InvestFuture

Кудрин: зарплаты должны вырасти с инфляцией

Прочитали: 38

О перспективах бюджетной политики, повышениях зарплат бюджетников, заморозке повышения налогов в ближайшее время, эффективности госрасходов, разработке стратегии развития экономики до 34 года рассказал в интервью Алексей Кудрин, глава Центра стратегических разработок на экономическом форуме в Сочи.

- Начну с "завтрака" Сбербанка. Очень резонансная история, некоторые СМИ извратили ваши слова. Сказали, что вы фактически предложили сейчас не повышать зарплату. На самом деле речь шла о том, чтобы подумать каким образом наладить эту корреляцию между майскими указами и увеличением доходов россиян, прежде всего бюджетников. Объясните, пожалуйста, что вы имели виду, потому что думаю, что это теперь нелишне?

- На "завтраке" Сбербанка мы обсуждали перспективы бюджетной политики. И все мы понимаем, что сейчас снижения цен на нефть, доходы бюджетов снизились и расти будут очень медленно. Вопрос: как повышать расходы в самых важных отраслях – образовании, здравоохранении, строительстве инфраструктуры. Я выступил за повышение расходов в этих отраслях, потому что они определяют сегодня, насколько экономика сможет быстро расти, это так называемые продуктивные расходы, а не в качество человека, его производительность.

Вопрос: а какими темпами зарплата должна в связи с этим расти. Ну, я считаю, зарплата должна расти у бюджетников обязательно не ниже темпов инфляции, потому что это сохраняет их покупательную способность, но майские указаны, которые касается самой сферы, предлагают еще более высокими темпами повышать заработную плату, и к 18-му году, например, по ряду специальностей довести ее до зарплаты в 2 раза выше, чем средняя по экономике этого региона. Мы посчитали возможности бюджетов субъектов Российской Федерации, на которые приходит главная, львиная доля вот этого повышения, и пришли к выводу, что многие бюджеты субъектов просто не справятся: у них таких ресурсов нет. И, в общем-то, занять они уже не могут, потому что их долги уже предельные.

Поэтому мы предположили, что в этих случаях или должен федеральный бюджет полностью взять на себя такое повышение, по сути, взять полномочия субъектов на себя, или некоторые бюджеты, взяв это на себя, обанкротятся просто. Вот почему я и предложил немножко вот эти темпы повышения зарплат сверх темпов повышения инфляции отложить, может быть, на более поздний срок, может быть ,на 2 года, то есть эти цели не снимать, их достигать, потому что это в целом повышение престижности этой профессии, прежде всего преподавателей, врачей, но немножко отложить сроки вот такого рода достижения ведущих показателей. Конечно, не шла речь о неповышении зарплаты бюджетным работникам.

- Может ли бюджет найти где-то дополнительные ресурсы, дополнительные средства. Например, Счетная палата сообщает, что готова изыскать около 1 трлн рублей. И такие ресурсы у бюджета есть, либо нам дополнительно где-то занимать на рынке, что-то еще делать, не хотелось бы как говориться никого обижать, не будем включать печатный станок. Вы как считаете, где можно взять дополнительные средства?

- Ну, конечно, повышение налогов, сегодня обрушения налогов - отказали, что, я думаю, правильно. Мое мнение было спрошено, и я тоже сказал, что повышение налогов в ближайшие 3 года лучше не планировать ударом по экономическому росту, а нам за это время нужно как раз развернуть темпы экономики, темпы роста должны постепенно расти.

Конечно, придется даже сокращать расходы с учетом высокого дефицита и неготовности его обслужить только за счет такого наращивая заимствований, потому что заимствования придется наращивать все равно, даже в следующем году придется раза в 3 больше занять, чем в этом году, но когда закончится Резервный фонд, то придется еще больше занимать, но эта политика может быть только временной. Поэтому все равно придется сокращать дефициты, сокращать заимствования. В этих условиях нужно еще где-то взять средства для решения тех задач.

Счетная палата называет прежде всего неэффективное расходы, те, которые, на взгляд Счетной палаты, не приводят к достижению того результата, который планируется, но это уж не всегда такие простые расходы. Все равно идет речь о федеральных или государственных программах. Где мы сегодня, может быть, привыкли к этим расходам. Они связаны и со строительством отдельных объектов, и с покупкой оборудования каких-то учреждений, но, на взгляд Счетной палаты, они проходят по завышенным ценам, не приводят к ожидаемым результатам в виде снижения смертности, повышения здоровья людей. Тем не менее, я повторяю, это снижение не всегда будет так вот легко провести. Вот почему я не думаю, что у нас такие большие резервы, причем в условиях сокращения расходов. Удастся получить на повышение, дополнительное повышение зарплата. Вот почему я и говорю, что повышение зарплат требуется, оно должно проходить темпами не ниже инфляции, но не серьезно превышая ее.

- Когда появится стратегия, потому что без стратегического планирования, без понимания, в каком направлении, к каким результатам мы идем, невозможно проводить все эти структурные реформы. Стратегия от вас и ваших сторонников - это, пожалуй, одна из самых ожидаемых историй на ближайшие несколько месяцев. Ждали сначала к лету, теперь перенесли ориентировочные сроки на весну. Когда примерно ждать первых результатов?

- По поручению президента разработки стратегии с 2018-го по 34-й год по срокам должны завершиться к маю следующего года, но, конечно, уже в начале года мы будем иметь главные идеи, главные реформы, которые мы предполагаем заложить, и начнем обсуждать их в профессиональном сообществе. Вот почему я думаю, к концу года мы подготовим эти главные идеи, в начале следующего года их обсудим со всем профессиональным сообществом, с узкими группами специалистов и даже депутатов, но затем где-то в середине весны они станут, может быть, более открыты для широкого публичного обсуждения.

- Тут надо, наверное, не путать стратегию вроде "2020-2030" и стратегию экономического развития. Все это принципиально разные стратегии, не настолько всеобъемлющие, касающиеся исключительно экономических реформ, экономического роста. Правильно я понимаю?

- Мы, конечно, должны обеспечить экономический рост, но экономический рост, который будет базироваться и на лучшей работе системы правоохранительных органов, судебной системы, на лучшем использовании человеческого капитала и потенциала с точки зрения его квалификации, производительности, востребованности на рынке, мобильности трудовых ресурсов и перенаправления в те регионы или места, где они максимально востребованы. И нам нужно, чтобы там были нужного качества или там нужных профессий, эта целая группа мер. Ну и, конечно, это меры чисто экономические, связанные с налогами, с бюджетом, с бюджетами субъектов, полномочиями губернаторов. В том, чтобы они свои полномочия и свои результаты тоже смогли нарастить, то есть это широкий спектр мер от таких институциональных, как я сказал, институты государственного управления правоохранительной и судебных систем. До мер чисто экономического характера распределения и ведения государственных программ .

- Алексей Леонидович, в какие сроки эти изменения, структурные реформы должны проводиться, сколько у нас времени есть в запасе, не в смысле если завтра война, если завтра в поход, а в том смысле, сколько, чтобы не потерять темпы развития?

- Ну, вообще-то, их надо сейчас проводить.

- Я бы сказал, вчера.

- Какие-то, наверное, сейчас вопросы обсуждаются и будут тоже начинаться, но вот наш план, который нам дан, наша задача — это прописать с 18-го по 24-й год. В данном случае мы, наверное, ориентируемся на будущий президентский цикл и будущее правительство.

- Что касается развития регионов и, в общем, той темы, которая обсуждается здесь на форуме, и на "завтраке" Сбербанка тоже обсуждалась, а есть такие какие-то универсальные рекомендации, правила для регионов, которые подходили бы для всех субъектов Российской Федерации, и позволили хоть как-то сейчас оптимизировать свои расходы, увеличить доходы. Татарстан интересно, между прочим, выступал, некоторые другие тоже дали свое видение. Как вы считаете?

- Да, конечно, и сегодня в том числе, и на "завтраке" Сбербанка мы затрагивали эти вопросы. Сейчас идет череда переизбраний губернаторов. По сути, поменялся их статус, от назначаемых они становятся избранными своим населением, их статус меняется. Мы считаем, нужно дать больше свободы такого рода губернаторам и субъектам, меньше их регламентировать. У нас за последние лет 5 увеличилась очень сильно регламентация губернаторов. Они стали неким таким звеном управленческой системы, в то время как они должны быть более самостоятельными, на них должно концентрироваться больше ответственности, и они сами должны находить то решение или, там, оптимальные решения для своего региона в рамках тех ресурсов и доходов, которые у них есть. И вот сегодня мы обсуждали, что такая регламентация должна уменьшаться, нужно меньше их к чему-то обязывать, пускать им решения, которые они должны исполнять. С другой стороны, те ресурсы, трансферты, которые мы им передаем, не регламентировать целевым назначением. Более 30 целей, субсидий, которые спускаются регионам, объединить их в несколько более крупные субсидии, и больше спрашивать за результаты, чем вот за целевой направление этих средств за целевой использование этих средств в регионах. Там несколько сельскохозяйственных субсидий, десятки субсидий, связанных с образованием, со здравоохранением. В то время как результаты работы в этих отраслях не повышаются так заметно, как хотелось бы. Вот нужно дать эти деньги, но спрашивать за общий конечный результат, меньше регламентируя детали.

- То есть четкий KPI для регионов, для губернаторов?

- Да, как бы такие KPI для регионов. Сегодня мы все про это говорили. Это повышение полномочий и повышение права распоряжаться определенными ресурсами, я думаю, это даст новый толчок к работе регионов.

- Вы представляете такую ситуацию, когда российская экономика сможет, например, или не зависеть совсем, или несильно зависит от внешнеэкономических факторов. Потому что сегодня, читая обзоры Центрального банка, читая комментарии представителей Минфина, мы все больше ссылаемся на внешние факторы, которые замедляют российскую экономику.

- Я думаю, главный удар, который произошел в виде снижения цен на нефть и санкции, он уже постепенно снижается, его влияние. Конечно, мы должны помнить, что осложнением финансового сотрудничества с Западом, технологического определенного сотрудничества, влияет на нашу экономику. Это влияние пока будет сохраняться, может в меньшем виде, чем это было в последнее 2 года, но мы должны, во-первых, повысить эффективность своей работы. Как бы мы не хотели, нам все равно надо повышать эффективность своего управления, своей производительности труда. Второе: конечно же, вот выход России в число передовых стран по конкурентоспособности все-таки требует нашего продвижения на мировых рынках со своей продукцией, безусловно. В этой связи мы должны думать о том, как постепенно менять возможности России, в смысле улучшать взаимоотношения с миром, с мировыми рынками. Пусть это сначала будут не западные рынки, пусть восточные, но нам нужно улучшать свои позиции на мировых рынках. Восточный рынок, допустим, на котором работает Китай, Филиппины, Таиланд, Тайвань, другие, это тоже уже высокотехнологическая продукция, до которой даже нам иногда нужно идти. Поэтому нас есть эти рынки, там есть где нас не то чтобы ждут, но мы могли бы постараться там увеличить свое присутствие. Вот почему, я думаю, внешний фон и внешние вызовы можно, по крайней мере некоторое время, обходить.

- Нивелировать их эффект и влияние?

- Уменьшать их влияние, конечно, наращивая свое внешнеэкономическое сотрудничество. Мы должны будем впоследствии - я думаю, это произойдет - наладить отношения и с западными странами, когда мы урегулируем наши политическое разногласия.

- Но стратегические реформы подразумевают такое нивелирование. В том числе зависимость.

- Но если мы говорим о необходимости снижения, значимости России от нефти, это означает, что сегодня экспорт нефти больше, чем экспорт ненефтяной, несырьевой продукции. Мы должны увеличить, наш экспорт несырьевой должен превзойти сырьевой, то есть это большие суммы, то есть.

- А потребление внутри страны, мы на него рассчитываем?

- Потребление внутри страны не будет расти так быстро, чтобы нарастить темпы роста до 4-5/%. Здесь можно это сделать в основном за счет внешнего рынка. Вот если мы не будем ориентироваться на внешний рынок, то наши темпы роста внутри страны не больше 2-2,5%.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
Читайте другие материалы по темам:
InvestFuture logo
Кудрин: зарплаты должны

Поделитесь с друзьями: