InvestFuture

Алишер Усманов

Прочитали: 2082

Российский менеджер и предприниматель

• Все наши проекты реализовывались по классической схеме: мы занимали деньги, инвестируя их в новые предприятия, как правило, находившиеся на стадии банкротства или в очень тяжелом финансовом положении. Установив контроль над активами, мы улучшали их финансовое состояние, так что можно было получать доход от текущей деятельности предприятий. По истечении определенного периода времени мы возвращали деньги кредиторам. У нас ни по одному проекту не было и нет задолженностей, невыплаченных кредитов, и, самое главное, у нас вообще нет приобретенных на аукционах акций. Все акции были приобретены компаниями группы "Интерфин" на вторичном рынке, причем 80% куплено у физических лиц.

• Я бизнесмен поневоле. У меня в жизни был период, когда бизнес, а тем более бизнес незаконный, был мне противопоказан. Ведь однажды я уже отсидел ни за что. На эту тему до сих пор ходит много сплетен и слухов.

• Я никогда по-настоящему не курил. Хотя вышел из этого бизнеса в некотором смысле по идеологическим соображениям. Однажды, году в 93-м, понял, что не могу торговать тем, что несет угрозу для здоровья людей. Да и как мусульманину мне не пристало продавать яд. С тех пор табачного бизнеса для меня не существует. Кстати, бизнес на сигаретах мог бы до сих пор приносить огромные доходы. Но я не слишком переживаю по этому поводу, ведь приходилось нести не меньшие потери.

• Что такое свобода слова? Кому-то запретили говорить? Было такое? Вот вам, например? Вы вот задаете вопросы, которые мне абсолютно не нравятся, а я на них отвечаю. Шучу. Но кого-то посадили за свободу слова? Я считаю, что в нашей стране свобода слова упорядочивается. Есть разные точки зрения на развитие свободы слова в обществе. И они, как всегда, находятся в противоречии друг с другом (как вопросы о том, есть ли жизнь на Марсе или нет жизни на Марсе) — в условиях государства, которое является своего рода ограничителем любых свобод, аппаратом — благодаря каким-то принятым законам. Да что говорить? Это далеко идущий спор, который, наверное, найдет свое разрешение, но, наверное, не при нашей жизни.

• Когда мы вкладываем в отечественный спорт, то мы не ждем от него прибыли, мы ждем от него медалей, побед, а вот Арсенал - это настоящий бизнес, который генерирует около 200 млн. долларов дохода и это клуб который стоит больше 1 млрд. долларов сегодня, а когда мы его покупали он стоил около полумиллиарда. Я очень доволен своей этой инвестицией и естественно при любом случае буду ее увеличивать.

• Что касается Фейсбука то я сразу почувствовал, что это действительно будущая социальная сеть мирового значения… Представить себе, конечно, такого развития которое сегодня прошел Фейсбук за эти 3 года было тяжело, но было такое ощущение, что будет действительно огромный такой конгломерат интернет сообщества и в нем, естественно, будет огромный бизнес.

• Он (интернет) и так уже практически проник во все поры жизни человечества, а когда он станет просто неотъемлемой частью, воздухом существования нашего социума, он вообще будет иметь немножко другие мультипликаторы и естественно будет иметь немножко другие критерии оценки бизнеса, и они будут разительно отличаться от того, как сегодня оценивают перспективу развития компании на том или ином рынке.

• Понятие пузыря на рынке сопряжено с цикличностью этого рынка и естественно интернет рынок, он тоже цикличный, как я отмечаю его для себя, как инвестора, у него удлиненный цикл, потому что тот пузырь, который первый раз назывался интернет доткомом, он был в 1999 -2000 годах. Сегодня прошло ровно 12 лет вот вам, пожалуйста, цикл, когда уже многие аналитики начинают чувствовать этот пузырь. Пузыря как такого нету, но существуют опять таки огромное количество старт-апов, которые могут нереализоваться на том уровне на котором ожидают те инвесторы которые в него вкладывают деньги.

• (Про Mail Group) Это наша стратегическая инвестиция, у нас там голосующий, контрольный пакет уже и поэтому мы естественно долго будем участвовать в развитии этой компании, потому что у нее есть достаточно серьезный потенциал развития, так мы думаем, хотя многие, как говорится, опасаются поглощения Гуглом, Фейсбуком, так сказать, всего мира, у нас в этом смысле другая стратегия, мы считаем что до этого еще далеко и как мы наблюдаем, что до тех пор пока американизация, в смысле влияния языкового не достигает 65 %, то есть шансы спокойно конкурировать и с Гуглом и с Фейсбуком.

• У нас пакет НорНикеля достаточно миноритарный, маленький, мы его потихоньку наращиваем и считаем его ликвидным активом, необходимым для нас активом с точки зрения его перспективы, потому что мы верим, что акции НорНикеля будут значительно дороже, и мы как минимум получим с них большую прибыль.

• Без поглощения или без слияния на основе одной из крупнейших компаний горно-металлургического комплекса российской федерации(такой как Норильский никель) я не вижу больших перспектив для того, чтобы у нас сохранились мировые лидеры, как это сейчас есть в алюминии и в платине, палладии и никеле. Потому что нет иного пути создания консолидированного крупного игрока с диверсификацией добычи.

• Я не металлург и не горняк, я финансовый инвестор с самого начала своей деятельности.

• Условия нашего рынка приучили меня к тому, чтобы я старался иметь не менее 50% участия в той или иной компании, в которую вкладываешь.

• Замедление роста экономики Китая это тоже такой спорный термин по одной простой причине, объем экономики Китая кратно вырос за то время, когда она развивалась по 8 и 10 процентов и поэтому сегодняшние 7 и 8 по отношению к той экономике, что была у Китая 5 лет назад, это разительный рост.

• Сегодняшний рост или замедление роста экономики Китая будет зависеть от переориентировки ее развития от экспортно-ориентированных производств, которые давали раньше основной рост китайской экономики, на внутреннее потребление, и я думаю здесь у Китая огромный неисчерпаемый по мировым меркам потенциал, для того чтобы повышать свой экономический рост.

• Нам нужно бояться нашей дороговизны в производстве, которая создается вот этими непомерными, уже открыто, говорим, энергетическими тарифами транспортными тарифами и другими издержками наших монополий, вот здесь вот большой потенциал нашего конкурентного роста в мировой экономики, а не в замедлении роста Китая.

• Когда я покупал Коммерсант, я предельно глубоко объяснил, там было смесь всего, начиная от того, что это была, конечно, имиджевая покупка и, кончая тем, что это действительно интересный бизнес и он мне просто приятен, потому что я всегда считаю что СМИ - это тот бизнес, который увлекает.

• Наш сегодняшний издательский дом "Коммерсантъ" не имеет убытков, а имеет прибыль. Да там не такой доход, как в Мегафоне или Металлоинвесте и даже в Mail.ru, но там есть доход, и все эти начинания, которые мы делаем, востребованы людьми, а значит это бизнес, который нужен, и мы в него вкладываем. А помимо этого, я хочу сказать, что это теперь, сегодня имеет так называемую, как любят говорить молодые инвесторы и бизнесмены, синергию с теми бизнесами, с которыми мы имеем в лице Мегафона, Mail.ru. Это же контент, это бренд, который можно будет очень хорошо совмещать с нашими ресурсами в коммуникационном бизнесе, Это будет как раз теле-медио коммуникационный холдинг. Мы потихонечку его собрали.

• Я в 63 закончу свою историю наживы. Точно буду заниматься филантропией. Если доживу, конечно, дай Бог.

• Я собираюсь отойти от оперативного управления бизнес структурами. Буду занимать позицию акционера, а не управляющего.

Материал собран из различных интервью Усманова. Иллюстрации: Forbes.ru

 

Оцените материал:
InvestFuture logo
Алишер Усманов

Поделитесь с друзьями: