InvestFuture

"Валютные войны": Япония, Венесуэла... Далее везде?

Прочитали: 43

Объявленная 8 февраля девальвация венесуэльского боливара (VEB) к доллару США сразу на 46,5% с 4,30 VEB/USD до 6,30 напомнила, что помимо правительств США, ЕС, Японии и Китая на планете обитают еще немало руководителей стран, где основным, если не единственным, способом выхода экономики из рецессии является улучшение платежного и торгового балансов за счет удешевления своих валют. То есть за чужой счет, а не путем повышения конкурентоспособности товаров, эффективности производства и т. п.

О "валютных войнах" еще в 2010 г. заговорил министр финансов Бразилии Гвидо Мантего: реал дорожал, импорт рос, а состоятельные бразильцы скупали квартиры в Майами, которые стали стоить в разы дешевле, чем в Рио или Сан-Паоло. Недавно этот термин употребил зампредседателя ЦБ Алексей Улюкаев, который вряд ли имел в виду участие РФ в такой войне, а скорее намекал на необходимость большей диверсификации валютных резервов в связи с нестабильностью финансов еврозоны. Ведь в валютные войны вступают очень разные страны – от "сырьевых придатков" до стран с наиболее развитой перерабатывающей промышленностью. Набор причин при этом может быть разным: стремление помочь своим экспортерам, решение проблем бюджетного дефицита, попытки вернуть в страну "национальный капитал". Во всех случаях крупнейшие экспортеры и госбюджет – основные выгодополучатели. Просто в Венесуэле местная государственная нефтедобывающая компания и бюджет - это почти одно и то же, причем в целом больше выиграет бюджет, т. к. нефтяники в перспективе будут страдать от инфляционного роста затрат, высоких налогов, недостаточных инвестиций и т. д. И Венесуэла, как Бразилия или Россия, рассматривает девальвацию в первую очередь не как конкуренцию с валютами стран-конкурентов, а как реакцию на рост внутренних проблем, поиск выхода из несбалансированности торгового баланса и бюджета.

Напротив, в проведшей за пару месяцев почти 10%-ю девальвацию Японии одна из целей - удешевление машиностроительной и высокотехнологической продукции для иностранных покупателей. Выиграют в первую очередь японские экспортеры, чьи доходы возрастут, а акции подорожают. При этом, если девальвация, например, венесуэльского боливара не особо затрагивает интересы других стран (не так много иностранцев вкладывал в местную валюту), то меры японского правительства касаются всей мировой финансовой системы. А в части поддержки экспортеров они имеют четкую направленность "против" Кореи, некоторых стран ЕС и в перспективе, возможно, китайских машиностроителей. Поэтому в некоторых "валютных войнах" "противником" не является никто, а в некоторых – чуть ли не большинство крупных экономик мира.

Что же сделали в Венесуэле и почему? Кто следующим вступит в "валютные войны" и против кого?

Во-первых, в этот раз венесуэльская валютная реформа, на первый взгляд либеральная и позитивная. Когда Уго Чавес девальвировал боливар в 2010 г., ему пришлось национализировать французскую сеть супермаркетов Casino, чтобы запугать торговцев и сдержать рост цен. Это не особо помогло, и, помня об этом, сегодня венесуэльцы уже стоят в очередях, скупая телевизоры и авиабилеты. Но в этот раз девальвацию проводит фактически потенциальный новый президент Николас Мадуро, который рассчитывает не слишком подорвать доверие избирателей (на что есть шанс при крайне слабой и раздробленной оппозиции), а также не "обидеть" иностранных инвесторов. Поэтому все делается не в российских традициях 1998 г. и не так, как сегодня в Аргентине (фактически запрещая пользоваться иностранной валютой в рамках подготовки к очередному дефолту этой периодически банкротящейся страны), где также оппозиция пока мало на что годится.

Во-вторых, Центральный банк Венесуэлы отменил систему продажи номинированных в долларах США высокодоходных облигаций за боливары по "специальному" (то есть – заниженному) курсу 5,30 VEB/USD (тогда как официальный был 4,30). Эти продажи всегда были способом привлечения дополнительных кредитных ресурсов в твердой валюте. Теперь, теоретически, инвесторы смогут приобретать местные бонды по более низкому курсу. И спрос на венесуэльские государственные облигации действительно немного вырос (на погашаемые в 2016 г. – примерно до номинала), а в ближайшие недели может вырасти еще. Это связано с ростом уверенности инвесторов в том, что правительство решило пойти на либеральные реформы, т. к. Чавес может не вернуться к власти из-за болезни.

Правительство также разрешило экспортерам "нетрадиционных" товаров (т.е. не углеводородов) оставлять у себя на валютных счетах 40% выручки, тогда как раньше можно было 30%, а остальное продавалось ЦБ только по официальному курс. Разрешено получать твердую валюту из-за границы на частные депозиты в местных банках.

Эти меры могут (по оценкам Barclays) принести правительству дополнительные доходы в объеме до 3,4% ВВП. При этом, если заготовлены еще и меры стимулирования через снижение процентной ставки ЦБ, то эффект может быть существенно больше - до 6%. Оставшийся в стране бизнес сможет как-то развиваться благодаря низкому курсу и низкому проценту, а налоговые сборы возрастут, снизив риск бюджетного дефицита и зависимость от нефти.

Поэтому, если инфляция не будет расти слишком быстрыми темпами, а нефть существенно не подешевеет, то положительный эффект для экономики может быть долгосрочным. Тогда правительство сможет двигаться к более либеральной системе валютного курса и рыночной экономике в целом. А возможные проблемы через СМИ можно будет списать на Чавеса, который формально остается президентом.

Следующие девальвации можно ожидать также в странах-экспортерах сырья. Но не в относительно сбалансированных и "наиболее рыночных" (Канада, Австралия) и не в самых "закрытых" (ОАЭ, Кувейт и т. п.). Скорее всего, валюты будут быстро обесцениваться в Нигерии и Анголе (что, возможно, позволит "нацелившемуся" на Африку Стивену Дженнингсу дешево купить активы), в Иране (где снижение курса идет давно, но за пределами страны это пока никому неинтересно), в Мексике (где дорогой песо негативно влияет на эффективность вложений в местные бизнесы, ориентированные на США).

Если посмотреть на спорный, но иногда очень эффективный инструмент анализа - индекс Биг Мака, - то станет понятно, что самые переоцененные относительно доллара валюты – в Швейцарии и Норвегии (на 70–80%), с огромным отрывом от сырьевых экспортеров (Бразилии, Канады, где переоцененность - около 25-30%). Причины – в превращении швейцарского франка в валюту-убежище и в отсутствии в Норвегии пространства для внутренних инвестиций и в чрезмерно "социалистической" экономике. Но если для швейцарцев дорогой франк – реальная проблема и они сделают все "политически возможное" для снижения его курса (в первую очередь к евро), то норвежцы, имея огромные резервы на душу населения и не имея серьезных мотиваций, могут жить с текущим курсом кроны, пока приток инвестиций в страну не иссякнет окончательно. По крайней мере, локальная "война" курсов в Европе в 2013 г. будет вестись "глобально" японцами, а на "местном уровне" - Швейцарией против Германии и Франции. Но заработать будет проще на коротких продажах иены против доллара США, чем против евро, который с начала года вырос до 1,37 USD, а в дальнейшем может упасть на 10% и более с началом очередной программы ЕЦБ по "печатанию денег" (LTRO).

Больше потрясений для рынков произойдет, когда в девальвационные соревнования включатся другие страны "развивающихся рынков". Судя по индексу Биг Мака, самыми "недооцененными" валютами являются индонезийская, китайская, российская и египетская (по 30-40%), "рекордсменами" - гонконгский доллар (около 50%, но это можно объяснить близостью к КНР и "трюками" с движением капитала), юаровский ранд (около 45%, причем снижение курса будет продолжаться ввиду роста социальной напряженности и недостатка инвестиций) и индийская рупия (70%, но тут Биг Мак вряд ли применим, т. к. в его индийской версии используется курятина, которая объективно стоит дешевле, особенно в Индии).

Что из задуманного в результате "гонки девальваций" получится в Латинской Америке, а что в других регионах, где есть большие страны с бюджетным дефицитом, который находится в прямой зависимости от цен продовольствия (импорт) и углеводородов (экспорт), будет во многом ясно уже к концу года. В Бразилии реал вновь укрепляется, после того как меры по сдерживанию покупок гособлигаций нерезидентами путем введения для них специального налога себя почти исчерпали (дефицит торгового баланса страны за 2012 г. может оказаться рекордным, а налоги и пошлины повышать особо некуда). Поэтому, как только вырастет дефицит бюджета и правительство решит не слишком сдерживать инфляцию (например, через фиксированные цены на бензин), не снижать ставку ЦБ и повысить зарплату, снова встанет вопрос о девальвации реала к доллару США на 12-15% в 2013-2014 гг. Такая девальвация – естественное продолжение сырьевой зависимости (в Бразилии она меньше, чем в России, намного меньше, чем в Венесуэле, но выше, чем, например, в Мексике). И если еще упадут на 10-12% средние цены на нефть (особенно на северо-американском рынке), то девальвация до 20% за пару лет представляется неизбежной.

Заработать на начинающихся и будущих девальвациях можно, если своевременно продать фьючерсы – на валюты (для развитых стран) или на самые низкодоходные облигации ( Японии, Германии), а также на ликвидные и дорогие суверенные или "нефтяные" бонды развивающихся рынков – Бразилии, Венесуэлы, в среднесрочной перспективе – Турции и Украины. Самое главное – поставить на падение цен в нужный момент, когда в США будет расти доходность UST-bills, начнет снижаться аппетит к риску на развивающихся рынков, а в случае с обязательствами в иенах или евро движение валютного курса не будет резко противоположным движению цен на облигации. Но правильно подобранный портфель таких коротких позиций в валютах и бондах может принести больше, чем традиционное инвестирование в ближайшие два года.

Если смотреть на происходящее не с точки зрения инвестора и тем более спекулянта, а глазами предпринимателя (или даже, возможно, госчиновника), то происходящее в Бразилии может стать моделью того, что затем случится в богатой сырьем стране с низким уровнем развития свободного рынка. А уж если смотреть на Венесуэлу, то можно предположить, что в случае ее неудачи в реформах страна через пару лет будет "образцом" того, к чему может придти любая, даже более крупная сырьевая экономика.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
 quot;Валютные войны

Поделитесь с друзьями: