InvestFuture

Минфин:Россия оптимизирует расходы и снизит инфляцию

Прочитали: 48

Россия вступает в сложный год. Глава Минфина Антон Силуанов в эксклюзивном интервью рассказал о параметрах бюджета и основных проблемах финансового сектора.

Антон Германович, здравствуйте! Подводя итоги этого года, как исполнен бюджет 2015?

Бюджет был непростой. Год действительно непростой сложился в условиях сокращения доходов бюджета в связи с изменением внешней экономической конъюнктуры. Тем не менее основные параметры мы выдержали. Дефицит бюджета сложился ниже, чем мы изначально планировали. Изначально план был чуть более 3%, мы исполним бюджет в размере с дефицитом в размере 2,8-2,9% ВВП. Это лучше. Мы сможем в результате потратить меньше резервов. Объем трат наших резервов составит около 2,6 триллиона рублей.

Да, действительно, мы принимали меры по увеличению доходной базы бюджета. Здесь хочу сказать, что неплохо сработала налоговая служба, и те меры в части администрирования основного налогового источника - это НДС, дали свои результаты, несмотря на то что экономика замедлялась и темпы были отрицательные, поступления основного налогового источника - налога на добавленную стоимость - росли. И это результат того, что наши налоговики применяют передовые методы учета, администрирования налогов. Были введены новые правила и принципы администрирования налогов, которые не позволяют уходить от уплаты налога на добавленную стоимость так, как это было в прошлые годы.

В результате можно сказать, что в этом году и в следующем году мы существенно усилим нашу работу в части увеличения сбора налоговых поступлений в бюджетную систему.

По расходам. В начале года мы приняли целый ряд мер по оптимизации расходов. Они дали свои результаты как с точки зрения балансировки бюджета, ну и в первую очередь эта мера дала результат балансировки макроэкономических показателей. Инфляция замедлилась, улучшился ряд параметров, поскольку мы в бюджете перераспределили ресурсы с менее эффективных расходов на так называемые точечные антикризисные меры, и таким образом через перераспределение приоритетов мы поддержали ряд ключевых отраслей, таких как сельское хозяйство, мы поддержали строительную сферу, поддержали машиностроение, автомобилестроение. Это очень важно, поскольку в нынешних непростых условиях эти отрасли как раз чувствовали наибольшее напряжение, после того как изменилась ситуация в экономике.

Поэтому через бюджет мы смогли помочь высокотехнологичным и ключевым отраслям, которые обеспечили в конечном счете где-то рост, а где-то просто меньше снижение темпов, если бы не было такой поддержки. И последнее хочу сказать, что мы неплохо поработали на финансовом рынке.

В полном объеме в текущем году выполнен план по заимствованию. Такого не было за последние годы, и сделано это было благодаря чему? Благодаря тому, что мы использовали новый инструментарий для инвесторов, которые желают вкладываться в государственные бумаги Российской Федерации.

Мы использовали два новых инструмента, помимо того, что выпускали облигации федерального займа с фиксированной доходностью. Два новых инструмента - это привязанная к индексу так называемая зона доходности на рынке, а также к инфляции. Вот эти два последних инструмента пользовались особым спросом со стороны инвесторов. И после того как мы приняли меры и по консолидации бюджета, приняли меры по антикризисном реагированию, хочу сказать, что инвесторы очень с охотой вкладывались в эти бумаги, и в том числе иностранные инвесторы.

В последние годы мы видим, наоборот, приток иностранных инвестиций в финансовый сектор, в первую очередь в государственные ценные бумаги, а также в бумаги наших корпораций, которые также начали пользоваться большим спросом, в связи с тем что и государство в лице Минфина выпустило интересные инструменты, и аналогичные инструменты стали выпускать наши корпоративные инвесторы.

Таким образом, несмотря на все напряжение в экономике, внешнюю среду, бюджет исполнен в полном объеме, выполнены все обязательства социальные. Выполнены все обязательства и перед хозяйствующими субъектами, которые были заложены в бюджете. И в этих условиях нам даже, еще раз повторюсь, удалось снизить плановые траты резервов и сократить дефицит бюджета.

Как сработали меры по дестабилизации, которые принимались в конце прошлого года - мы с вами их обсуждали, и в начале 2015-го?

Я уже частично ответил на этот вопрос. Хотел бы остановиться на тех мерах, за которые отвечал Минфин. Хочу сказать, что мы в качестве одной из важных таких антикризисных мер перед собой ставили задачу помочь субъектам Российской Федерации в выполнении их обязательств, поскольку, безусловно, ситуация в экономике сказывается и на доходную часть бюджетов регионов. При этом никто задачи по выполнению майских указов президента не отменял для субъектов РФ. Поэтому мы помогли регионам как с точки зрения выполнения своих обязательств, помогая в виде дотаций на балансировку их бюджетов, так и приняли антикризисную меру по увеличению бюджетных кредитов субъектов РФ, которые предоставляются практически бесплатно – под 0,1 ставку процента. И, что важно, что мы, существенно увеличив объем такого бюджетного кредитования, сумма общая превысила 310 млрд рублей кредитов, мы изменили структуру долга бюджетов субъектов РФ, увеличив долю бюджетных кредитов и сократив долю коммерческих дорогих кредитов.

Не секрет, что в последние годы регионы существенно нарастили свои долги, и наращивая эти долги в первую очередь за счет увеличения дорогих банковских кредитов. И антикризисные меры помогли снизить напряжение с точки зрения обслуживания долга и улучшили структуру долга субъектов РФ.

Вторая мера антикризисная, за которую был тоже ответственен бюджет, Минфин и было возложено на бюджет, хочу сказать, что очень неплохо сработал, это поддержка ипотеки. Потому что это поддержка целого строительного комплекса. С одной стороны, но это даже не самое главное, главное то, что мы помогли нашим гражданам, семьям, которые хотели приобрести жилье и которые столкнулись с тем, что кредиты ипотечные серьезно подорожали.

Мы приняли решение в правительстве, и Минфин реализовывало эту норму о том, что в этом году принята программа, которая предусматривает определение предельной стоимости ипотечных кредитов не выше 12%. На разницу, все, что выше этой суммы, была предусмотрена субсидия в федеральном бюджете. Такая программа продолжится до апреля следующего года. Хочу сказать, что она неплохо сработала: более 170 тысяч кредитов было выдано под ипотеку. Мы поддержали строительный комплекс таким образом и главное, что сохранили возможности получить жилье нашим семьям. Поэтому хочу сказать, что в этой части мы также неплохо сработали.

Из бюджетных средств были поддержаны наши банки в начале года. Какие результаты эта поддержка дала?

Да, абсолютно правильно вы сказали, что это была наша основная задача. И решение о поддержке банковского сектора было принято в конце 14-го года. Мы приняли решение об увеличении капитализации агентства по страхованию и вкладам на триллион рублей, и в течение этого года мы разработали механизм и осуществили капитализацию банков на эту же сумму практически в полном объеме поддержали тем самым банковский сектор.

По оценкам и экспертов, и банковского сообщества это было абсолютно правильное решение, поскольку в нестабильной ситуации в первую очередь страдают банки, у которых обесцениваются залоги, у которых необходимо доначислять резервы. А это все приводит к уменьшению прибыльности, убыточности банков , и соответственно ослабления финансового сектора. А устойчивый финансовый сектор – это основа того, что несмотря на кризисные явления, экономика будет функционировать. Эту задачу мы решили.

Мы помогли крупным системоустойчивым региональным банкам. Последние решения принимались в конце 2015 года, буквально сегодня прошло заседание Агентства по страхованию вкладов, на котором были распределены оставшиеся средства из того триллиона, который был внесен в капитал Агентства по страхованию вкладов.

Устойчивость для банковской системы была обеспечена. Была также обеспечена и гарантия наших вкладчиков в ключевых банках, которые получили возможность функционировать несмотря на снижение достаточности капитала, которое произошло в текущем году. Мы этими мерами помогли обеспечить стабильность капитала банковской системы.

Что теперь ждет нашу экономику? Вот многие наши экономисты и политики говорят про то, что пик кризиса пройден, а вот например, Всемирный банк недавно опубликовал свое исследование, где говорится, что впереди Россию ждет падение ВВП. Там, в частности, сказано, что давление на рубль вырастет, ЦБ откажется от смягчения кредитно-денежной политики, вырастет стоимость кредитов в стране. Это ударит соответственно по бизнесу, плюс еще санкции со стороны США и ЕС продлены, с Турцией введены. Вот на ваш взгляд как все это повлияет и все-таки к какому мнению вы больше склоняетесь?

Прогнозы на этот год были у некоторых достаточно пессимистичные.Они не оправдались?

Были такие суждения о том, что экономику России разорвет от санкций, от снижения цен на нефть. Мы получим высокую инфляцию, высокие большие спады. Тем не менее, да, действительно, спад экономики у нас есть, но он не такой, как прогнозировалось некими скептиками. Инфляцию удалось стабилизировать.

Основная инфляция была вызвана в начале текущего года изменением курсовых соотношений, потом методами бюджетной и денежно-кредитной политики нам удалось стабилизировать инфляцию.

В следующем году, будет он непростой год, действительно. Последнее изменение прогнозов говорит о том, что мы можем видеть более низкие цены на наши основные товары экспорта. Действительно это скажется конечно, безусловно на притоках валюты в страну, скажется на возможных темпах роста экономики. Но здесь нужно быть готовым и правительство подготовило целый ряд мер реагирования на различные ситуации, на различные изменения ситуации как внешние, так и внутренние. Поэтому у правительства есть план, мы не называем уже, это не антикризисный план, мы живем в новых реалиях.

Правительство будет поддерживать также ключевые отрасли экономики, что позволит нам обеспечить рост отдельных отраслей экономики, а также стабилизацию падения и сокращения темпов падения тех отраслей, которые в этом году чувствовали себя не так хорошо, как это было пару лет назад. Поэтому мы подготовили меры по стабилизации бюджета. Задача президента обеспечить 3%-й дефицит, 3%-й к ВВП дефицит будет реализовываться, несмотря на все изменения, которые произошли.

Правительство будет заниматься оценкой эффективности тех расходных обязательств, которые есть. У нас еще достаточно таких обязательств, которые мы считаем можно, за счет которых можно улучшить структуру бюджета. Здесь речь идет, конечно, и о части социальных обязательств, которые предоставляются несмотря на нуждаемость, или отсутствие этой нуждаемости. Это большие очень ресурсы. Есть ряд субсидий, которые можно будет пересматривать с учетом снижения темпов инфляции в следующем году. А эти субсидии предоставлялись предприятиям в условиях достаточно высокого уровня потребительских цен.

Темпы инфляции будут снижаться в следующем году?

Безусловно. Темпы инфляции мы планируем на уровне 6-7% против 13% с небольшим в текущем году. Поэтому есть инструментарий для того, чтобы нам продолжить работу с расходной частью бюджета. Но основное конечно, в следующем году с точки зрения Минфина, основное внимание будет уделяться мобилизации тех ресурсов, которые мы должны собрать для финансирования наших расходных задач и тех обязательств, которые включены в бюджет.

Мы приняли план мобилизации доходов. У нас будет, сейчас уже идет работа по интеграции информационных систем налоговой и таможенной служб, а также Росалкогольрегулирования с тем, чтобы мобилизовать те доходы, которые сегодня мы не видим, и которые налогоплательщики целый ряд которых уходит из-под контроля страны налоговой и таможенной служб.

Именно путем интеграции информационных систем мы сможем проследить всю цепочку прохождения товаров, особенно если речь идет о товарах, которые к нам поступают по импорту, и сможем отследить правильность налогообложения, как в виде импортных сборов, так и начисления НДС по товарам, которые поступают к нам по импорту.

Все-таки основной источник доходов для нас это нефть. Вот сейчас цены на нефть сильно снижаются. В бюджет на следующий год заложена цена в 50 долларов за баррель. Есть разные прогнозы. Герман Греф, например, недавно сказал, что нефть еще снизится на 10%. Есть прогнозы и на 15, на 20 долларов за баррель. Вот вы к каким прогнозам больше склоняетесь?

Действительно, сегодняшняя цена составляет около 35 долларов за баррель на нефть марки Urals. Мы должны быть готовы к любому развитию ситуации вокруг цены на нефть. Тем не менее наши оценки на следующий год составляют около 40 долларов за баррель при оценке дохода в бюджет. Поэтому при 40 долларов за баррель есть понимание, как нам действовать.

Подготовлены предложения и меры, часть из них, я уже сказал, - это работа с доходами, это и приватизация, это и консолидация расходной части бюджета. Поэтому будем смотреть и будем реагировать уже в начале следующего года.

Будет ли пересматриваться, корректироваться бюджет после I квартала?

Мы подготовили перечень мер по работе с расходами. Да, действительно, такие предложения готовы. Сейчас министерства и ведомства получили определенные ориентировки по работе с расходной частью бюджета. Мы договорились о том, что будем заниматься уточнением государственных программ. Ну и соответственно, если ситуация не изменится, то будем в конце квартала готовить предложение по уточнению.

Ну удастся уложиться на следующий год в дефицит бюджета в 3% от ВВП?

Это наша задача.

Вы также отмечали, что чистые заимствования в бюджет в следующем году вырастут от 300 млрд рублей. Означает ли это, что сейчас политика Минфина будет потихоньку смещаться в сторону увеличения госзаимствований?

Безусловно, в условиях, когда идет давление на доходы, мы используем для финансирования наших расходов обязательств все возможные ресурсы, в том числе и увеличения заимствований. Поскольку альтернатива какая: либо тратить резервы в ускоренном порядке, либо осуществлять еще и заимствование на рынке.

Мы в следующем году несколько их увеличиваем по сравнению с текущим годом. Хочу сказать, что действительно объем чистых заимствований возрастет. В этом году около 80 млрд долларов у нас объем чистых заимствований. В последующем году 300, ну плюс еще и право выхода на внешние рынки заимствований в размере до 3 млрд долларов США.

Поэтому мы будем задействовать речь тот инструментарий, который хорошо себя показал в текущем году. Плюс мы выпустим бумаги для населения, посмотрим как они будут восприняты населением. Считаю, что это тоже один из новых инструментов, которые мы задействуем в будущем году. А также будем смотреть целесообразность выхода на внешние рынки, будем смотреть окна наиболее подходящие, наиболее выгодные для РФ с точки зрения внешних заимствований

Резервы, их на сколько хватит? Потому что были страшилки осенью этого года по поводу того, что в 2017, максимум в 2018-м они могут вообще закончиться?

Ну по бюджету – мы должны израсходовать резервы в следующем году на сумму 2,1 трлн рублей, чуть более триллиона должно остаться в резервном фонде. И общий объем фонда национального благосостояния – более 4 трлн рублей, то есть, резервы есть. Но это при 50 долларов за баррель. Безусловно, если цены на нефть будут ниже этой отметки, а мы говорим о том, что надо рассчитывать, и мы считаем, в наши ориентиры исходя из 40 долларов за баррель, безусловно это может привести к давлению не резервы. И в этом случае как раз меры в части дополнительных доходов, приватизации, работа с расходами, должны нам дать тот эффект, который позволит нам сохранить, с одной стороны, и резервы, с другой стороны обеспечить 3%-й дефицит бюджета, как это было поручено президентом РФ.

Средства из ФНБ на поддержку ВЭБа будут тратиться?

Мы сейчас рассматриваем вопросы обеспечения устойчивости ВЭБа в следующем году. Безусловно, ВЭБ, как государственный институт, развитие сохранится. Устойчивость его будет обеспечена в любом случае. Поэтому сейчас рассматриваются несколько подходов для поддержки ВЭБа в следующем году.

Документы сейчас находятся в работе. Но что очевидно, что деятельность ВЭБа в следующем году продолжится как институт развития с одной стороны, а с другой стороны государство подставит плечо для обеспечения ВЭБом своих обязательств, как по внешним, так и по внутренним привлечениям, которые ранее были осуществлены в случае необходимости. Поскольку у ВЭБа есть достаточный ресурс устойчивости, при необходимости государство поможет.

Ну а какие меры поддержки сейчас рассматриваются? Вот говорилось о том, что это будет делаться за счет пролонгации депозитов и снижения процентной ставки или еще какие-то механизмы будут задействованы?

Эти решения уже приняты. Мы договорились о том, что ставка по депозитам средств, размещенных за счет средств ФНБ будет снижена, существенно снижена – до 0,25%.

Мы договорились о том, что ВЭБ получит доступ к ликвидности, которые есть у бюджета, то есть казначейство сможет свою ликвидность размещать не только в отобранных коммерческих банках, но и размещать в ВЭБе.

Мы договорились о том, что Центробанк по своим депозитам также пример меры, аналогичные по улучшению баланса ВЭБа. Поэтому это те первоочередные меры, часть из которых уже принята, часть из которых будет принята, и они позволят обеспечить текущую ликвидность Внешэкономбанка.

Антон Германович, вот еще одна тема, за которой все в конце года сейчас внимательно следят – это ситуация с долгом Украины. Номинально еще Украина может решить этот вопрос без юридического вмешательства. Понятно, что этот исход, он маловероятен, но тем не менее, украинские коллеги, они как-то пытаются с вами связаться, договориться, вообще какой сейчас диалог идет по этому поводу, потому что, насколько я знаю, вопрос должен решиться до 31 числа.

Да, абсолютно так. Нам жалко, конечно, что украинские коллеги заняли неконструктивную позицию. Дело в том, что должники, как правило, выходят кредиторы с предложением, пытаются урегулировать свои долговые обязательства. В отношении Украины такого не было, все получилось наоборот. Российская Федерация сделала на наш взгляд очень такое комфортное для Украины предложения – рассрочки долга на три года.

Мы говорили о необходимости включения этих обязательств в программу МВФ по поддержке Украины и предоставлении гарантий. Мне казалось что это очень льготное предложение и украинские коллеги должны были реагировать. Тем не менее мы такой реакции не увидели, наоборот, после этого последовали заявления о том, что все равно Украина не будет платить по своим долгам.

К сожалению, это констатация дефолта Украиной по суверенным обязательствам. Это существенно, конечно, испортит им историю как должника, как заемщика, поскольку даже после реализации программы с МВФ, даже после того, как Украина нам заплатит, я не сомневаюсь, что это будет сделано, тем не менее, история, как недобросовестного заемщика страна Украина сохранится надолго. И такие решения просто так не проходят. Тем не менее мы действительно до 31 числа ждем еще возможности то, что Украина будет с нами на связи.

А с вами связывается кто-то из Украины, может из МВФ?

Нет, таких предложений по урегулированию своих долговых обязательств Украины мы не получали. После 31 числа, если ничего другого не произойдет, мы действительно будем обращаться в арбитражи международные за защитой наших интересов, как кредиторов. Нам эти деньги нужны для своих проектов, для развития инфраструктурных проектов. Эти деньги были вложены за счет средств Фонда национального благосостояния, который мы сейчас инвестируем в нашу экономику. Поэтому будем добиваться возврата тех средств законными методами.

А на Украине получается с Нового года будет дефолт, если они не оплатят свои долги?

Да, безусловно.

А если говорить о ситуации после 31 числа. Вот как она будет развиваться в плане действия российской стороны. А как будет выглядеть судебное разбирательство. Какое время это займет, какие могут быть приняты решения, каким образом эти деньги могут быть возвращены в наш бюджет?

После 31 числе мы обратимся, как и предусмотреть в проспекте эмиссии в случае невозврата долга в арбитраж. Это будет арбитраж по английскому законодательству. Хочу сказать, что мы расцениваем как очень высокие шансы на выигрыш этого арбитража, поскольку других решений быть не может. Да, конечно, это может затянуться по времени. Сколько это займет времени сейчас сложно сказать. Но тем не менее, если в этот период наши украинские коллеги изменят свою позицию и вернутся к обсуждению вопроса погашения своего долга, мы будем готовы рассматривать их предложение. И находясь в судебных разбирательствах с украинской стороной.

Ну как много времени это все может занять и в полном ли объеме могут вернуться деньги?

Мы будем добиваться полного возврата той задолженности, которая есть у Украины перед Россией.

- А временной промежуток?

Ну, это будет зависеть от процедур.

Ну, обычно, как правило, сколько это занимает времени?

Я думаю, что в течение следующего года мы должны объявить решение.

Рассматривает ли Россия такой вариант, при котором наша страна пример ответные меры в отношении, например, украинских активов и через международные суды на них может быть наложен арест, либо на активы, либо на недвижимость. Ну у нас были уже такие прецеденты таких решений?

Ну, это как раз решение суда должно быть такое, которое позволит нам взыскивать задолженность с тех активов…

То есть такой вариант судебного решения тоже рассматривается?.

Да, для которых мы можем возложить эту ответственность. Будем работать и искать эти активы у рамках судебных решений. Антон Германович, у меня последний вопрос. Как решение Центробанка может изменить правила при обмене гражданами валюты, необходимость заполнять анкеты, предоставлять ИНН, предоставлять больше данных. Скажите, эта мера, она принимается для чего и к каким сложностям для граждан в итоге это может привести?

Эта мера направлена в первую очередь на контроль за движением валютных средств. Вы знаете, что Россия является членом FATFA, то есть той организации, которая занимается антиотмывочными мероприятиями, и контролем за движением незаконных ресурсов, незаконных валютных средств.

Мы присоединились к этой организации и действия Центробанка направлены на предотвращение возможности уклонения от выполнения действующих законов. Значит от возможной легализации незаконно приобретенных доходов. Это ни коем случае не является мерой, которая в последующем, я просто читаю тоже прессу, в последующем может быть использована для введения налогов на валютообменные операции.

Хочу сразу заявить, что это не так. Никаких планов в правительстве по введению дополнительных налогов, в том числе на валютообменные операции нет. Это просто мера контроля Банка России за операциями с валютой. Никаких налоговых последствий эта мера носить не будет.

То есть для граждан это никаких последствий абсолютно.

Вопрос следующий – как сделать так, чтобы те процедуры, которые сегодня есть по обмене валюты и последующее изменение этих процедур, с точки зрения заполнения определенных бланков отчетности, заполнения определенных там бумажек не привели к тому, что эта операция была бы дискомфортна для граждан. Здесь Центральный банк, я думаю, вместе с банками найдется необходимое решение.

Спасибо вам большое за интервью!

Беседу провела ведущая ТК «Россия-24» Мария Бондарева

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Минфин:Россия

Поделитесь с друзьями: