InvestFuture

Абызов: нужно ликвидировать 57 избыточных функций

Прочитали: 17

О новых методах контроля и надзора за деятельностью исполнительных органов власти рассказал в интервью Михаил Абызов, министр Российской Федерации ответственный за организацию работы Правительственной комиссии по координации деятельности «Открытого правительства», на Международном инвестиционном форуме в Сочи.

- Михаил Анатольевич, как Открытое правительство работает над улучшением качества госуправления? Расскажите о приоритетном проекте по реформе контроля и надзора?

- Государственный контроль и надзор - это одна из основных функций государства. Его основная задача ограничить общество и человека от рисков и угроз по тем направления, по которым государство и контролирует.

Три основные задачи, которые мы хотим решить, приступая к реформе контроля и надзора. Первая, самая главная. Мы должны повысить безопасность для жизни и здоровья граждан, функционирование наших промышленных и инфраструктурных объектов. Это означает, что к 24-му году мы ставим себе задачу снизить смертность людей по рискам, которые контролирует государство, в 2 раза. Это касается и смертности в результате производственных травм, это касается смертности в результате отравлений. Это касается смертности людей в результате заболеваний инфекционными, заболеваниями, по которым государство осуществляет программу государственных прививок национального календаря. Снизить заболеваемость людей предполагается тоже в 2 раза. На 30% к 24-му году предполагается снизить потенциальный и материальный ущерб, который происходит по вине свершившихся и реализовавшихся рисков. Это первая задача.

Вторая задача. Мы должны радикально снизить административную нагрузку на бизнес по выполнению обязательных требований контроля и надзора. Для этого необходимо будет пересмотреть всю систему обязательных требований и обеспечить ее актуализацию. На сегодняшний день бизнес обязан выполнять нормы, которые были составлены еще во времена СССР и РСФСР. Многие из них являются просто устаревшими. Технологии идут вперед, и это понятно. Многие из них являются избыточными либо противоречивыми. Это огромный массив работы. Потому что сегодня в системе государственного контроля существует порядка 2 миллионов обязательных требований. Необходимо провести их аудит и ревизию, и актуализировать их до 24-го года.

И третье направление. Мы должны повысить качество работы государственной машины контроля и надзора. Это, с одной стороны, задача по оптимизации структуры контрольно-надзорных ведомств. С другой стороны, внедрение информационных технологий, без которых сегодня современная система контроля и надзора не может существовать. Ведь это ужасно, когда любое мероприятие по проверке сопряжено с визитом инспектора к предпринимателю. Сегодняшние информационные технологии позволяют внедрить систему, при которой дистанционно возможно взаимодействие контролирующего органа и соответствующего подконтрольного субъекта путем самодекларации, анкетирования, а также просто доступа к информационным индикаторам риска. Поэтому в рамках третьего направления мы должны саму машину государственного контроля и надзора вывести на новый принципиальный уровень.

- Как эти меры смогут поддержать малый и средний бизнес?

- Снизить его от излишней опеки государства по тем рискам, которые не несут серьезной угрозы для жизни и здоровья граждан. И надо сказать, что две трети сегодняшнего контроля и надзора не ориентированы на контроль, так называется рисков высокого профиля, высокого уровня, ориентированные на сплошные проверки. Как Президент сегодня сказал, «бомбометание надзорными мероприятиями на наших предпринимателей».

- Вы предлагаете отменить дублирующие надзорные функции сразу у нескольких ведомств, в их числе Минкомсвязи, Минтранса, Росавиации, Минстроя, Минтруда. Как в этих ведомствах относятся к подобным предложениям?

- В рамках работы с коллегами проанализировали и подготовили предложения по ликвидации более 50 избыточных или устаревших функций государственных, затрагивая те ведомства, которые вы перечислили. Работа с коллегами идет в целом конструктивно.

- Ведомства согласны с такой постановкой вопроса?

- По-разному. Есть ведомства, которые понимают, что невозможно в дальнейшем продолжать реализовывать систему тотального государственного контроля. И есть ведомства, которые пока подходят к этому консервативно, в виду определенной закрытости. Но мы придаем этому процессу динамику.

- О каких функциях конкретно идет речь? И на какой эффект от этого вы рассчитываете?

- Речь идет о функциях технического надзора, надзора в сфере регулирования трудового законодательства. На сегодняшний день эффект от реализации этих предложений измеряется сотнями миллионов рублей непроизводственных затрат бизнеса. Но это только первый подход. Мы говорим про 57 функций. И я вам сказал, что вообще нам предстоит ревизию порядка 2 миллионов обязательных требований, которые сегодня государством установлены.

- А когда ждать появления единой электронной площадки, на которой сами предприниматели будут оценивать качество госуправления?

- В течение 2017 года мы хотим создать единой формат обратной связи от предпринимателей, в рамках которого оценивать качество государственного контроля и надзора. Это не будет безусловная оценка. Потому что мы понимаем, что оценка проверяемым проверяющего, это вопрос очень тонкий. Кто будет доволен, если ему выписано предписание или наложен штраф? Но если речь идет действительно об угрозах для жизни и здоровья граждан, такие действия в контрольных органах необходимы. Для того, чтобы здесь сбалансировать систему, мы будем вводить и внутри правительства собственную оценку качества контрольно-надзорной деятельности. Она будет базироваться на таких, скажем так, очевидных статистических показателях, которые будут главными для работы контрольно-надзорных ведомств. Что нам надо сделать? Нам на самом деле надо привязать оценку эффективности работы контрольно-надзорных ведомств к динамике вреда, риска и ущерба, которые происходят по факту в подконтрольных субъектах. С другой стороны, нас не интересует какое количество проверок произведено Роспотребнадзором на предприятиях Общепита или в торговых сетях. Нас интересует то, как снижается показатель отравлений по данному виду рисков. Потому что проверка продуктов питания происходит исходя из требований: а) по качеству, б) по безопасности. Безопасность, это вопрос, в том числе динамики вот таких случаев отравлений ввиду некачественного потребления продуктов. И мы будем по этой динамике оценивать качество работы надзорного ведомства. Таким образом, к этому показателю эффективности будет привязана и оценка работы всего ведомства, а в дальнейшем мы будем и премиальный фонд оплаты труда привязывать к исполнению этих показателей эффективности. Наша задача до 2017 года, то есть за оставшиеся 3 месяца всем надзорным ведомствам составить матрицу показателей эффективности и определить их задачи на период до 24-го года, которые были бы понятными и измеримыми.

- Вы говорите о жалобах, которые поступают от физических лиц. Какие жалобы, в основном, от предпринимателей поступают?

- Здесь мы тоже предполагаем внедрять систему риска ориентированного подхода. Не каждой жалобе предпринимателя необходимо выходить на проверку. Зачастую механизм жалоб используется, как инструмент недобросовестной конкуренции. Когда один предприниматель заваливает надзорные ведомства жалобами на другого предпринимателя. И по сути дела дестабилизирует, а иногда и блокирует его работу. Иногда здесь имеют место и коррупционные проявления. Наша задача, если предприятия и предмет жалобы не относятся к высокому уровню риска, то есть напрямую не связан с угрозами для жизни и здоровью граждан, переходить на систему дистанционного контроля, когда не инспекторы будут выходить на предпринимателя, а мы будем получать от него в информационной системе необходимые разъяснения, а возможно и предписывать ему некоторые рекомендации по действиям, по устранению недостатков, если они у него есть.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Абызов: нужно

Поделитесь с друзьями: