InvestFuture

Голомолзин: акцизы становятся основным налогом в РФ

Прочитали: 36

О системе гибкого акциза и важности налогов для стабилизации экономической ситуации в России, а также о взаимодействии с ближайшими соседями России в плане тарифов в интервью Алексею Бобровскому рассказал заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Анатолий Голомолзин.

- Начнем с темы гибкого акциза. Гибкий акциз, система гибкого акциза – это, в общем-то, уже третий такой вид сборов после пошлины и прямых налогов, где гибкая схема уже используется. И здесь пока в акцизах это еще не применялось.

И вы активно выступаете, и вы, в частности, и вообще федеральная антимонопольная служба вообще за то, чтобы эту систему наконец уже начинать внедрять. Для чего это нужно? Как это отразится, например, на ценах на топливо?

- Вообще, налоги имеют не только фискальный характер, они еще имеют регулирующее воздействие на экономику. В нефтяном секторе три основных налога: налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), пошлины и акцизы. Два из этих налогов меняются в соответствии с тем, как меняется конъюнктура на рынке. И соответственно подстраиваются: если цены растут, то возрастают пошлины. Соответственно становится менее привлекательным экспорт бензинов. Больше топлива остается на внутреннем рынке. Цены снижаются.

А акцизы – это тот налог, который сейчас становится одним из основных. Еще, скажем, пять лет назад его доля в цене была 10-15%, то сейчас уже 30-35%. Порядка 10 тысяч рублей. При том, что стоимость, там, 30-35 тысяч рублей за тонну. Естественно, сейчас возрастает значение того, чтобы акциз стал также, менялся в соответствии с тем, как меняется конъюнктура на рынке. Поскольку значение пошлин снижается, пошлины дают меньший вес вот в конечную цену продукции. Поэтому задача ситуацию изменить.

- Насколько эта система действительно эффективно может работать, если все-таки гибкий будет акциз? Как вы мониторили эту ситуацию, насколько гибкая система пошлин и налогов регулирует рынок?

- Три основных фактора, которые влияли на цену в последние несколько лет. Это активная антимонопольная политика, это биржевая торговля нефтепродуктами, это гибкая налоговая система. В результате при всем при том, что волатильность на внешнем рынке была очень серьезная, скажем, от 40 долларов до 100, затем до 140, затем 110, 50, 30, снова 50. Но динамика цен на внутреннем рынке всегда была примерно устойчивой. Цены росли темпами, близкими к темпам инфляции. Это оказывало оздоровляющее воздействие на экономику в целом, потому что топливо как основной ресурс не было сдерживающим фактором для развития экономики.

Одновременно произошли серьезные изменения в секторе нефтепереработки. В частности, если еще пять лет назад мы выпускали в основном топливо бесклассового типа экологичности, то уже с июля этого года мы перешли на выпуск только топлива пятого класса (стандарт Евро-5). Прошла кардинальная модернизация нефтепереработки. Но при этом мы обещали нефтяникам, что не будет снижаться налоговая нагрузка в части акцизов.

Но, к сожалению, мы периодически двигались в другом направлении. И это создает риски устойчивой ситуации не только в смысле текущей ситуации, которую нам совместными усилиями удалось сделать, но ставит под угрозу инвестиционные процессы. А это значит, проблемы могут возникнуть в будущем. Поэтому задача вот гибких акцизов в том, и состоит еще в том, чтобы создать предпосылки и для устойчивости экономики с точки зрения будущих инвестиций и прогнозируемости развития ситуации в будущем.

- Ну, ситуация с акцизами для нефтяников, если мы говорим об этом секторе, еще усугубляется тем, что, во-первых, в принципе было сказано, что налоги повышаться не будут, если только не будет меняться какая-то отдельная вводная внутри существующего налогового, на каких налоговых традициях, например, не будет меняться формула НДПИ, а она может поменяться. Значит, во-вторых, у нас есть так называемый вот этот бюджетный (налоговый) маневр, да.

И здесь уже пошлина тоже стала инструментом, регулирующим и доходы, и расходы для нефтяников. И получается, что про акцизы Минфином уже было сказано, что они могут повыситься. Поэтому акциз здесь опять приобретает, в общем, больше такое фискальное значение. Так ли это?

- Дело как раз в том, что он становится фискальным, но вот его регулирующее воздействие становится негативным и с точки зрения текущей деятельности, и с точки зрения перспективной деятельности. Поэтому задача сделать так, чтобы сделать равно выгодным это и с точки зрения фискальной политики, и с точки зрения антимонопольной политики.

- Возможно найти такой баланс?

- Вот такой баланс как раз находится в применении гибкой системы акцизов. Поскольку мы дополнительные налоги получаем именно за счет того, что мы дополнительно обеспечиваем выпуск продукции, мы обеспечиваем модернизацию. А, соответствующими трехсторонними соглашениями предполагается план до 2020 года. И нам бы хотелось эти мероприятия исполнить для того, чтобы вот создать предпосылки для устойчивого развития и в будущем.

- Не могу вас не спросить про еще несколько историй. Ну, во-первых, то, что сейчас над чем активно работает федеральная антимонопольная служба, - это по упрощению подключения обычных потребителей к газотранспортным сетям. И здесь вопрос уже такого потребительского свойства. Мы дождемся когда-нибудь такого времени, когда легко, просто и дешево будет подключаться к газовым сетям?

- Очень серьезная и острая проблема для страны в целом. И, к сожалению, от того, что стройка и присоединение очень дорогое, не выигрывают газоснабжающие организации, не выигрывают потребители. Выигрывают только посредники и люди, которые к этому процессу так или иначе причастны. Можно сделать, чтобы ситуация изменилась. И мы сейчас вместе с некоторыми регионами, в частности, в Тюменской области реализуем пилотный проект, в рамках которого мы делаем так, чтобы выделялись соответствующие средства на программу газификации в рамках спец надбавок для того, чтобы газификация была эффективной, чтобы были прописаны все типовые процедуры, для того, чтобы сроки присоединения были короткими. Сейчас уже в этом регионе нам удалось сделать так, чтобы население присоединялось бесплатно. Тех присоединение осуществляется за две недели. Организации присоединяются за месяц.

Это сроки, и эта стоимость, которая пока для других регионов является проблемной. Мы все эти мероприятия закрепили в дорожной карте по конкуренции региональной, которая также транслируется еще и на все муниципальные образования региона. Сейчас аналогичные дорожные карты мы принимаем и в других регионах. Уже в трех регионах также аналогичные дорожные карты приняты. И еще в 10 регионах мы этот вопрос уже конкретно обсуждаем. Оставшиеся регионы пока думают. Но нам, в нашем понимании, думать здесь особенно нечего.

Нужно работать. И мы рассчитываем, что эту проблему можно разрешить и согласованными действиями федеральных и региональных властей, и некоторыми уточнениями нормативно-правовых актов. А, самое главное, согласованной работой вместе со всеми заинтересованными организациями, включая организации Газпрома, которые занимаются распределением газа, включая всех вовлеченных в эти процессы.

ФАС готовит предложения по введению в России системы гибкого акциза на топливо. Задача состоит в том, чтобы сделать акцизы выгодными и с точки зрения фискальной, и с точки зрения антимонопольной политики.- Я хотел спросить, о чем они думают, остальные регионы. Вопрос единственный, наверное, в том вот сейчас есть опыт одного региона и трех, где уже активно это уже в виде дорожных карт существует. Как быстро, по вашим ощущениям, можно это масштабировать, ну, я не знаю, там, в рамках почти всей страны, скажем так.

- Периодически бываю в разных регионах. Как только мы начинаем этот вопрос переводить в практическую плоскость, то все сразу же с огромным желанием готовы этой работой заняться. Как только мы разъясняем те простые шаги, которые необходимо предпринять исполнительной и законодательной власти регионов, поскольку иногда речь идет о предоставлении инвестиционных льгот. Иногда обсуждаются вопросы, связанные с субсидиями.

Но поскольку процесс организован так, что бюджетная эффективность такова, что все мероприятия окупаются очень быстро, в течение года-двух. Поэтому, конечно, все здесь проявляют заинтересованность. На недавнем газовом форуме мы эти вопросы обсуждали. Вновь избранные законодатели также готовы подключиться к этой теме. Я думаю, что в очень короткое время эта проблема все-таки будет разрешена.

- Последние выборы в Госдуме дают повод надеяться, что это будет действительно реально быстро. Потому что, в общем, большинство Единой России здесь есть. Но это такой, технический момент.

Что касается внешнего трека, как сейчас модно говорить, Белоруссия с 11 октября повышает на 50% тарифы на транзит нефти через свою территорию по магистральным трубопроводам. И здесь, конечно, возникает вопрос, ну, соответствующее решение уже в постановлении министерства антимонопольного регулирования торговли Белоруссии содержится. Как вы оцениваете эту инициативу белорусских коллег, не противоречит ли это общим правилам, ну, в данном случае Единого экономического союза?

- Есть межправ соглашение между Россией и Белоруссией в этой сфере. Есть соответствующая методика по установлению тарифа. Она предполагает процедуру, согласительную процедуру. Это означает, что прежде всего страна примет решение по тарифам, она обязана проинформировать об этом регулируемую организацию. В регулируемой организации есть установленный срок, в рамках которого они должны отреагировать на эту ситуацию. Далее, если стороны не пришли к согласованному решению, между собой встречаются регуляторы, обсуждают эту тему. Если и они не договариваются, тогда этот вопрос может быть разрешен в судебном порядке.

Такая простая, понятная всем процедура. Она в полной мере не была соблюдена. Естественно, сейчас по этому вопросу ведутся консультации. Я думаю, что подобного рода решения будут скорректированы. И мы примем решение, которое позволит в полной мере соблюсти баланс интересов. Сейчас мы ведем консультацию по этому вопросу. Я думаю, что мы эту проблему разрешим.

- То есть больше юридический, процессуальный вопрос?

- Ну, с точки зрения юридической и процессуальной, и экономической, аргументы российской стороны очень сильные. Мы рассчитываем, что вот эти переговоры, они завершатся успешно, как это уже не раз бывало.

- Да. Будем надеяться. Ну, и наши тоже ближайшие соседи из Украины, там, конечно, такая немножко кафкианская история. Но антимонопольный комитет Украины, ваши коллеги подал в хозяйственный суд Киева иск о взыскании с российской компании Газпром 86 млрд гривен. Ну, это около трех, чуть больше трех млрд долларов. Значит, в чем суть претензий к "Газпрому"? Штрафовать пытаются "Газпром" за злоупотребление монопольным положением на рынке транзита природного газа через украинскую газотранспортную систему в 2009-2015 годах.

Это важно, что по 15-й год уже претензии сохраняются. Потому что, насколько я помню, как экономический журналист, последние два года Украина активно говорит, что она реверс на всю катушку задействовала. Либо они косвенно признают, что это российский газ идет через Словакию, через Польшу и через другие страны, как они пытаются диверсифицировать свои поставки, либо тогда они не очень понимают суть своих же претензий в отношении "Газпрома", тогда это просто не монопольное использование украинской газотранспортной системы. Как бы вы прокомментировали эту историю?

- Мы судим сейчас по этой ситуации только по сообщениями СМИ. До недавнего времени, до событий пары последних лет у нас очень были плотные взаимодействия с антимонопольным комитетом Украины. Мы обсуждали все вопросы, обменивались опытом по правоприменению. Вот эта ситуация, она, конечно, выглядит достаточно странно, если судить по сообщениям средств массовой информации. Когда претензии предъявляются не к монопольному поставщику услуги, а они предъявляются к потребителю этой услуги. Тем более, что активно используется вот эта процедура реверса. И на самом деле там достаточно много потребителей этой услуги. Но не только внешних, но и внутренних потребителей.

В этом смысле ситуация достаточно странная. Это первое. Второе – есть межправсоглашения, есть контрактные обязательства, они прописаны в долгосрочную перспективу. И самое простое, что в этой ситуации может быть, это исполнение контрактных обязательств. Поэтому, по всей видимости, эта ситуация также разрешится и, скорее всего, разрешится в судебном порядке. Потому что, ну, в общем, она вот в той трактовке, которую мы видим по средствам массовой информации, она вызывает очень много вопросов.

- То есть непонятно даже вам, несмотря на то что это коллеги эти претензии из Украины предъявляют. Анатолий Николаевич, спасибо вам большое за то, что нашли время, пришли к нам. Спасибо.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Голомолзин: акцизы

Поделитесь с друзьями: