InvestFuture

Дюков: переход на НДД повысит доходы бюджета

Прочитали: 51

О ситуации на мировом рынке нефти, как повлияет в дальнейшем итоги заседания ОПЕК В Вене, плюсах и минусах разных подходов в налогообложении нефтяной отрасли, рассказал в интервью Александр Дюков, генеральный директор «Газпром нефти» на Междурнародном экономическом форуме в Сочи.

- Насколько оправдали итоги встречи представителей стран – экспортеров нефти ОПЕК. Что Вы ожидали?

- Если говорить о реакции участников нефтяного рынка, то для многих данное заседание получилось таким продуктивным, оказалось неожиданностью. Понятно, что данное решение, это, скорее всего, пока некая декларация о намерениях, которые еще предстоит превратить в конкретные договоренности в конкретные обязательства. Тем не менее это уже большой шаг вперед, это сигнал рынку, что ОПЕК существует не только де-факто, но и де-юре. Решение ОПЕК уже отразилось на ценах на нефть.

Я думаю, что это будет поддерживать цены на текущем уровне вплоть до следующего заседания стран-экспортеров в ноябре в Вене. Безусловно, это решение о стабилизации добычи, шаг и решение абсолютно правильное, поскольку оно позволит в среднесрочной перспективе быстрее стабилизировать рынок и выйти на более высокую равновесную цену нефти.

Если говорить непосредственно о рынке нефти, то волатильность была достаточно высоком уровне. Много факторов, которые определяют цену на нефть, и очень много факторов находилось в динамике. С одной стороны, в ряде регионов добыча снижалась, но в ряде регионов, включая ряд производителей ОПЕК, добыча росла, рынок был дезориентирован. Соответственно решение о стабилизации добычи безусловно должно подтолкнуть цены к росту и начнется рост. Понятно, что рост не будет продолжаться бесконечно.

В какой-то момент производители, у которых добыча снижалась, и прежде всего, это производители сланцевой нефти, смогут стабилизировать объем добычи. Когда это произойдет, именно эта цена и будет новой равновесной ценой. В дальнейшем, будет расти спрос, и рост спроса будет стимулировать умеренный, но устойчивый рост цен.

- Компания «Газпром нефть» готова снижать добычу?

- Пока от нас этого никто не требует. Но если это понадобится, если говорить о компании «Газпром нефть», то скажу честно, мы не очень к этому готовы. Добыча компании «Газпром нефть» последние 10 лет устойчиво растет. В этом году мы ожидаем рост добычи нефти порядка 8-9%. В прошедшие 2 года, мы уже ввели в эксплуатацию в России, 3 крупных месторождения в Арктике, «Новый порт», «Приразломная». Недавно ввели в эксплуатацию месторождение Мессояха. Безусловно, на этих месторождениях мы будем наращивать добычу. С технической точки зрения, конечно, возможно сокращение добычи. Потребуется остановить новое бурение, но это конечно повлияет и скажется на наших смежниках.

Второй инструмент регулирования добычи, это использование того фонда скважин и всех насосов, которые оборудованы частотными регуляторами. В этом случае, мы имеем возможность сменять продуктивность и менять мощность насосов и объем добычи. В принципе, на этом фонде мы могли бы достичь снижения добычи в 5-10%. Но такой способ сокращения добычи нежелательный, это остановка фонда скважин. Такой способ несет наибольшие максимальные потери для компании.

- Как вы оцениваете финансовые показатели компании при сохранении текущего уровня цен на нефть, курс рубля? По итогам года вы ожидаете выйти в плюс?

- Безусловно, с учетом того, что мы наращиваем объемы добычи и нефти, и углеводородов, и с учетом того, что несмотря на неблагоприятную ситуацию на внутреннем рынке потребления моторных топлив, что касается реализации розничной, мелко оптовой, мы объемы реализации наращиваем, конечно, это позволит нам, опять же макропараметры останутся на текущих условиях, закончить год с ростом чистой прибыли.

- Компания готова к изменениям в налоговой сфере?

- Многое будет зависеть от того, какие изменения мы обсуждаем. С одной стороны, есть инициатива по переводу нефтяной отрасли на режим налога на добавленный доход (НДД), и, конечно, вот эту инициативу мы поддерживаем. Более того, эта инициатива отрасли. Скажу более того, что это нужно было делать еще вчера, поскольку данный подход является более экономически обоснованным, чем существующая система, и более справедливым. Данный подход и НДД позволит нам ввести в разработку те запасы, которые в принципе рентабельны для разработки доналогового раздела, но, соответственно, после налогового раздела, не является рентабельным для недропользователей. Конечно, переход на НДД позволит, с одной стороны, сделать недропользование более рациональным, а, с другой стороны, тому же бюджету получить дополнительные доходы, что важно.

Во-вторых, если говорить о другой инициативе, дополнительном изъятии, ну пока речь идет о 250 миллиардах в следующем году и планируется увеличить размер вот этих изъятий из отрасли до 350 в 2019 году, то конечно, что касается отрасли, мы категорически против. Главное, честно говоря, мы не видим экономической обоснованности этого решения, в том числе и для бюджета. Конечно, Минфину нужны деньги. Но я не думаю, что бюджету нужны такие дорогие деньги. Так что, если говорить об инициативе повышения НДПИ, то, безусловно, с одной стороны, что мы получим часть добычи, которая является рентабельной до налогового раздела, но после дополнительного изъятия она перестанет быть рентабельной для инвестора, соответственно мы можем потерять объемы добычи. С другой стороны, что может произойти, однозначно это произойдет, из отрасли будет изъят инвестиционный ресурс.

Изъятие инвестиционного ресурса, оно в принципе, сродни такому займу, который делает Минфин. Минфин говорит о том, что нам не нужны доходы через год, мы от них готовы отказаться, мы хотим получить деньги и какой-то дополнительный ресурс прямо сейчас, и прямо здесь.

Если посчитать его стоимость, то годовая ставка вот этому займу составит 60-80%, а если мы возьмем те нефтяные компании, у которых есть определенные ограничения по заимствованию из-за ковенант, то процентная ставка превысит и 100%. Мне кажется, что, я уже не говорю о мультикативном эффекте, и о том, что пострадают наши смежники, по сути вот изымая 1 рубль и у нефтяных компаний, это приводит к снижению инвестиций нефтяными компаниями в размере 3 рублей. И мне кажется, что целесообразно все-таки поискать иные источники пополнения бюджета.

- Какова будет динамика цен на бензин и дизельное топливо?

- Что касается цен на бензин. Как вы знаете, 3 фактора, которые определяют цену на бензин. Это, безусловно, мировые цены на нефть, это курс рубля к доллару, и это экспортные пошлины и акцизы, которые определяют цену. Если исходить из того, что макропараметры, имею в виду цену на нефть и курс, останутся на текущем уровне, то все-таки следует ожидать небольшого, несущественного роста цен на бензин, который будет вызван, прежде всего, снижением экспортной пошлины, это должно повлиять на нефть, и возможно повышение акцизов. Но опять же, этот рост он не будет существенным. В принципе, если исторически посмотреть на то, как росли цена на бензин, то этот рост соответствовал уровням потребительской инфляции. Но если сравнить цены на бензин, дизельное топливо на наших заправках, то они ниже, чем в Соединенных Штатах Америки и значительно ниже, чем в Европе.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Дюков: переход на НДД

Поделитесь с друзьями: