InvestFuture

Тот, кому доверяют деньги

Прочитали: 766

Часть первая

Тема трейдинга захватила меня в тот момент, когда я впервые увидел торговый терминал. В 2007 году меня пригласили на стажировку в небольшую инвестиционную компанию в Санкт-Петербурге, показали как он работает, и случилось затяжное «помешательство».

Я легко откликнулся на предложение пройти стажировку, поскольку еще со школьных лет у меня сложилось позитивное отношение к теме фондового рынка. Дело в том, что я родился и вырос на Крайнем Севере, в крупнейшем нефтегазовом регионе страны, где много семей поколениями связывали свою жизнь с работой в «Газпроме».

Еще школьником я частенько слышал истории родственников, друзей семьи, родителей моих друзей о том, как покоряли целину, как в тайге прокладывали газопроводы и о том, как было иногда тяжело работать на Крайнем Севере. Работать на севере было тяжело, потому что периодически часть заработной платы выдавали акциями газодобывающих предприятий. То есть северяне были невольно вовлечены в тему фондового рынка. Мне доводилось слышать рассказы о том как кто-то продавал акции за бутылку водки и уезжал «с северов», а кто-то по наитию скупал эти же акции, веря, что когда-нибудь они будут приносить хорошие дивиденды и продолжал трудиться, внося свой вклад в будущее газодобывающей отрасли.

Может быть, из-за юношеской наивности, может благодаря примерам коллег, построившим успешную карьеру, но, так или иначе, я поверил, что финансовая биржа может сделать меня богатым. Я решил, что должен разобраться во всех тонкостях трейдинга и достичь успеха в этой сфере, приобщиться к миру состоятельных брокеров.

Возможно, меня просто страшило туманное будущее. Я боялся начать реальный бизнес из-за страшных слов про коррупцию, конкуренцию, криминал, мошенничество и т. д. Тогда мне казалось, что было бы здорово жить у моря, быть независимым и работать на бирже.

 

Часть вторая

В 2013 году я поступил в аспирантуру по одной из образовательных программ СПбГУ. До тех пор я постоянно читал литературу о биржевой торговле, посещал разные курсы, постоянно ходил с ноутбуком, чтобы следить за котировками, даже прошел образовательный курс в немецкой бизнес-академии DAA в Дюссельдорфе.

В период обучения в аспирантуре, перелопатив кучу информации о трейдинге, я окончательно понял две вещи:

  • высшее образование не делает людей умнее;
  • невозможно научиться торговле на бирже по книгам, даже написанным лучшими трейдерами.

 

Сдав «кандидатские минимумы» решил, что нужно от теории переходить к практике, изучать работу действующих трейдеров, наблюдать, как функционирует брокерский бизнес изнутри. Мне бы не хотелось делать пересказ записей в трудовой книжке, но попробую рассказать о сложностях построения карьеры, которые побудили меня начать собственную практику.

В 2013 году я устроился в центральный офис одного очень крупного банка, где нужно было ассистировать состоятельным клиентам с их финансовыми вопросами.

KPI персонального менеджера состоял из продаж кредитных продуктов, пластиковых карт, уже всем надоевшим программ накопительного и инвестиционного страхования жизни. Кроме того, мы продавали примитивные брокерские продукты, по типу ПИФов. Крупный банк крайне редко бывает заинтересован в развитии брокерского обслуживания собственных клиентов, потому что на клиентских депозитах банки всегда зарабатывают намного больше, чем если направят эти деньги на фондовые рынки.

Я понимал, что то, что я делаю бесконечно далеко от брокерского обслуживания клиентов. Мне не нравилось предлагать непопулярные страховые продукты. К тому же, из-за постоянной смены персональных менеджеров в банке, клиенты неохотно шли на контакт. Чаще всего они приходили в банк и даже просили операционистов не приглашать их персонального менеджера. Многим приходилось буквально ловить клиентов в операционном зале, что не соответствовало моим ожиданиям от работы финансового советника. Еще хуже было то, что некоторые недобросовестные коллеги продавали различные страховки под видом депозитов пожилым или малограмотным клиентам. Поэтому я принял решение покинуть этот банк и двигаться дальше.

Часть третья

В 2014 году я устроился в «Компанию БКС». Мне очень повезло стать первым сотрудником нового филиала, возглавляемого успешным консультантом из Москвы. Первые полгода я был единственным консультантом, поэтому мне удалось перенять лучшие практики у моего опытного руководителя.

Наш филиал успешно прибавлял клиентскими активами. При этом нас с шефом не устраивали требования вышестоящего руководства по постоянному повышению выручки от клиентских активов, т. к. рост выручки офиса мог состояться только за счет продажи рискованных коробочных продуктов, например структурных нот. К сожалению, далеко не все продукты компании приносили прибыль клиентами.

С учетом того, что у нас сложились добрые и доверительные отношения с клиентами, мы искренне не хотели рисковать их капиталами и начали искать возможности перехода в другую компанию, где результат от работы с клиентами был бы более предсказуемым.

Уже тогда мы поняли, что наиболее успешный подход в этом бизнесе – выстраивание долгосрочных отношений с клиентами, в которых зарабатывают все.

В 2016 году моему шефу предложили работу в Москве, в новом проекте известного бизнесмена и инвестора Оскара Хартманна. Проект также касался темы инвестиций, только объектом коллективных инвестиций были объекты коммерческой недвижимости, а целью — получение стабильного рентного дохода.

Мы переехали в Москву. Там я успешно проработал все лето, заработав неплохие деньги, но уже в процессе осознал, что мне неинтересна тема инвестиций в недвижимость. На это осознание наложились некоторые семейные обстоятельства, и в итоге осенью я вернулся в Санкт-Петербург.

 

Часть четвертая

По возвращении меня пригласили в компанию, которая раньше называлась «Ай Ти Инвест». Пригласили по знакомству, на должность директора, памятуя о моих хороших показателях работы в «БКС». Большая часть бывших питерских клиентов перешла вместе со мной в новую компанию, так как у нас сложились доверительные отношения.

Я благополучно работал, и бизнес рос. Но в конце 2016 года в составе высшего руководства компании начали проходить изменения, компания сменила вектор развития, периодически менялись и ее акционеры. Новое руководство приняло решение о сокращении филиала в Санкт-Петербурге в 2017 году. Мне пришлось покинуть компанию. В какой-то момент я оказался «на улице» и с ипотечным кредитом.

К тому времени мне окончательно надоели частые смены работы, переезды и нестабильность. Стало понятно, что инвестиционный бизнес будет сжиматься из-за общего оттока капитала из нашей страны. Я также понимал, что если часто менять места работы, то можно потерять драгоценную клиентскую базу, накопленную немалым трудом. Кроме того, в 2017 году уже немногие компании предлагали шестизначные оклады.

Эти обстоятельства подтолкнули меня к развитию частной практики финансового консультирования. Мне не хотелось продавать непрозрачные финансовые продукты, в которых я сам давно разочаровался. Созрело понимание, что нужно предлагать клиентам новые, понятные и предсказуемые сервисы, стараться обеспечивать их прибыль. Однажды меня напугала мысль, что если ничего не изменится, то я проживу жизнь продавая рискованные финансовые продукты на большие суммы получая от этого половину процента или полтора процента от клиентских денег.

Часть пятая

Существует лишь один инструмент с условно гарантированной прибылью — еврооблигации. На долговом рынке может заработать и клиент, и консультант. Я сосредоточился на работе с долговыми инструментами. Но только на теме еврооблигаций сложно построить бизнес, мне нужно было эффективное решение и для тех, кто хотел более агрессивно работать на финансовых рынках.

В 2017 году я занялся разработкой и оптимизацией собственных алгоритмических стратегий для работы с крупным капиталом. Как уже упоминалось, в 2007 году я впервые увидел торговый терминал и увлекся спекуляциями на рынках с применением торговых роботов.

Сразу скажу, что речь не идет о каких-то новейших нейронных сетях — я не видел успешных реализаций таких алгоритмов. Методов линейной алгебры и знаний теории вероятности вполне достаточно, чтобы подобрать математическую модель для работы торгового алгоритма. На разработку и тестирование собственных алгоритмов у меня ушло больше трех лет постоянной, кропотливой работы. У меня была простая мотивация: показать, что брокеры из крупных компаний с надутыми щеками не хотят и не могут предоставить клиенту крутой и прибыльной сервис для биржевых спекуляций. Мне хотелось показать их профанами на фоне успехов моей агрессивной стратегии.

Шли годы и стало получаться. Чтобы доказать прибыльность своей агрессивной стратегии я разместил результаты торговли на независимом ресурсе, который позволяет верифицировать и отслеживать результат работы торговой системы в реальном времени — это открытая информация, с которой может ознакомиться любой желающий.

Однако, запустить прибыльную торговую систему в работу это еще полдела. Необходим оборотный капитал. В начале работы системы меня поддержали мои давние клиенты. Теперь стоит задача дальнейшего увеличения оборотных средств.

Привлекая новых клиентов, я также хотел изменить подход к их поиску. Считаю, что бизнес должен отказываться от порочной практики «холодных звонков». По этой причине я решил опробовать интернет-пространство в качестве инструмента привлечения новых инвесторов. Сейчас я начал собственную кампанию в интернете и рассчитываю на ее успех.

Мой энтузиазм при работе на бирже не иссяк. Для меня сейчас биржевая торговля — это как еще одно чувство восприятия, котировки как будто показывают пульсацию жизни в планетарном масштабе. Надеюсь, что мне удастся поделиться своим опытом со многими инвесторами, которые станут моими постоянными партнерами.

 

Рустам Лифар, независимый финансовый советник

Оцените материал:
(оценок: 32, среднее: 4.38 из 5)
InvestFuture logo
Тот, кому доверяют деньги

Поделитесь с друзьями: