InvestFuture

Насколько реальны страхи перед немецкой экспансией?

Прочитали: 46

Последним знаком того, что Brexit (выход Британии из состава ЕС) вполне возможен, стала передовица британского таблоида The Sun, на которой ЕС характеризуется не иначе как "неуклонно расширяющееся доминирующее германское государство".

Возможно, сторонники Brexit, также как и Дональд Трамп, основывают свои доводы на эмоциях, а не на фактах. Однако стоит задаться вопросом, действительно ли Германия доминирует? В этом вопросе пытается разобраться колумнист Bloomberg.com Леонид Бершидский.

В 2011 году вышел материал колумниста Daily Mail Саймона Хеффера о возможном появлени "четвертого рейха" - новой немецкой попытке завоевать Европу в посткризисный период. Хеффер считает, что Германия пытается сбалансировать свой бюджет и скоординировать экономическую политику в качестве первого шага на пути к "фискальному союзу, который даст возможность Германии диктовать условия для остальной части Европы".
Спустя пять лет ничего подобного не произошло, так что совершенно неясно, что имело в виду издание The Sun: ни одно государство не может существовать без общей налоговой системы. Предположительно, речь идет о ненавистной бюрократии ЕС в Брюсселе, а вовсе не о доминировании Германии.
Самая высокопоставленная немецкая персона в иерархии ЕС - президент Европарламента Мартин Шульц.
Законодательная власть ЕС слабее, чем любой из национальных парламентов, не в силах даже инициировать закон. Те, кто это заседает в составе Европейской комиссии всего лишь безликие технократы. Немцы из них составляют лишь 10%, в то время как население Германии составляет 16% от всего населения ЕС.
Примерно столько же итальянцев и бельгийцев среди управленцев в органах ЕС. И неверно полагать, будто немцев чересчур много в правлении: их высокая концентрация присутствует лишь в аналитическом центре комиссии.
Германия, действительно, берет на себя слишком много, когда дело доходит до вливания денег в рамках программ помощи ЕС. ВВП Германии в 2015 году составил около 20,7% от всего объема ВВП ЕС, но при этом доля в финансировании бюджета ЕС достигла 21,4%.
ВВП Великобритании составляет 16% от ВВП ЕС, при том, что доля в финансировании бюджета составила лишь 12,6%. Поэтому у Великобритании нет оснований для того, чтобы жаловаться на немецкое доминирование в вопросах финансирования программ ЕС.
Те, кто является сторонником выхода Великобритании из ЕС, в первую очередь, воспринимают Германию слишком мощным политическим и экономическим центром, который влияет на принятие решений в ЕС.
На самом деле канцлер Германии Ангела Меркель подтолкнула европейцев к введению санкций против России. В прошлом году она и министр финансов Германии Вольфганг Шойбле взяли на себя инициативу при принятии решения о том, как необходимо поступать с кризисом в Греции. Приглашая сирийских беженцев в Германию, Меркель не советовалась практически ни с кем в ЕС.
Если кто и определяет европейскую политику в период очередного кризиса, так это Меркель. Или "Меркиавелли", как окрестили ее итальянские журналисты Витторио Фелтри и Дженнаро Сангиулиано в своей книге "Четвертый рейх".
Германия, конечно, одна из самых больших экономических сил этого блока и самая густонаселенная страна в ЕС, однако если ЕС и создавался изначально для того, чтобы в первую очередь дать институциональное преимущество более крупным странам, никто бы не присоединился к нему. Политическая власть Меркель и Германии исходит из готовности взять на себя ответственность, в том числе и финансовую.
В финансовом плане Греция не удержалась бы на плаву без немецких денег. Будучи крупнейшим кредитором, она, естественно, имеет больше прав, чем другие страны в переговорах в отношении условий финансовой помощи.
Немецкие политики чувствовали ответственность за сохранение зоны евро. Возможно, потому что Германия выигрывает экономически от установления единой валюты с более слабыми экономиками.
Германия является безопасным убежищем для инвесторов, когда другие страны евросоюза испытывают не лучшие времена. Это не заслуга Германии, однако у нее довольно сильная экспортно-ориентированная экономика: то, к чему другие страны ЕС тоже должны стремиться, в том числе, и Великобритания, чей экспорт в прошлом году достиг лишь трети от объема экспорта Германии. И эту сторону "доминирования" Германии нельзя контролировать или даже игнорировать – это просто самая настоящая экономическая мощь.
Меркель также взяла на себя инициативу в отношении беженцев, ибо ее правительство готово нести необходимые расходы. Другие страны к этому не готовы. В прошлом году в Германию поступило 441,800 ходатайств о предоставлении убежища беженцам по сравнению с 38,370, которые приняла Великобритания.
И финансовая помощь Греции и кризис с беженцами показали пределы немецкого господства: самой крупной нации в ЕС разрешено лидировать, значит, она обладает самым влиятельным голосом в бесконечных спорных переговорах – но только при условии, что она готова делать больше вложений, чем остальные. Но даже тогда другие страны могут не одобрять ее действий: Германия эффективно изолировала беженцев и вынуждена была заключить унизительную сделку с Турцией, дабы снизить их приток. А для относительно безболезненных санкций России – это предложение более дорогостоящее для Германии, чем для большинства других членов ЕС.
Германия во главе с Меркель стремилась сохранить ЕС и зону евро, и это получалось с переменным успехом. Хеффер предположил, что это могло вылиться в более тесную интеграцию, фискальный союз, наподобие «федеративного государства» - однако, Меркель не проявила политической воли для подобного шага. Немецкое правительство не станет настаивать на более тесной интеграции, ибо это пробудит воспоминания о нацистском министре пропаганды Йозефе Геббельсе и его громких прогнозах о Европе на 2000 год:
"С высокой степенью уверенности можно предполагать, что Европа станет единым континентом в 2000 году, на территории Германии не будет ее врагов, более того, в 2000 году немецкая нация станет интеллектуальным лидером цивилизованного человечества".
Спустя 70 лет после смерти Геббельса опасения перед "Четвертым рейхом" стали самым большим препятствием для германского руководства, не говоря уже о доминировании в рамках европейского проекта.
В то же время, Меркель с радостью отказалась бы от руководства в ЕС, если кто-то еще был бы заинтересован в сохранении союза и готов был бы нести все расходы. Франция, однако, счастлива играть вторую скрипку, ибо экономически она менее стабильна. И альянсы других стран, таких, как восточно-европейская антииммигрантская коалиция, чисто ситуационные, никто из них не претендует на то, чтобы взять на себя ведущую роль.
Немецкое доминирование в ЕС в 2016 году – это миф. Единственным преимуществом Германии над своими соседями является сильная экономика. ЕС не превратится в федеративное государство в ближайшее время, противники более тесной интеграции должны благодарить за это застарелый комплекс неполноценности Германии.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Насколько реальны страхи

Поделитесь с друзьями: