InvestFuture

Ядерная нефть. Ударит ли Иран по курсу рубля?

Прочитали: 139

Переговоры Ирана с Западом по ядерной программе обещают завершиться снятием международных санкций – и, судя по динамике, это произойдет довольно скоро. Тем временем иранские хранилища ломятся от нефти, экономика страны находится на низком старте. В интервью Wall Street Journal замминистра нефтяной промышленности Ирана Мансур Моазами сравнил Исламскую Республику с пилотом, готовым к взлету. «Вот в таком состоянии сейчас находится вся страна», – радостно заявил он. Добыча иранской нефти, не один год сдерживаемая Западом, может заметно увеличиться, а цена на углеводороды, напротив, еще больше упасть. Российской экономике, чувствительной к любым колебаниям нефтяной конъюнктуры, такой поворот не сулит ничего хорошего. Но, возможно, разговоры об очередном ударе по рублю не совсем точно отражают будущее. Каковы шансы России избежать худшего?

Много ли нефти у Ирана?

Очень. Нефть и газ, главные продукты иранского экспорта, дают до четверти выручки, получаемой страной от внешней торговли. По данным американского Управления энергетической информации (EIA), Иран занимает четвертое место в мире как по запасам нефти, так и по объему нефтяного экспорта – 2,3 млн баррелей в сутки в 2012 году. Однако с введением санкций в том же году под запретом оказались поставки в США и Великобританию, а чуть позже в другие страны ЕС. В результате экспорт иранской нефти упал до 1,2 млн баррелей в сутки, а заместил ее близкий по характеристикам российский сорт Urals. Теперь аналитики снова напоминают о сходстве сортов, только уже не к выгоде России.

Как быстро Иран сумеет вернуть себе рынок?

Это может произойти в следующем году. Официальный Тегеран и независимые аналитики дают противоречивые прогнозы. «В течение пары месяцев», – сказал в прошлом году министр нефтяной промышленности Ирана Биджан Намдар Зангене (позднее он немного смягчил тон заявлений). Аналитики международной консалтинговой фирмы IHS не обращают внимания на волатильность нефтяного рынка, вызванную шумихой вокруг снятия санкций. Там уверены: до 2016 года отрасль вряд ли почувствует реальные перемены. В Societe Generale соглашаются, что Иран не окажет немедленного влияния не мировой рынок нефти – это произойдет не раньше следующего года. Данная точка зрения совпадает и с оценками генсека ОПЕК Абдаллы аль-Бадри, ожидающего «возвращения иранской нефти» через несколько месяцев.

Что мешает быстрому «возвращению»?

Все те же санкции – даже после их снятия. За годы изоляции страна лишилась доступа к современным технологиям добычи углеводородов. Регресс, по данным EIA, доказывает низкий коэффициент извлечения нефти (до 25%, что существенно ниже нефтеотдачи соседнего Ирака). Спеша наверстать упущенное, Иран сегодня ведет активные переговоры об инвестициях с крупными западными производителями: Shell, Total, Eni, но даже успешное их завершение не позволит стартовать с места в карьер.

Согласно самому оптимистичному сценарию EIA (Iran success), Иран сможет к 2040 году нарастить добычу до 8,1 млн баррелей в сутки, что всего лишь на 3,5 млн меньше, чем произвела Россия в прошлом году. Другой вариант предполагает победу конкурента – соседнего Ирака (Iraq success), на фоне которого прогнозируемые объемы Ирана оказываются вдвое меньшими. По данным Института энергетических исследований РАН, с 2007 года в Иране не было введено в разработку ни одного нового проекта, а шесть из десяти баррелей добытой нефти приходится на старые, быстро истощающиеся месторождения. Институт исследований энергетической политики Колумбийского университета рисует ту же картину: многие скважины закрыты и вложения в разработку новых месторождений сокращены. Если и можно переломить тенденцию, то не за сроки, декларируемые Тегераном.

Между тем много нефти находится в иранских нефтехранилищах, включая десятки танкеров (VLCC) – каждый из них вмещает 2 млн баррелей. Если власти Исламской Республики уступят искушению выбросить все это на рынок, его ждет неминуемый обвал.

Пытается ли Россия смягчить удар?

Пытается, хотя довольно оригинально. Газета «Коммерсантъ» недавно сообщила о ирано-российском меморандуме о взаимопонимании. По его условиям, Исламская Республика будет поставлять нам менее 500 тысяч баррелей в сутки (для последующей их перепродажи Россией в Тихоокеанском регионе), а на вырученные деньги покупать российские товары. Этот «не совсем бизнес-проект» придуман, чтобы «застолбить свое место на рынке, сделать Россию партнером». Но стоит ли утверждать, что нефть партнерского Ирана скажется на экономике РФ менее пагубно, чем любая другая? Возможность это проверить скоро представится – не в нынешнем, так в следующем году.

Источник: Slon

Оцените материал:
InvestFuture logo
Ядерная нефть. Ударит ли

Поделитесь с друзьями: