InvestFuture

Что на самом деле стало причиной протестов в Иране?

Прочитали: 536

15 ноября более 100 иранских городов охватила волна протестов, после того как правительство повысило налог на топливо на 300% без объяснения причин.

Вот уже много лет иранцы осуждают отмену субсидий, особенно в привязке к дешевому бензину. У безработных или частично занятых в Иране, особенно у тех, кто живет в крупных городах, всегда есть возможность работать водителем такси.

Изначально эти протесты начинались как мирные акции. Но затем в Тегеране, Ширазе, Сирджане и Шахриаре, пригороде Тегерана, они быстро переросли в вооруженные беспорядки с вандализмом, нападениями на полицию и поджогами 700 банковских отделений. Все это очень напоминало противостояние в Гонконге с июня.

Президент Рухани, понимая негативную реакцию общества, тактично настаивал на том, чтобы безоружные и невинные граждане, арестованные во время акций протеста, были освобождены. Точных данных пока нет, но иранские дипломаты признают, что арестовано около 7 тыс. человек. Судебная система Тегерана это отрицает.

По словам министра внутренних дел Ирана Абдолреза Рахмани Фазли, в общенациональных акциях протеста приняли участие 200 тыс. человек. По данным министерства информации и национальной безопасности Ирана, в одной только провинции Хузестан было арестовано 79 человек на фоне беспорядков, в том числе три команды, поддерживаемые «неким государством Персидского залива», которое предположительно координировало нападения на правительственные центры и силы безопасности.

Министерство информации и национальной безопасности Ирана заявило, что арестовало 8 «сотрудников ЦРУ», обвиняемых в том, что они способствовали подстрекательству к беспорядкам. Теперь стоит сравнить это с официальной позицией КСИР.

Главный командующий КСИР, генерал-майор Хоссейн Салами подчеркнул, что беспорядки проводились «головорезами», связанными с Организацией моджахедов иранского народа, которая пользуется поддержкой США и абсолютно не пользуется поддержкой внутри Ирана.

Салами отметил, что беспорядки связаны с «психологическим давлением» со стороны кампании «максимального давления» администрации Трампа против Тегерана. Он напрямую связал протесты, переросшие в беспорядки в Иране, с иностранным вмешательством в протесты в Ливане и Ираке.

Элайджа Манье отметил, что Моктада ас-Садр отрицал ответственность за сожжение иранского консульства в Наджафе, которое трижды поджигалось в ноябре во время протестов на юге Ирака. Тегеран посредством своего официального представителя правительства Али Рабие выражает непреклонную позицию: «По нашей информации, нападение на консульство было совершено не иракским народом, это было организованное нападение».

Как и ожидалось, США заявляют, что протесты в Ливане и Ираке, которые проводились в основном против коррупции и некомпетентности местных органов власти, высокого уровня безработицы и ужасного уровня жизни, являются повстанческим движением против иранской власти.

Основываясь на последних опросах, аналитик Шармин Нарвани полностью развенчал американскую позицию. 55% иранцев в тяжелом состоянии экономики винят коррупцию и неумелое руководство правительства, 38% считают, что виноваты незаконные санкции США. В то же время, 70% иранцев предпочитают развивать национальную самодостаточность - на что обращает внимание верховный лидер аятолла Хаменеи - вместо того, чтобы расширять внешнюю торговлю.

Что касается санкций, не менее 83% согласны с тем, что они оказали серьезное влияние на их жизнь. Согласно данным Всемирного банка, главным образом из-за санкций иранский ВВП на душу населения сократился примерно до $6 тыс.

Плохая новость для администрации Рухани: 58% иранцев обвиняют его команду в коррупции и неумелом руководстве. И по большому счету они правы. Обещания команды Рухани привести страну к лучшей жизни после JCPOA явно не оправдались. В краткосрочной перспективе политическими победителями станут принципиалисты, которые настаивают на том, что нет и не может быть никаких дружеских отношений с Вашингтоном.

Согласно опросам, население поддерживает внешнюю и военную политику Тегерана, особенно в отношении Сирии и Ирака. Самыми популярными лидерами в Иране являются легендарный генерал-лейтенант, командующий спецподразделением «эль-Кудс» в составе КСИР Сулеймани (его поддерживают колоссальные 82%), затем министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф (67%) и глава судебной власти Ибрагим Раиси (64%).

Ключевой вывод: по крайней мере половина или даже две трети граждан Ирана поддерживают правительство в Тегеране — пусть не в экономическом, но, безусловно, в политическом плане. Как резюмирует Нарвани, «до недавних пор иранцы каждый раз предпочитали безопасность и стабильность переворотам».

Нет сомнений, что Тегеран не станет отказываться от стратегии, которую можно определить как «максимальное противодействие» - на нескольких фронтах. Иранские банки были отрезаны от системы SWIFT США с 2018 года. И сейчас расширяются усилия по связыванию иранской системы SEPAM с российской SPFS и китайской CIPS.

Тегеран продолжает продавать нефть, что подтверждают трейдеры в Персидском заливе и Агентство Tankertrackers.com. Два главных направления поставок - Китай и Сирия. Объемы составляют примерно 700 тыс. баррелей в день. Пекин торжественно проигнорировал санкционную угрозу со стороны Вашингтона в отношении торговли нефтью с Ираном.

В начале этого месяца Хаменеи был непреклонен: «Политика максимального давления США провалилась. Американцы предполагали, что могут заставить Иран пойти на уступки и поставить его на колени, сосредоточившись на кампании максимального давления, особенно в области экономики, но они ошиблись».

Сейчас «максимальное противодействие» выходит на совершенно новый уровень.

Командующий ВМФ Ирана, контр-адмирал Хоссейн Ханзади подтвердил, что в конце декабря Иран проведет совместные военно-морские учения с Россией и Китаем в Индийском океане. Это решение было принято после важной встречи в Тегеране между Ханзади и заместителем начальника объединенного штаба Центрального военного совета КНР генерал-майором Шао Юаньминем.

Так что добро пожаловать в учения «Пояс морской безопасности», которые начнутся 27 декабря и в которых примут участие три ключевых узла евразийской интеграции, Россия, Иран и Китай.

Ханзади сказал, что «стратегические цели определены на уровне администраций, а форма совместных усилий определена на уровне вооруженных сил». Генерал Юаньмин назвал военно-морской флот Ирана «международной и стратегической силой».

Но с геополитической точки зрения это приведет к значительному удару, который может изменить положение дел. Россия могла проводить совместные учения с Ираном на Каспии. Но сложные учения с участием Китая в Индийском океане — это совершенно новая игра.

«Моря, используемые как платформы для мировой торговли, не могут быть исключительно выгодными для определенных держав», - отметил Юаньминь.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
(оценок: 49, среднее: 4.65 из 5)
Читайте другие материалы по темам:
InvestFuture logo
Что на самом деле стало

Поделитесь с друзьями: