетесь инвестициональным инвестором, то у вас конкурентами будут не новые платформы и не трейдеры, а те, у кого имеется доступ к дешевым средствам. На этом свое выступление завершаю.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Как технологии меняют

Поделитесь с друзьями: