InvestFuture

О чем мечтают китайцы

Прочитали: 101

На второй день Делового саммита АТЭС, после всех основных дискуссий и выступлений президентов, трудно было ожидать чего-то значимого — мосты протестированы, ключевые инвестпроекты объявлены, лидеры готовятся к отъезду. Но дискуссия о том, утратил ли капитализм ориентиры, неожиданно стала одной из самых оживленных. Видимо, к капитализму и впрямь накопилось немало претензий, причем у Запада и Востока они разные.

На самом деле вопрос, как будет развиваться капитализм, для АТЭС далеко не праздный. Членами АТЭС являются как развитые страны (США, Канада, Австралия), так и развивающиеся (Индонезия, Малайзия, Вьетнам, Перу), и даже Папуа — Новая Гвинея. Все они собираются создать единое торговое и инвестиционное пространство в перспективе ближайших восьми лет. И как это сделать, если экономики по берегам Тихого океана имеют не только разный размер ВВП на душу населения, но и разное понимание того, как именно этот ВВП будет производиться и распределяться? Насколько разное — стало понятно на саммите во Владивостоке, где даже во время публичной дискуссии — в которой больше от шоу, чем от реальных переговоров, — представители Запада и Востока чуть не разругались в прямом смысле слова.

Дайте неудачникам быть неудачниками

Роль приглашенной звезды на саммите АТЭС-2012 сыграл экстравагантный и богатый американец Джим Роджерс. Семидесятилетний инвестор заработал свое состояние в 1970-х на торговле валютой и фьючерсами, после чего занялся путешествиями и изданием книг. Наибольшую известность ему принесла совместная работа с Джорджем Соросом в хедж-фонде Quantum Fund. Пять лет назад Роджерс поселился в Сингапуре, поскольку он считает, что у Азии огромный инвестиционный потенциал. Роджерс известен своими яркими высказываниями и тем, что всегда появляется на публике в галстуке-бабочке.

В первый день саммита Роджерсу приходилось в основном отвечать на вопросы об инвестиционной привлекательности России, но во второй день он наконец-то смог развернуться как шоумен и поговорить о том, что его действительно волновало. «Когда государство не дает банкам обанкротиться — это как христианство без ада! — горячился Роджерс. — Людям надо давать возможность обанкротиться, это заложено в самой природе капитализма». Перспектива третьего раунда так называемого количественного смягчения (quantitative easing, QE3), в ходе которого ФРС США может снова выкупить облигации у банков, нравится трейдерам, но западных бизнесменов приводит в ярость — в их понимании, система, которая не разрешает людям терпеть неудачи, противоречит основам капитализма. «Да Карл Маркс сейчас поет в своей могиле!» — патетически воскликнул Роджерс, упомянув «сотни миллиардов моих денег, которые выданы банкирам, чтобы они могли иметь “Ламборгини”». Идеал Роджерса — Исландия, которая отказалась спасать свои банки от банкротства.

Поскольку Исландия находится от региона АТР максимально далеко, идеал Роджерса и соглашавшихся с ним по всем пунктам российских бизнесменов на АТЭС никто не развенчал. А зря. Исландия действительно не стала сначала спасать свои банки, и три крупнейших из них в 2008 году обанкротились. Это стоило Исландии потери 7% ВВП в 2009 году и еще 4% — в 2010-м, она была вынуждена занять у МВФ и других стран 10 млрд долларов для стабилизации своей валюты и финансовой системы, а активы рухнувших банков все же пришлось взять на себя другим игрокам. Никакому государству не пожелаешь такой поддержки основ капитализма. Но у представителей Азии есть другие аргументы против Роджерса.

Туалет против телефона

Азиаты вообще не должны стремиться воспроизвести западный капитализм. Об этом на саммите заявил председатель правления инвестфонда Avantage Ventures и исполнительный директор пан­азиатского научно-исследовательского института Global Institute For Tomorrow Чандран Наир. Его фонд продвигает так называемые социальные инвестиции — проекты водоснабжения в сельской местности во Вьетнаме и Камбодже, электрификации сельских районов в Лаосе и Индии, доступного жилья на Филиппинах, здравоохранения в Китае и Индии (речь идет именно об инвестициях, предполагающих отдачу, а не о благотворительности).

Проблема западного капитализма в том, утверждает инвестор и ученый из Гонконга, что он построен на непрерывном росте потребления. Но представьте, что к 2050 году 6 млрд азиатов будут жить — и потреблять — как американцы! «Если Азии позволить рваться к благосостоянию для всех и сразу, то наступит хаос», — горячился Чандран Наир, перебивая Роджерса, который спрашивал, почему это китайцы должны отказаться от мечты иметь автомобиль, и обзывал Наира Мао Цзэдуном и Сталиным.

Капитализму — или любой другой экономической системе — во многих странах АТЭС уже в ближайшее время придется решать пять ключевых проблем. Первая — нехватка питьевой воды и отсюда сложности с гигиеной (по выражению Наира, если мобильный телефон в Азии есть почти у всех, то туалет до сих пор роскошь). Вторая проблема — нехватка еды; кроме того, надо как-то бороться с трущобами, в которых сейчас живет каждый шестой азиат, а в перспективе будет жить каждый третий, а также развивать образование и здравоохранение. И в Азии совершенно справедливо полагают, что капитализм в своем первозданном виде без участия государства все эти ключевые задачи просто не решит. Более того, государства по отдельности часто решить их тоже не способны.

Взять хотя бы проблему питьевой воды — входящим в АТЭС странам придется объединить свои усилия, чтобы разобраться с ней. «АТР — типичный регион, который испытывает проблемы с водой, — сказал на саммите президент Вьетнама Чыонг Тан Шанг. — Здесь живет 60 процентов мирового населения, но сконцентрировано только 35 процентов водных запасов». В то же время чистая вода сейчас — это вопрос безопасности, никак не меньше. Вьетнам уже предложил странам, расположенным вдоль реки Меконг, управлять своими водными ресурсами сообща, то же хорошо бы сделать и всем остальным экономикам АТЭС.

Примерно так же обстоит дело с продовольствием и здравоохранением — уже сейчас многие страны АТР остро ощущают, что, пустив эти вопросы на самотек, они попали в капкан. С одной стороны, значительная часть населения в мире и в странах АТЭС недоедает, с другой — даже развивающимся экономикам уже знакома проблема ожирения (например, Индонезии, где в рационе присутствует большая доля риса и сахара). Правда, ответа на вопрос, как это сбалансировать, на саммите не нашли. Но, по крайней мере, представитель китайской делегации заявил Джиму Роджерсу, что китайцы не отказываются от мечты иметь автомобиль. Просто не иметь автомобиль — это их выбор.

Источник: Эксперт

Оцените материал:
InvestFuture logo
О чем мечтают китайцы

Поделитесь с друзьями: