InvestFuture

Задорнов назвал три преимущества карты "Мир"

Прочитали: 46

О перспективах российской экономики, выпуске и преимуществах использования карт "Мир" и о ситуации на кредитном рынке рассказал президент-председатель правления ВТБ 24 Михаил Задорнов в эфире программы "Мнение".

- Михаил Михайлович, здравствуйте. Большое спасибо, что пришли в нашу студию. Мы уже поговорили немножко о национальной платежной системе, о картах "Мир". Настолько это трудоемкий процесс был для банков, насколько он выгоден и интересен для клиентов будет?

- Вы знаете, для банков это трудоемкий процесс. Можете себе представить, что в России работает примерно 80 тысяч терминалов и банкоматов, в каждый из которых нужно "залить" специальное программное обеспечение, которое будет позволять принимать карту "Мир". Это все-таки новая платежная система. Плюс сотни тысяч посттерминалов, то есть по сути вот тех устройств, которые на кассе в магазине, либо в ресторане, кафе, еще посттерминал, он тоже должен быть с программным обеспечением, принимающим карту "Мир".

По сути реально, я думаю, клиенты только к концу текущего года получат доступ ко всей этой сети, наверное, кроме еще отдельных магазинчиков, аптек, которые, наверное, еще будут подключаться в конце года. А банкоматная сеть, в основном все-таки это две крупнейшие сети: Сбербанковская и группы ВТБ. Мы уже полностью банкоматную сеть обеспечили и надеемся, что и остальные банки где-то, наверное, к концу октября будут иметь основные устройства, работающие с картой "Мир". Это с точки зрения возможности приема самих операции. Но ведь важно не только принудительно выдать эти карты. Сам клиент - бюджетник, пенсионер, призывник...

- Должен захотеть ими пользоваться.

- ...он должен, во-первых, иметь возможность, с чего я начал, пользоваться. А во-вторых, он должен захотеть и предпочесть пользоваться этой картой, а не картой международных платежных систем.

- Вот назовите очевидные конкурентные преимущества.

- Ну, очевидные конкурентные преимущества: первое – эта карта всегда возможна к приему внутри России. Потому что разные случаи были, мы знаем, что некоторые банки отключали международные платежные системы, то есть это гарантия ее работы внутри России.

- Собственно, то, с чего все началось. А началось это на волне санкций и ожиданий, что нас могут отключить от доступа к платежным системам.

- Второе: карта "Мир" должна иметь те самые бенефиты, например, кэшбэк - возврат какой-то части сумм, платежей на карту, - возможность иметь скидки по оплате этой картой в тех или иных торговых сетях, магазинах. Но это, собственно говоря, НСПК - владелец этой карты "Мир" - должен всему рынку объявить, какие преимущества у владельцев карты "Мир" будут по сравнению с картами других международных платежных систем. Должна быть открыто заявленная тарифная политика, которую мы сейчас как раз с НСПК обсуждаем. Но говоря прямо, на сегодняшний день все коммерческие условия использования карт еще не до конца понятны.

- Вот у вас как у банка есть ориентированность и мотивация, настоящая мотивация для того, чтобы делать этот продукт привлекательным и выгодным для ваших клиентов? Или достаточно показать, что вот, что есть, то есть, а Центробанку сказать, что, знаете, ну, не все получается, что поделаешь?

- Во-первых, мы с Центральным банком и с НСПК договорились: мы на два года, начиная с сентября текущего года, постепенно, поэтапно запускаем процесс эмиссии. Первыми у нас обслуживаются большая часть министерства обороны, вот призывники, которые сейчас осенью будут призываться, они полностью уже получат карту "Мир". Это более 100 тысяч человек, призывников. У нас хорошая банкоматная сеть по всей стране. Соответственно, они карту "Мир" получат в числе первых.

Есть график. До конца года мы где-то около 300 тысяч карт выпустим, в следующем году существенно, в разы больший объем. И этими картами мы бюджетников, которые обслуживаются в ВТБ 24, обеспечим. С точки зрения условий приема для клиентов, это еще раз те тарифы и, ну, назовем это так, это не льготы на самом деле, это дополнительные возможности, услуги пользования картой, которую должна Национальная платежная система предложить. Я прямо скажу, что если это не будет предложено, то получит бюджетник эту карту, положит ее в кошелек, будет получать на нее заработную плату или денежное довольствие военнослужащий, снимет наличные в лучшем случае - и будет пользоваться другой картой, которая у него также есть в кошельке. Коммерческие условия для клиента прежде всего, его возможности, - это определит пользование картой. Поскольку ты клиента насильно пользоваться той картой, которая ему не выгодна, не заставишь.

- А кредитные продукты вы не будете переводить на Национальную платежную систему, выдавать кредитные карты?

- Вы знаете, кредитные продукты.. Ну, во-первых, карта будет также кредитная, она будет не только дебетовой, но и кредитной. Человек ее сам будет выбирать. По сути это и кредитная и дебетовая карта одновременно.

- Всем, конечно, интересно, как эта карта будет вести себя за границей, насколько удобно с ней будет.

- К сожалению, изначально карта "Мир" – это только внутрироссийская карта. Ну, прямо скажем, что 80% наших граждан в основном-то на территории РФ карточками пользуются. За границей все-таки это карта международных платежных систем пока. Если у НСПК будет договоренность с Visa и с MasterCard по выпуску так называемых ко-бейджинговых карт, то есть карт, на которых будет чип Национальной платежной системы и, например, чип Maestro, чип другой платежной системы, тогда человек, выезжая за границу, будет пользоваться одновременно карточкой и внутри России, и за ее пределами. Но это еще нужно доработать. Пока эта карта все-таки ориентирована на территорию РФ.

- Если рассматривать деятельность банков, в данном случае банка ВТБ 24 как индикатора российской экономики. Вы этот год заканчиваете хорошо, должны закончить хорошо, причем лучший результат показать за четыре года. Но на что указывает нам это? Оздоровление российской экономики пока не очевидно. Или сказывается то, что россияне предпочитают сейчас копить и много вкладывают на депозиты?

- Вы знаете, мы, конечно, большие оптимисты, чем вся банковская система. Поскольку, ну, что греха таить, в целом в стране сейчас отзывается порядка ста банковских лицензий в год. Мы, банк ВТБ 24 - чисто розничный. Именно розничное кредитование сейчас начинает восстанавливаться. Что значит начинает восстанавливаться? Август был первым месяцем, по итогам которого кредитный портфель физлиц не сократился, а вырос по сравнению с началом года. То есть он впервые вот сейчас как бы перевалил за ватерлинию, то есть он растет.

- Резко вырос или началось просто восстановление плавное?

- Уже восстановление было во втором квартале, потом в июне, потом опять портфель падал. Вот это первый месяц, когда портфель растет, и я уверен, что до конца года он будет продолжать расти в целом по системе. У нас все-таки идет приток клиентов - и малого бизнеса, и физических лиц - из других банков, поэтому у нас портфель уже вырос на 8% с начала года, то есть мы рост портфеля испытали в январе-феврале. Наш клиент активен. И мы сейчас предлагаем рефинансировать кредиты других банков под 15% годовых. То есть мы уже вот, ожидая снижения ставки ЦБ, все-таки сделали по кредитам наличными выгодное предложение, у нас низкие ставки по ипотеке, то есть мы стараемся даже может быть на таком стабильном рынке часть клиентов перераспределять в свою пользу. Рост портфеля – это то, что дает ВТБ 24 сейчас определенное преимущество в банковской системе. Но и в целом, еще раз подчеркну, система впервые начала расти.

Мы также видим, что и малый бизнес - у малого бизнеса, на самом деле, кредитные портфели два с половиной года падали - вот сейчас есть первые признаки дополнительного спроса, оживления. Но это именно опять-таки клиенты, которые работают в ВТБ 24 по всей системе, это еще такие самые, самые первые признаки. Второе, что очень важно, помимо роста спроса на кредиты: люди гораздо лучше платят по кредитам. Вот это парадокс, который не все понимают, мы сами его не полностью ожидали. Ну, как бы кризис. Правда, большого роста безработицы нет в России. Но доходы людей сократились объективно. Так вот, люди, начиная с конца прошлого года, люди сокращают потребление, но по долгам платят лучше, чем они это делали в докризисный период.

- Это, может, какая-то кризисная модель поведения?

- Да, это модель поведения. Люди сокращают свое потребление больше, чем упали их доходы, и стараются не иметь долгов. Они стараются рассчитаться по долгам. Поэтому вот у нас портфель с точки зрения выдачи, поведения портфеля – это самое лучше поведение, которое мы испытали за последние пять лет.

- Портфель просроченной задолженности вы имеете в виду?

- Да.

- Сколько он сейчас?

- Просрочка сокращается. Сейчас у нас в портфеле это порядка 8% от общего объема портфеля. Но это еще с накопленными старыми долгами, которые мы потихонечку продаем, списываем. Поведение заемщиков, начиная с ноября, уже почти год, оно не только у нас, в целом по именно розничным кредитам оно исключительно такое, ну, точное. И наша служба по сбору долгов работает достаточно эффективно, и мы понимаем, что это именно такое поведение клиентов.

- А насколько вы сегодня строги к новым заемщикам?

- Мы строги к новым заемщикам, поскольку это ужесточение условий еще до кризиса, где-то примерно в конце 2013 года, мы сделали, понимая, что будет непросто с просрочкой, что достаточно сложные времена будут в экономике. Поэтому, в принципе, сейчас требования гораздо более жесткие, чем они, скажем, были в 2012-2013 годах.

- И тем не менее, кредитный портфель растет?

- И тем не менее, он растет.

- А насколько вы дружелюбны с заемщиками? ЦБ понизил ставку незначительно и дал прогноз, что до конца года, скорее всего, никаких изменений не будет. Это напрямую связано и с тем, под какую процентную ставку выдают коммерческие банки свои кредиты. Какие у вас сейчас параметры и будете ли вы, может быть, делать самостоятельные, ответственные шаги?

- Во-первых, ЦБ, конечно, всех удивил тем, что он не просто снизил ставку - это ожидали, - но он сказал, что до конца года, вероятнее всего, хотя есть оговорка, что все-таки снижение возможно, но оно очень маловероятно. Это, кончено, сразу насторожило банки с точки зрения дальнейшего снижения ставок, как по депозитам, так и по кредитам. Но если брать кредиты ВТБ 24, как и кредиты целого ряда крупных банков, ставки по ипотеке, кредитам наличными, автокредитам сейчас уже находятся по сути на ровне начала 2014 года. По малому бизнесу то же самое. То есть по сути ставки вернулись на [уровень, который был в] период еще до первого осеннего в 2014 году повышения ставки ЦБ.

Почему это произошло? Портфели не растут, деньги населения и деньги предприятий все-таки в банковскую систему приходят. И ставка ЦБ, безусловно задает какую-то планку, но свободная ликвидность уже привела к тому, что стоимость денег на межбанке, стоимость денег населения уже ниже, чем ставка ЦБ. И поэтому мы ориентируемся все-таки на рыночные ставки.

- И поэтому вы снижаете ставки?

- И поэтому мы снижаем ставки дальше. И собираемся это делать, несмотря на то, что ЦБ вот не собирается делать дальнейшие шаги до начала 2017 года.

- Ставка по потребительским кредитам сейчас по-прежнему 20-23%?

- 15% – ставка рефинансирования. Для зарплатных клиентов наших ставка 16,5-17%. Это ставка, которая очень хорошая при сегодняшнем уровне инфляции.

- А по ипотеке?

- По ипотеке ставка для новостройки сейчас, пока работает госпрограмма, 11,9%, сейчас в момент. И в среднем ставка по нашему ипотечному портфелю - примерно 12,5%. Вот сейчас новые выдачи.

- Но немногим меньше было до кризиса.

- До кризиса было примерно столько же. Лучшая ставка по ипотеке на российском рынке, какой-либо вообще, так сказать, самый лучший месяц – это 11,8%-11,9% в среднем по новым выдачам.

- А каков спрос на ипотечное кредитование сегодня?

- Спрос выше примерно на 30-40%, чем в прошлом году, в 2015. Но он еще недотягивает, наверное, где-то 20% до самого лучшего 2014 года, когда это была самая лучшая продажа ипотеки за все время российского ипотечного рынка.

- А девелоперов вы кредитуете?

- Девелоперов мы кредитуем в минимальной степени. Группа вся ВТБ в целом – это, в принципе, ответственность ВТБ - он работает с крупными компаниями. Почему в минимальной степени? Потому что у ВТБ уже после прошлого кризиса два своих дочерних девелопера, это "Дон-строй", "Система-Галс". И в основном кредитуются проекты вот этих двух компаний, которыми по сути владеет группа.

- Глава ЦБ, когда комментировала снижение ключевой ставки и давала такой обзор общего состояния экономики и банковской сферы, обратила внимание на то, что внутреннее потребление по-прежнему снижается и во многом это связано с поведением россиян, с тем, что они предпочитают откладывать. И дальше там такое замечание: сохраняются привлекательные ставки по депозитам. То есть вроде бы как бы немножко упрекая, что, может быть, это подстегнуло бы рост потребления. Что по депозитам сейчас у вас? Насколько это привлекательно? И как ведут себя россияне? Действительно ли они предпочитают копить сегодня?

- Вы знаете, все-таки основной пик прироста депозитов, средств населения в банках – это прошлый год, 2015 год. Частично вернулись те деньги, которые люди панически снимали в конце 2014-го при вот таком повышении ставки ЦБ и девальвации рубля. А сейчас, если мы посмотрим, курс ведь сейчас абсолютно равен тому курсу, какой он был в октябре 2015 года. То есть вот за год курс, год к году абсолютно стабилен, несмотря на все колебания. Люди несколько успокоились, новых денег несут меньше, чем в прошлом году. Ну, просто потому, что этих денег объективно меньше. Потому что вот те самые доходы не позволяют людям делать большие накопления. Накопления в основном все-таки это более состоятельный сегмент, они просто капитализируют те проценты, которые приносят им вклады в банках. Массовый сегмент, большинство населения все-таки новых накоплений не имеет.

- Потому что не из чего.

- Да, потому что не из чего. Поэтому в этом году будет, наверное, в пределах 8-10% прирост депозитного портфеля, у нас традиционно больше, чем в целом по банковской системе. Но это все-таки поменьше, чем в прошлом году. Хотя ставки остаются, вот сейчас инфляция уже на конец года мы ждем где-то ниже 6%. Ставка сейчас 8-8,5% по рублевым депозитам. И это, конечно, ставка обеспечивает по крайней мере доход существенно выше инфляции.

- Какими валютами сегодня интересуются ваши вкладчики и ваши заемщики?

- Состоятельный сегмент, конечно, 50% как минимум держит в валюте до сих пор, несмотря на то что, как я уже сказал, курс, в принципе...

- Доллар и евро или есть экзотические предпочтения?

- В основном доллар. И примерно половина - в рублях. Массовая розница, напротив, (держит) примерно треть в валюте, это максимум. 20% - рубли для вот именно такого текущего потребления. С точки зрения кредитования российские банки розничные, мы в том числе, мы, конечно, на 99% кредитуем только в рублях. Валюту нам в этом смысле девать некуда, только вот предоставляем корпоративные займы экспортерам, а реально валюты избыток, но это ориентация по-прежнему части населения.

- Недавно появилась где-то новость, что валютные ипотечники ВТБ 24 ко дню рождения главы ВТБ Андрея Костина написали письмо с просьбой пересмотреть их ситуацию и принять какое-то системное решение по реструктуризации, рефинансированию их долга. Есть ли реакция? Есть ли понимание такое? Или по-прежнему в индивидуальном порядке?

- Вы знаете, мы уже предлагали шесть или семь системных решений, практически каждые два месяца мы то или иное решение предлагаем. И за последние, скажем, полтора года с января 2015-го количество самих валютных заемщиков у нас сократилось на 30%. У нас, в Банке Москвы, который сейчас как раз поглощен ВТБ. С какими заемщиками мы не можем договориться? Я вам тоже вполне откровенно скажу. Когда к нам приходят люди и говорят: спишите нам 50-60% долга, это вот такая наша позиция - мы с этими заемщиками договориться не сможем и никогда не договоримся. Почему? Поскольку есть долг, этот долг брался в валюте, делался он большинством граждан абсолютно осознанно. Мы готовы рассматривать индивидуальные случаи, мы смотрим внимательно на социальное положение каждого заемщика и предлагаем то, что является реальным компромиссом между позицией банка и заемщика. Но я вам совершенно точно скажу, что наши валютные заемщики, как и мы, люди очень креативные, проводят все время различного рода акции. Мы на такое массовое списание долгов не пойдем, поскольку от этого страдают те же самые депозитные клиенты ВТБ 24. Мы не понимаем, почему, собственно говоря, другие люди должны отвечать за те осознанные действия, которые делали заемщики. И, кстати говоря, это не только у нас, в целом по стране, это, поверьте, очень небольшая категория людей.

- Вопрос к вам как к макроэкономисту: каковы перспективы восстановления российской экономики?

- Ведь ЦБ в прошлую пятницу оценил их в пределах 1% роста в следующем году. Может быть, мы большие оптимисты как раз в силу поведения наших клиентов, но, мне кажется, что в следующем году все-таки будет рост более высокий.

- Более высокий?

- Это 1,5-2% ВВП. Вот так я могу осторожно оценить. Конечно, многое определяют цены на сырье, не только на нефть, в целом спрос на товары российского экспорта. Но то, что сейчас происходит в китайской экономике, в глобальной экономике все-таки дает определенную надежду на то, что мы...

- Вы имеете в виду то, что у них происходит что-то плохое?

- Нет, напротив. Все-таки есть достаточно устойчивый спрос на сырьевые товары, и мы не ждем - по крайней мере, это то, как мы прогнозируем ситуацию, - мы не ждем дополнительного сокращения спроса на сырье и падения цен на нефть.

- Несмотря на замедление роста.

- Да.

- Увидели ли вы за минувшие два года признаки структурных реформ, без которых, казалось, нет возможности говорить не только о восстановлении экономического роста, но и здесь нужно отметить, что вот тот рост, о котором мы сейчас говорим, он все-таки отстает от среднемировых темпов? И это все равно дает возможность нам только вот не сваливаться в пропасть, но ползти так немножко, догонять.

- Говоря прямо, мы отстаем не то, что уже даже от развитых стран в темпах роста...

- От развивающихся.

- От развивающихся, наших конкурентов: Индии, Китая того же самого, азиатских стран...

- Особенно Индии.

- ...от Центральной Европы.

- Были ли использованы те два года, то есть тот момент, когда мы зафиксировали необходимость принципиальных изменений в экономике, в экономической модели, было ли использовано это время?

- По большому счету, нет. Поскольку структура экономики, структура экспорта в основном осталась той, какой она была, ну, со всей скидкой на уменьшение цен на сырье. Есть определенные новые такие очаги роста. Это традиционно, конечно, опять-таки экспорт, экспортная отрасль. Это сельское хозяйство, которое растет в силу очевидных причин быстрее, чем остальные. Это пищевая, лесная, химическая промышленность. Вот есть несколько очагов роста.

Есть, конечно, глубокие преобразования во всех отраслях, которые связаны с конечным потреблением. Финансовый сектор – очень большое на самом деле сжатие сектора, большие сокращения, оптимизация, оптимизация продуктов. Я говорю не только о банках, это страхование, это рынок ценных бумаг. На самом деле происходят очень большие изменения. Сектор ретейла продовольственного, электроники, просто все то, что во многом было бенефициаром крепкого рубля и больших объемов импорта, ну, и вот таких высоких темпов конечного потребления, вот все эти отрасли, мы вынуждены перестраиваться, поскольку на самом деле спрос упал, ужесточилась конкуренция. И вот здесь идут достаточно серьезные реформы. Мы просто обычно говорим о промышленности. А ведь на самом деле в секторе услуг работает огромное число людей.

- Но реформы недостаточны?

- Они пока еще не меняют структуру экономики. И рискну сказать, что для того, чтобы ее менять быстрее, все-таки нужна осознанная структурная политика российского правительства. Как бы это банально ни звучало.

- Вы же были министром финансов. Вот вы сейчас, когда наблюдаете за работой экономического блока правительства, вам все понятно в ней?

- Мне не все понятно даже, хотя я общаюсь с людьми в правительстве достаточно регулярно.

- Но если общаетесь, то, наверное, получаете объяснения какие-то? Это я к тому, что два экономиста могут понять друг друга лучше, чем если экономист объясняет гражданину, почему у него не будет индексироваться пенсия или почему в очередной раз заморожены отчисления в негосударственные пенсионные фонды накопительной части песни. И другой ряд вопросов, можно перечислять очень долго. Наверняка получаете объяснения - а, ну, тогда понятно. Вот так выглядит ваш диалог?

- Диалог так не выглядит. Я бы сказал, что есть общий консенсус в том, что то, что сейчас не хватает для именно инвестиционного климата, для тех самых изменений в структуре российской экономики – ключевое – это не хватает четкой, продуманной и заявленной экономической политики. Поэтому возникают разные слухи, что вот правительство собирается делать то, другое, третье. Посмотрим, сейчас все-таки прошли парламентские выборы, которые, как обычно, рассматриваются как некий такой рубеж для, как правило, непринятия решения, хотя мне это непонятно: почему, собственно, решение нельзя принять до парламентских выборов?

- Ну, вот новый парламент сейчас будет принимать бюджет. И, наверное, принесет что-то новое в него, посмотрит на него по-новому. Хотя фракции остались те же, но, говорят, на 2/3 персональный состав парламента обновился.

- Но все-таки бюджет в сегодняшней политической системе в существенной степени зависит от правительства. Парламент, конечно, внесет какие-то коррективы. Тем более, сейчас этот парламент будет практически такой полуторапартийный. Но что сейчас ждет бизнес? Ждет бизнес вот сейчас определенности с трехлетним именно, не годовым - трехлетним бюджетом, налоговой системой, некоторыми правилами игры, в том числе в банковском секторе, которые также все время меняются. То есть то, что сейчас нужно бизнесу, причем, поверьте, и крупному, и совсем маленькому бизнесу, - нужна некая определенность. Определенность задаст именно не годовой бюджет, а трехлетняя программа, трехлетний бюджет.

- И стратегия развития, которая, может быть, появится. То есть, если хотите повысить налоги, то предупредите, да. Я благодарю вас за реальный взгляд на вещи. Большое спасибо.

Беседу провела Эвелина Закамская

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Задорнов назвал три

Поделитесь с друзьями: