InvestFuture

Меркель вышла из карантина в другую Европу

Прочитали: 551

"Вести недели" уже рассказывали, как от коронавируса загибается Шенген. Никакого Евросоюза без границ больше нет. Теперь дошла очередь до общих финансов. Ангела Меркель сказал твердое "нет" евробондам, за которые можно было бы выручить средства на поддержку экономики в наиболее пострадавших от коронавируса странах, а это пока Италия, Испания и Франция. Но Германия и Голландия — категорически против, поскольку опасаются, что долги потом повесят именно на них. Вот и получается, что дружба дружбой, а табачок, то есть денежки врозь. И это для Италии, что, помогая другим, платит в Евросоюз намного больше, чем получает оттуда. Но вот самой в трудную минуту помощи от немцев не допроситься. Прямо не Европа, а джунгли, где главный закон — каждый сам за себя.

Ангелу Меркель коронавирус не взял. Три теста на инфекцию — отрицательные. Канцлер вышла из самоизоляции, в которую поместила себя после того, как заболел ее врач. 14 дней взаперти — это нелегко, призналась Меркель.

"Некоторые из вас могут сказать: мы соблюдаем все эти правила уже более двух недель, как долго еще? Я понимаю этот вопрос. Тем не менее я бы поступила абсолютно безответственно, если бы просто назвала вам сегодня определенный день, когда меры можно было бы отменить или ослабить", — отметила Меркель.

В Германии за все время пандемии коронавирус выявлен почти у 93 тысяч немцев, из них 2300 — медики. 26,5 тысячи человек уже выздоровели. 1332 умерли. Имея сопоставимые с Италией, Испаний и Францией количественный показатели по числу заболевших, Германия резко отличается от них в лучшую сторону по проценту смертности. Это связано с тем, что к началу пандемии немецкая система здравоохранения подошла с 28 тысячами мест в палатах интенсивной терапии, что примерно в семь раз больше, чем имелось на тот моменту в других крупных европейских странах, не говоря уже о США, где около половины населения не может позволить себе даже минимальную медицинскую страховку.

И чтобы понять, что такое одна реанимационная койка в немецкой больнице, достаточно сказать одно: ее средняя стоимость — 85 тысяч евро. В целом по Германии довольно мягкий карантин плюс десятилетия гигантских трат на систему здравоохранения дают результат. Темп распространения инфекции падает. А высокая статистика по числу инфицированных связана с агрессивным тестированием.

"У нас проходит широкий скрининг, многие попадают в статистику — это одно из объяснений, почему число инфицированных столь сильно расходится с числом летальных исходов. Также у нас достаточно мест интенсивной терапии — сейчас в Германии их 40 000. За последние недели более 10 000 мест были развернуты дополнительно. У нас 30 000 функционирующих аппаратов ИВЛ в комбинации с этими местами. У нас много возможностей оказывать медицинскую помощь. Я не хочу, чтобы это звучало цинично, но у нас есть свободные мощности", — заявил Вальтер Розенталь, ректор Йенского университета имени Фридриха Шиллера.

Хватит ли больничного фонда, не знает даже профессор молекулярной фармацевтики Розенталь. В текущих обстоятельствах планирование невозможно. Например, берлинская полиция очень рассчитывала на 200 тысяч масок — партия готовилась к отправке в аэропорту Бангкока. И ее отправили. В США.

Городские власти Берлина в шоке от таких "союзничков". "Мы рассматриваем этот шаг как акт современного пиратства. Так с трансатлантическими партнерами обращаться нельзя. Даже в разгар глобального кризиса нельзя возвращаться во времена дикого Запада. Призываем федеральное правительство склонить США к соблюдение международных правил", — заявили они.

А есть ли сейчас правила? Две недели назад, когда Меркель ушла на карантин, Европа была одна, а вышла канцлер уже немножко в другую Европу.

Как всегда отличилась Венгрия. Опираясь на своих депутатов, премьер-министр страны Виктор Орбан провел законопроект о чрезвычайном положении, который позволяет правительству принимать любые решения без консультаций с парламентом, — вместо законов будут декреты. Первый уже есть.

Правительство Орбана также получило право бессрочно продлять режим чрезвычайного положения. Взволновалась венгерская оппозиция. В гневе министр иностранных дел Люксембурга призвал отправить Венгрию в "политический карантин" и не пускать в приличное европейской общество. Действия венгерского премьера обеспокоили главу Еврокомиссии Фон дер Ляйен. Орбана это не волнует. Он действует так, как будто Евросоюза уже нет. Нет солидарности. Нет общей судьбы — она у каждого своя. И если рухнет система здравоохранения Венгрии, которая совсем не немецкая, помогать не будут.

Министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас обвинил российские СМИ в том, что они преувеличивают драматизм европейского коронакризиса. Вот заголовок газеты Spectator. Это пишет британская газета: "Италия и Испания брошены ЕС".

С этим может поспорить Маас, но премьеры Конте и Санчес точно согласятся. Медицина рушится, безработица растет темпами, каких не было и после кризиса 2008 года, банкротятся промышленность, сервис и транспорт, на севере Италии вводят продуктовые карточки, а на полях гниют миллиарды евро — первый урожай турнепса, спаржи и шампиньонов собрать некому.

Это не тест. Это краш-тест для европейской экономики. Все въедут в одну и ту же стену, но с разными последствиями для техники и пассажиров: немцы, не торопясь, — на автомобиле премиум-класса, а итальянцы — с разгона на Fiat. Как пишет испанская El Pais, на прошедшем онлайн-саммите ЕС Меркель была непреклонна. Никаких общих долговых обязательств не будет, бросила она итальянскому коллеге, который требовал разделить бремя предстоящих непомерных займов. Джузеппе Конте в курсе, что на севере его страны стихийно сворачивают флаги ЕС, но продолжает надеяться, что этого не придется делать Риме.

Италия, не вполне оправившаяся от долгового кризиса 2011 года, скоро проест последние резервы. У Германии, Австрии, Нидерландов, Финляндии пока есть возможность поддержать социальную сферу, помочь населению через национализацию предприятий. Дальнейшее развитие кризиса будет зависеть от того, какой удар нанесет пандемия по глобальной кооперации, как быстро восстановятся рынки.

В Брюсселе вместо еврооблигаций, которых добивались Конте и Санчес, придумали другой способ продемонстрировать солидарность и помочь людям, оставшимся без работы, — за счет долгосрочного бюджета ЕС, который принимается на семь лет. Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен анонсировала новую программу, не без пафоса апеллируя к первому шагу на пути к глобализации, американскому плану послевоенного восстановления западной Европы.

Если делить 100 миллиардов на всех европейцев, то это по 200 евро на человека. Три-четыре раза сходить в магазин. Есть, правда, еще планы целевого кредитования из Европейского стабилизационного механизма — там более 400 миллиардов. Но если экономика простоит еще пару месяцев, то и эти кредиты уйдут просто на поддержание штанов. Пока перспектива туманна, от плана Маршалла в действиях Еврокомиссии — одно только название.

И есть еще одно обстоятельство: в 1947 году США, практически не пострадавшие от Второй мировой войны, стали для европейцев внешним фактором поддержки. Они давали льготные кредиты в обмен на полную политическую лояльность. Однако в последние годы этот товар в глазах Вашингтона несколько обесценился. И объективно кроме спекулянтов на рынке ценных бумаг есть только один источник, способный залить европейский кризис деньгами, — это Китай. Но к усилению китайского влияния в Европе, возможно, кроме Венгрии, в данный момент не готовы. Ну, не на столько еще плохо.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
(оценок: 47, среднее: 4.62 из 5)
InvestFuture logo
Меркель вышла из

Поделитесь с друзьями: